Верховный Совет и журналистская предвзятость

Пресс-служба Верховного Совета в последнее время начала виртуальную переписку с различными СМИ. Начала активно. Переписка, правда, пока идет только по одному направлению. Пресс-служба суровым тоном выговаривает «нерадивым» журналистам – опубликовали не то, другое исказили, а третье вообще не дали…Верховный Совет, дескать, гневается… И пресс-служба, взявшая на себя роль арбитра, неутомимо разоблачает необъективность, которая якобы присуща некоторым СМИ.

Очередные претензии на этой неделе были предъявлены Первому республиканскому телеканалу. Парламентскую пресс-службу возмутило, что в эфир не были выпущены предоставленные ею «информационные материалы о работе пленарного заседания Сессии Верховного Совета ПМР, а также о мероприятиях, проведенных рабочими органами Верховного Совета».

В связи с этим пресс-служба посчитала нужным обратить внимание, как она заявила, «на необходимость соблюдения действующего законодательства». Был приведен довольно длинный список статей Конституции и закона о СМИ. По мнению Верховного Совета, они оговаривают право на получение «достоверной информации о деятельности государственных органов и их должностных лиц». Это и статья 29 Конституции, и статья 36 Закона о СМИ.

Пресс-служба считает, что эти и другие нормы были нарушены. И делает печальный вывод, будто это влечет «негативные последствия и нежелательный общественный резонанс». А еще, как пишут авторы заявления на сайте Верховного Совета, это может сказаться на авторитете «Первого республиканского». Вот так. Всем будет плохо, если СМИ не станут распространять «полную и достоверную» информацию, полученную исключительно из пресс-службы парламента.

Слова «достоверная» и «полноценная» встречаются в заявлении, размещенном на сайте Верховного Совета, несколько раз. Его подтекст же состоит, очевидно, в том, что пресс-служба парламента считает именно свою информацию самой «полноценной» и «достоверной».

Так ли это? Аналитики «Ольвия-пресс» решили провести свое маленькое исследование – по материалам последнего месяца, сентября. И сразу выяснились некоторые вещи. Выяснилось, что информация парламентской пресс-службы полная. Но с точки зрения самого Верховного Совета.

12 сентября, например, состоялась первая после летних каникул сессия Верховного Совета. Там обсуждалась Концепция налоговой и бюджетной политики на 2008 год. На заседании выступил Президент Игорь Смирнов. Однако после телерепортажа пресс-службы ВС создалось такое впечатление, что Президента на сессии как будто и не было. Это при том, что были приведены цитаты из выступлений депутатов, а также министров Елены Черненко и Ирины Молокановой.

Похожая история случилась 26 сентября, когда в рамках сессии был информационный час по проблемам сельского хозяйства. Там парламентская пресс-служба уже проигнорировала и Президента, и министров.

Так что по поводу «достоверности» и «полноценности» - это по отношению к кому? Есть и другие вопросы.

В своем заявлении пресс-служба Верховного Совета ссылается на статью 53 Закона о СМИ. Статья эта гласит, что государственное телевидение и радио обязано ежедневно оперативно информировать население республики о работе органов государственной власти. Безусловно, обязано. Однако, как это ни парадоксально, Верховный Совет сам препятствует исполнению этой обязанности. «Первый Республиканский» телеканал не был аккредитован и до сих пор не аккредитован при Верховном Совете. Заявка на аккредитацию рассматривается уже третью неделю. Как будто «Первый республиканский» - это некое иностранное СМИ из США или, например, Африки, решившее ни с того ни с сего освещать деятельность Верховного Совета, и поэтому требуется тщательная его проверка?

В парламенте, очевидно, глубоко изучают прошлое и настоящее телеканала. Не ведет ли государственное телевидение, например, какой-нибудь экстремистской деятельности, против которой Верховный Совет недавно принял соответствующий закон?

Кстати, информационному агентству «Ольвия-пресс» также было отказано в парламентской аккредитации. Говорить в таких условиях о необъективности агентства (как порой позволяет себе пресс-служба Верховного Совета) – просто неуместно.

С доступом к информации о деятельности парламента в Приднестровье вообще дело сейчас обстоит плохо. Правила аккредитации, которые нам удалось прочесть на сайте Верховного Совета, порой напоминают некий исполнительный кодекс. Не уголовно-исполнительный, конечно, но… Раньше Верховный Совет был куда более открытым для журналистов.

Первый республиканский канал и агентство «Ольвия-пресс» вполне могут самостоятельно давать «оперативную, достоверную и полноценную информацию» о деятельности Верховного Совета. Но это станет возможным после того, как парламент наконец допустит журналистов «Ольвии» и государственного телевидения в свои стены, где свершается законодательное закрепление воли народа. Вот тогда мы и сможем распространить полную и достоверную информацию.

В заключение – еще об одном моменте. В своем заявлении пресс-служба Верховного Совета говорит о «недопустимости» тех или иных действий. Однако насколько допустимы те оценки, которые пытается давать сама пресс-служба? Когда она предполагает, например, что «Первый Республиканский» канал мог, оказывается, «умышленно» не дать ту или иную информацию? Откуда такая квалификация?

Думается, что пришло время обсудить с Верховным Советом проблемы, связанные с гарантированием права на получение оперативной, полной и достоверной информации. Это можно было бы сделать на круглом столе с участием самих журналистов.
Обсудить