Сильная Гагаузия – сильная Молдова. Почему это не понимают в Кишиневе?

Настоящее и будущее Молдовы, как независимого и суверенного государства, во многом зависит от того, удастся ли её политическому и государственному руководству консолидировать все патриотические силы страны, независимо от их национальной и партийной принадлежности, объединить и направить на созидательные цели усилия всех сторонников сохранения, упрочения и прогрессивного развития молдавской государственности.

Нет никаких сомнений в том, что судьба независимой и суверенной государственности Молдовы в огромной степени зависит от того, сумеет ли нынешнее поколение её политиков решить проблему по-прежнему остающегося «отрезанным ломтем» Приднестровья, без которого она, образно говоря, «стоит на одной ноге». Однако, не в меньшей степени, на будущее Молдовы оказывает и будет оказывать влияние и позиция, которую занимает и будет занимать по отношению к ней Гагаузия.

Очевидно, что тяжкое бремя двух очагов сепаратизма, двух регионов, стремящихся к обретению независимости, небогатой и небольшой стране Молдове долго не выдержать. В то же время, следует признать, что если на приднестровском направлении негибкая и зачастую неразумная политика официального Кишинева привела к «замораживанию» конфликта при полном отсутствии каких-либо ясных и обнадеживающих перспектив его «размораживания» и благополучного урегулирования, то на гагаузском направлении, напротив, имеются обнадеживающие тенденции и добрые подвижки. Причина этого, прежде всего, в том, что гагаузской проблемой озаботились в своё время те политики в Кишиневе, которые умеют самостоятельно и нешаблонно мыслить, объективно анализировать ситуацию и принимать стратегически важные решения.

К сожалению, всё говорит о том, что нынешние кишиневские власти в значительной мере утратили эти положительные качества. Более того, в Молдове вновь подняли голову безответственные политические силы, намеренно разжигающие сепаратистские настроения в Гагаузии, настраивающие общественность этого автономного региона против Молдовы.

Например, недавний неправомерный арест и осуждение по явно надуманным обвинениям на длительный срок тюремного заключения известного гагаузского правозащитника Ивана Бургуджи, вызвавшие массовые протесты со стороны народа и администрации Гагаузии, дают самые серьёзные основание предполагать, что эти силы готовы пойти буквально на всё, чтобы ни в коем случае не допустить ослабления накала антимолдавских настроений в регионе.

Обнадеживает лишь то, что новая власть АТО Гагауз Ери не поддалась на явную провокацию и не пошла на поводу у этих зловещих сил. Боле того, как в инаугурационной речи нового башкана, так в обращении Исполкома автономии к народу Гагаузии ясно и недвусмысленно сказано, что регион намерен и впредь строить своё будущее только вместе со всей Молдовой.

В Гагаузии убеждены, что никому ни в Кишиневе, ни в Комрате не нужно «бессмысленное и непродуктивное политическое противостояние». Более того, новая власть автономии считает, что успешное развитие Гагаузии работает на сохранение и укрепление молдавской государственности. Скажем прямо, такая позиция бывшего мятежного региона, который еще задолго до событий в Приднестровье начал борьбу за свою независимость, дорогого стоит.

Но возникают вполне оправданные вопросы: а что же делает в этой ситуации официальная власть самой Молдовы? Как кишиневские политики во власти реагируют на подобные слова и дела гагаузов? Ответы на эти вопросы обескураживают: Кишинёв ничего не делает и никак не реагирует на предложения Комрата «зарыть топор войны и раскурить трубку мира»! Складывается впечатление, что кишиневские власти всё ещё не могут простить жителям этого края то, что они проигнорировали на выборах башкана кандидата правящей партии – ПКРМ и предпочли ему «своего» кандидата от оппозиции.

Мне лично часто приходиться общаться с теми, кого можно отнести к числу ведущих представителей новой властной команды Гагаузии. В основном, это люди, которые длительное время были в оппозиции и боролись против коммунистической власти в своем регионе. Но они никогда не боролись против Молдовы. И это очень важно знать и учитывать тем кишиневским чиновникам и политикам, от воли которых зависит принятие решений по Гагаузии.

Официальные власти в Кишинёве, однако, делают вид, что ничего об этом не знают. Личные партийные интересы в данном случае перевешивают интересы всей страны. Безусловно, все это не может не вызывать недоумение как у тех, кто сегодня у власти в Гагаузии, кто искренне зовет Кишинев к честному и взаимовыгодному сотрудничеству, так и у простых граждан автономии. Они никак не могут понять, кому, зачем и почему в Кишиневе понадобилось вновь извлекать из небытия и широко тиражировать «страшные сказки» и мифы о сепаратизме «вечно недовольных» гагаузов?

Люди в Гагаузии не могут понять, почему, несмотря на неоднократные заявления Комрата о желании внести свою лепту в дело окончательного урегулирования Приднестровской проблемы, Кишинёв упорно возражает против подключения его к переговорному процессу? Почему незамеченным осталось заявление высшего гагаузского руководства о том, что наличие Гагаузии и Приднестровья в составе Молдовы оно считает «одной из наиболее серьезных гарантий сохранения государственности, суверенитета и целостности страны, укрепления её нейтрального, внеблокового статуса»? Неужели в Молдове это никому не нужно?

Гагаузия сегодня пытается вырваться из того состояния глухого политического и экономического застоя и упадка, в котором она находилась все последние 15 лет. Её власти не скрывают, что положение, в котором она находится, очень тяжелое, что в автономии свирепствует жестокий экономический и социальный кризис, что большинство людей в крае откровенно бедствует. Но новые гагаузские власти не падают духом и упорно ищут и находят способы остановить и преодолеть разруху, победить бедность и нищету.

Новое руководство Гагаузии очень деятельно и целенаправленно пытается переломить неблагоприятную ситуацию. Утверждена «Стратегия развития Гагаузии на 2007-2011 г.г.». Разрабатывается стратегия развития Гагаузии до 2017 года. Налаживаются торгово-экономические отношения с Россией, Турцией, Украиной, Азербайджаном, Румынией, другими странами. Прилагаются усилия для развития на современной основе Комратского университета, который призван стать главным научно-образовательным центром автономии. Разрабатываются программы привлечения инвестиций, модернизации сельского хозяйства, развития инфраструктуры.

Нельзя сказать, что абсолютно всё у новых властей Гагаузии получается. Есть, конечно, всё ещё нерешённые серьёзные проблемы, имеют место досадные просчеты и ошибки. Не хватает знаний, опыта, профессиональных кадров. Не удалось пока сплотить элиту региона, весь народ вокруг одной объединительной идеи. Но есть горячее желание это сделать. Идет упорная работа как по реализации конкретных программ, так и по разработке стратегии развития региона. Казалось бы, видя всё это, официальный Кишинёв должен был прийти на помощь Комрату и поддержать его в этих усилиях и начинаниях.

Однако, как это ни странно, новые власти Кишинева, которые ранее неоднократно ставили Гагаузию в пример Приднестровью как регион, где благополучно и мирно разрешен конфликт, практически ничего не делают для того, чтобы оказать практическую помощь автономии. Складывается странное впечатление, что провал планов и намерений новой гагаузской администрации доставит кое-кому в Кишиневе куда большее удовлетворение, чем реальное и значительное улучшение жизни народа в Гагаузии.

Это чрезвычайно опасная, более того, антигосударственная, по своей сути и возможным негативным последствиям, политика. Нынешняя кишинёвская власть и вся молдавская политическая элита должны это понимать. Гагаузия нуждается в срочной помощи и эту помощь ей нужно оказать. Необходимо помочь автономии в налаживание прямых торгово-экономических связей с регионами России и Турции. Нужно помочь ей в подготовке инвестиционных проектов и привлечении инвестиций. Надо продумать вопрос о предоставлении Гагаузии квот в парламенте, правительстве и посольствах Молдовы за рубежом.

Требуется настойчивее внедрять в общественное сознание убеждение в том, что, помогая Гагаузии, молдавские власти и бизнес-элита работают также на укрепление и развитие самой молдавской государственности, на настоящее и будущее Молдовы. Хотелось бы также, чтобы Гагаузии помогли не только на словах, но и на деле все те, кого жители этого края всегда считали своими добрыми друзьями, прежде всего, Россия и Турция.

Когда нынешняя молдавская власть и политическая элита страны поймут, наконец, ту непреложную истину, которая гласит, что если Гагаузия будет сильной и успешной, то будет сильной и успешной вся Молдова, это создаст самые надежные предпосылки и для последующего мирного и справедливого решения Приднестровской проблемы. Иного здесь просто не дано.

Обсудить