Виктор Жосу: «Сегодня президента Воронина уже никто не воспринимает всерьез»

Начало нового политического сезона в Молдове оценивается по-разному. Одни эксперты и политологи пугают несвежими выводами о том, что осень будет горячей; другие напоминают о некулинарных особенностях мамалыги, которая не взрывается, а значит, по их выводам, общественно-политическая жизнь предстоит вялая и невыразительная… Есть, впрочем, мнения о надвигающихся нестандартных для общественно-политической жизни Молдовы событиях, чему уже есть «знаковые подтверждения». Что сбудется, что представляется досужими, а то и заказными домыслами и слухами, что останется в перечне благих пожеланий? Об этом корреспондент НИКА-пресс беседует с вице-председателем Народно-республиканской партии Молдовы Виктором Жосу.

- Господин Жосу, в одном из своих недавних телевизионных интервью президент Молдовы Владимир Воронин, касаясь злополучной винной темы, точнее бы сказать, винного конфликта между РМ и РФ, в весьма строгих тонах, похоже, подвел итог: российским проверяльщикам молдавской алкогольной продукции делать в Молдове нечего – они же не допущены, к примеру, на винодельческие предприятия Франции, чтобы определять качество тамошней продукции. А местной публике фактически в корне надо изменить отношение к винному рынку, а именно – приготовиться к тому, что надо самим обеспечивать спрос на вино. Попросту говоря, больше пить и больше производить для местного покупателя. Вопросов много… Воронин закрыл тему? А как же заявления о том, что скоро на столах россиян будет стоять качественное молдавское вино? Воронин показал характер? Но если так, то он выставил всех нас дураками, поскольку еще недавно говорил о так называемой политической составляющей винного конфликта. Или молдавский президент опять пошутил и опять неудачно?

- Я думаю, что никто – ни в России, да и у нас, не воспринял всерьез это мнение. Все уже привыкли к неадекватным воронинским заявлениям. Ну, сказал и сказал. В то же время мы узнаем, что в «московские списки» попадают новые предприятия Молдовы, получившие право на поставку своей продукции на рынок России. Ясно, что процесс постепенно идет. Именно постепенно. А никто и не говорил, что возвращение в Россию нашего вина произойдет лавинообразно. Поэтому считаю, что Воронин этим свом высказыванием точно попал под пословицу «Собака лает, а караван идет». Президент что-то там такое сказал, а процесс идет так, как и должен идти, в том числе и без учета его мнения.

- Вы не считаете даже, что Воронин проявил известный патриотизм, защищая таким образом отечественное вино, которое, как известно, в Молдове больше чем вино, а один из символов нашей страны. А национальную гордость не проявил?

- Я бы не хотел превращать «винную тему» в повод для легких шуток. Мы за семь лет хорошо его узнали, поэтому схема простая – он шутит, мы не смеемся. Ну, разве кроме тех, кто своим смехом продлевает себе жизнь в коридорах власти. Но за эти годы мы узнали и другую черту президента – все, ну, буквально все в стране держать под своим личным контролем. Я напоминаю, что с данными мыслями Воронин вышел на экран через два месяца после местных выборов, когда стало ясно, что правящая партия не просто теряет рейтинг, а из-под ее контроля уходят целые регионы страны. Коммунисты, правда, сейчас бодрятся, расправляют плечи, мол, мы еще покажем вам всем. Ничего уже они никому не покажут. Возможность контролировать общественно-политические процессы в стране для них потеряна. То же касается и отечественной экономики. И сама по себе ситуация, когда не он – президент Воронин - будет решать, какие предприятия станут поставлять продукцию на рынок РМ, а кто-то другой, раздражает. Это раздражение тоже, думаю, привело президента к такой резкой и публичной реакции. Не исключаю, что раздражение могло быть вызвано тем, что несет убыток чей-то близкий к Воронину винный бизнес. О степени вовлеченности Семьи в винный бизнес и вообще в молдавскую экономику тоже много разговоров… Так что причин много - то ли шутить, то ли раздражаться.

- А если о другой стороне своеобразного призыва Воронина своими аппетитами поддержать местного производителя… Нам предлагается выпить море вина. Будем готовиться к большой пьянке?

- Да что к ней готовиться? По нашим данным, потребление вина в Молдове возросло. Пить в стране стали больше. Мое общение осенью 2006 года с местными руководителями Ниспоренского, Каларашского районов, южных краев республики давали жутковатую картину будущих событий. Один примар мне с горечью заметил: «Боюсь, они к зиме перепьются и перережут друг друга». Так что и без воронинских призывов «выпить все назло врагам Молдовы» люди стали обходиться.

- Ну, пьют-то не потому, что вина много остается у виноградарей и винопроизводителей. Есть более серьезная причина заливать «молдавскую тоску»?

- Знаете, я бы не хотел больше говорить об этом. А если мы коснулись такого понятия, как национальная гордость, в том числе и национальная гордость самого Воронина, то она бы здорово проявилась в том, что за годы правления его партии страна стала бы продавать больше вина, чем это было в пору, как говорят сами коммунисты-воронинцы, «дерьмократов и прихватизаторов», а молдавская основная сельскохозяйственная отрасль стала бы зарабатывать больше денег. Вот это повод для гордости.

- Виктор Иванович, по оценкам кишиневских политологов, на внутреннюю ситуацию в РМ и, в частности, на ход переговорного процесса может оказать влияние активное движение американской дипломатии на «приднестровском направлении». Я говорю о недавней встрече посла США в РМ господина Кирби с высокопоставленными тираспольскими чиновниками и его, прямо скажем, неожиданная встреча с активистами одной из приднестровских партий «Прорыв». С чем, по Вашему мнению, связан такой интерес к Тирасполю и что он может сулить всем участникам переговоров, и прежде всего Кишиневу?

- Да я не стал бы оценивать участившиеся передвижения американского посла на левый берег как сенсацию. США официально занимает место наблюдателя в переговорном процессе. Наблюдатели, по моему глубокому убеждению, должны одинаково ровно относиться ко всем участникам переговорного процесса, в первую очередь к главным его участникам – Кишиневу и Тирасполю. И неважно в данном случае, кто из них носит статус признанной или непризнанной стороны. Думаю, что как раз тот факт, что переговорный процесс уже давно и упорно стоит на месте, и подвигло посла США поехать в Приднестровье и ознакомиться с ситуацией на месте. И потом поймите, любого нормального человека заинтригуют бесконечные «страшилки» о регионе. Поехал, посмотрел, встретился с одним, другим, третьим… Услышал о каких-то вещах, быть может, неожиданных, о том, о чем он знал, но получил дополнительное подтверждение. Не исключаю я и стремлений посла, учитывая тот факт, что глава миссии ОБСЕ в РМ О`Нилл – тоже американский чиновник, несколько смягчить отношение Тирасполя к этой организации, тоже, кстати, задействованной в переговорах по урегулированию. Зондирование почвы перед очередным раундом переговоров в формате «пять плюс два»? Возможно. Правда, зондировать особо нечего – причины всем понятны, почему переговоры приостановлены. Думаю, посол США убедился: без серьезных импульсов вряд ли удастся разблокировать процесс.

- Но согласитесь, господин Жосу, основания отмечать активность американцев на «приднестровском направлении» есть. Как ни посмотришь на визиты посла США, все выходит: Вашингтон хочет понять, стремится найти пути решения, определить для себя линию поведения… И так далее, и тому подобное…

- Все правильно. Но я бы посмотрел еще на один аспект вопроса. Еще раз оговоримся – США имеют лишь статус наблюдателя. Что он дает? Практически ничего. Наблюдают, фиксируют, делают выводы, ну, и прочая рутина. Активность тут не проявишь – посредники и гаранты тут же отреагируют и поставят на место. Поэтому визиты в Тирасполь господина Кирби я бы оценивал как намек Кишиневу – можно и нужно продолжать взаимодействовать сторонам, несмотря на сложнейшие между ними отношения на сегодняшний день.

- США хочет выступить в качестве катализатора?

- И не только в этой роли. Визиты в Тирасполь – это еще и ответ кишиневским политикам: мы не будем смотреть на проблему только через выстроенную вами систему; мы сами тоже хотим посмотреть и оценить. Что они узнали или узнают в результате этих визитов, посмотрим. Но думаю, господин Кирби смог убедиться еще и в том, что позиции конфликтующих сторон несовместимы и это не есть хорошо. Стороны не хотят друг с другом говорить. И если бы мы были в начале конфликта, то, конечно, все было бы куда проще, легче, да и перспективнее…

- А мы где сегодня? В середине, в конце процесса?

- Где-то в середине тупика.

- И, наконец, господин Жосу, о процессах, которые принято относить к предвыборным. Страна вступает в предвыборный год, а он по опыту политической и внутрипартийной жизни должен быть особым.

- Да мы еще из этого года не вышли.

- Значит ли это, что следует ожидать в оставшиеся три месяца событий?

- Да. И хотя бы потому, что до сих пор не опубликован доклад миссии зарубежных наблюдателей по итогам местных выборов в Молдове.

- А чего Вы ожидаете от доклада?

- Официальных оценок избирательной кампании и действий власти РМ во время ее проведения.

- Разве недостаточно нам того понимания, что коммунисты эти выборы проиграли вчистую?

- Нет. Во-первых, в ходе самой кампании было много замечаний в адрес правящей партии по части нарушения законодательства. Хотелось бы посмотреть, как эти выводы будут отражены в официальных документах. Во-вторых, Коалиция «Выборы-2007» признала, что выборы не соответствовали общепризнанным демократическим канонам. Такие выводы были сделаны впервые после прихода ПКРМ к власти. На мой взгляд, предстоит занимательное чтение документа. Следует ожидать в этом же году и других событий, являющихся естественным отголоском тех же выборов. Ну, например, ситуация в столичном муниципальном совете заставляет делать неприятные выводы о неспособности наших демократов распорядиться полученной властью. И еще повод для особого внимания: такое состояние Совета, которое называют «власть без власти», можно продлить до парламентских выборов 2009 года и все будет зависеть от того, кому это будет выгодно, кто и каких результатов планирует достичь. Но первый вывод однозначный: такое состояние невыгодно, прежде всего, кишиневцам. И неважно, за какую власть они голосовали на местных выборах.

- Значит, отсюда тоже следует ожидать событий в этом году?

- Трудно говорить. Возможно. Но убежден, что все начнется не раньше осени будущего года. Во всяком случае, тогда определятся основные игроки и их основные места и цели в предстоящей борьбе 2009 года. К этому же времени образуются и какие-то блоки партий и других политических организаций и групп, нацеленных на депутатские мандаты законодательного органа страны…

- Весной появились слухи об изменениях в законодательстве, запрещающих участие в парламентских выборах партийных блоков.

- Впервые об этом слышу. Однако знаю о мнении некоторых западных организаций и отдельных экспертов, которые, наоборот, считают в условиях Молдовы полезным «блочное партийное строительство». Лейтмотив этих настроений однозначен – надо по возможности объединяться в один большой блок. Но это с одной стороны. Есть хроническая и пока труднопреодолимая недоговороспособность молдавских политиков. Ну не умеют наши политические лидеры договариваться между собой.

Обсудить

Другие материалы рубрики