«Военная тайна» Президента Воронина

«Военная тайна» Президента Воронина – под таким заголовком в сегодняшнем номере газеты "Известия в Молдове" опубликовано интервью с Президентом Молдовы Владимиром Ворониным. Представляем его текст полностью:

- Уважаемый Владимир Николаевич, мы очень признательны, что Вы откликнулись дать небольшое интервью. Для нас лестно, что возобновление выпуска газеты «Известия в Молдове» практически совпало с возможностью представить позицию главы государства по некоторым актуальным вопросам.

- Да, мне тоже приятно, что газета «Известия» вновь вернулась в Молдову. А то, знаете, читать газету в виде распечаток из интернета не очень удобно. Убежден, что не один я соскучился по «Известиям». В Молдове эту газету всегда любили. Надеюсь, что и молдавское приложение будет соответствовать требовательному уровню издания.

- Спасибо. Мы стараемся… Наши сегодняшние вопросы, в основном, о той программе расширения мер доверия между Кишиневом и Тирасполем, которую Вы озвучили на прошлой неделе и которая живо обсуждается сейчас на обоих берегах Днестра. И в этом контексте главный вопрос. Вы упомянули о разоружении, о демилитаризации Молдовы, о том, что эти проблемы мы с приднестровцами могли бы решить, причем решить самостоятельно, чуть ли не без посредников. В этом смысле, не совсем ясно, что означает демилитаризация? Это что – полное упразднение вооруженных сил?

- Давайте вообще поставим вопрос по-другому. Какого рода функции исполняют нынешние вооруженные силы Молдовы? Напомню, что Молдова – нейтральное государство, ни в какие военные блоки не входит и входить не собирается. Для правящей партии конституционный нейтралитет Молдовы – безоговорочен. Это один из наших политических постулатов, один из краеугольных камней нашего представления о национальной безопасности…

- Ну, а если к власти придут оппоненты коммунистов? Ведь известно, что они крайне негативно относятся к нейтральному статусу Молдовы. Возьмут, да изменят Конституцию...

- Сделать это очень-очень непросто. Во-первых, они столкнутся с нашим серьезным противодействием, а какими мы можем быть оппозиционерами, они прекрасно помнят. Во-вторых, по нашей Конституции изменить нейтральный статус нашей страны можно только посредством референдума. Да и это произойдет только в том случае, если против нейтралитета проголосуют пятьдесят процентов плюс один голос из всего списочного состава избирателей. Взять эту планку на практике невозможно. Так что нравится кому-то это или нет, но на долгую перспективу все свои планы, стратегии и доктрины в области обороны мы должны соотносить, в первую очередь, с нейтральным статусом Молдовы. И наша задача заключается в том, чтобы суметь адаптировать вооруженные силы именно к этим задачам…

- Но нынешняя молдавская армия все-таки не очень вписывается в такое положение вещей.

- Вы абсолютно правы. Наша армия, несмотря на активное реформирование, все еще выглядит скорее как обычный формальный атрибут государственности, как, к примеру, национальная валюта, герб, гимн... Можно, конечно, прибавить ей боевитости, увеличить численность, снабдить самым современным вооружением. Но возникает вопрос: а зачем? Для всех же ясно, что Молдова ни с кем не собирается воевать. Более того, в этой части Европы мы не видим ни одной страны, откуда возможна военная угроза Молдове.

- А может быть, армия в Молдове существует потому, что есть еще и приднестровская армия?

- Я бы сказал, что на территории Молдовы, включая Приднестровье, существует две абсолютно бесполезные армии. Убежден, что заставить их воевать друг с другом невозможно. К кошмару 1992 года уже никто и никогда не вернется.

С другой стороны, все понимают, что ликвидировать вооруженные силы очень непросто. Во-первых, это, как ни крути, рабочие места. Тысячи людей по обе стороны Днестра связаны профессионально с вооруженными силами. Сделать их безработными? Кто же на это пойдет? Во-вторых, мы хорошо понимаем, что армия – это еще и определенный социальный институт. Для значительной массы молодежи, особенно сельской – это неплохая возможность получить какую-то школу жизни, освоить какую-то профессию, не оказаться под открытым небом.

- И каков же выход?

- А вот сейчас я Вам выдам «военную тайну». И заодно объясню, что именно мы понимаем под демилитаризацией. Совсем недавно мы завершили комплексный анализ всего этого клубка проблем. Выводы получаются довольно простыми. Первое. И Кишинев, и Тирасполь должны в обозримом времени, например, в ближайшие полгода ликвидировать всю тяжелую технику и вооружения, системы залпового огня и ракетные комплексы любых модификаций. А вы знаете, что и у Кишинева, и у Тирасполя этого добра хватает. Все на переплавку! На Молдавский металлургический завод!

Второе. Кишинев предлагает Тирасполю строить единые вооруженные силы. Причем, мы с самого начала говорим, что эти, уже объединенные вооруженные силы должны действовать на основе территориального комплектования воинских частей. И главное – они не могут быть использованы для обеспечения правопорядка и общественной безопасности.

Третий, и, пожалуй, самый главный пункт. Эти объединенные вооруженные силы должны принципиально измениться качественно. Это означает следующее. Вместо собственно воинских частей должны быть учреждены военно-учебные центры. В этих центрах должны служить или, точнее, работать по контракту офицеры-преподаватели. Солдат срочной службы вообще не должно быть. Вместо них в обязательном порядке проводится набор слушателей, молодежи, сроком, допустим, на полгода. Там они обучаются военному ремеслу действительно настоящим образом. Без дедовщины, и прочих острых приключений. Полгода – вполне оптимальный срок, равный по времени знаменитой «учебке». Заканчивается срок обучения – домой. Ну, а кто пожелает – сможет заключить контракт и продолжить службу при одном из подобных центров. Вот вам и настоящее сокращение армии, ну и, конечно же, возможность перенаправить бюджетные средства на другие, более актуальные программы.

- А чему же они будут учиться во всех этих центрах? Каким военным специальностям? Ведь Молдове, как Вы говорили, никто не угрожает?

- Среди многих и многих военных специальностей в современном мире есть одна, которая, к сожалению, весьма востребована. Это профессия миротворца. И эта профессия должна осваиваться на самом высоком уровне. В том числе и в Молдове. Мы сами являемся страной, преодолевающей конфликт, и кому, как не нам извлечь из этой истории соответствующий вывод. Обучение этой специальности требует постижения не только военных истин, но еще и многих дисциплин, суть которых заключается в том, чтобы уметь предотвращать конфликты, останавливать войны, добиваться согласия. В этом смысле для нас как раз очень актуален миротворческий опыт таких нейтральных стран как Швеция, Финляндия, Ирландия. Поэтому я убежден, что армия объединенной Молдовы может иметь смысл и идейное наполнение только как армия миротворческая, как силы, готовые по просьбе международных организаций приходить на помощь, проявлять солидарность с другими странами и народами. Честно говоря, я вообще думаю о том, что международные организации должны предоставлять право миротворческих операций только нейтральным государствам. Это единственный залог того, что сама миротворческая миссия будет по-настоящему искренней, а не преследовать какие-либо иные цели.

- Ваша «военная тайна», Владимир Николаевич, выглядит какой-то чересчур пацифистской.

- Я думаю не о том, как она выглядит, а о сути. В первую очередь о том, какая большая работа предстоит. Во-первых, нужно еще убедить Приднестровье, людей живущих в этом регионе в том, что этот путь демилитаризации наиболее оптимален, что в нем нет подводных камней. Во-вторых, нужна серьезнейшая международная поддержка, в том числе, финансовая. Она необходима как для программ по социальной реабилитации военнослужащих, для их переквалификации, так и для организации подобных центров. Для нас важно, чтобы ни один человек, избравший когда-то для себя военную профессию, одевший погоны, преодолевший за свою жизнь массу невзгод – не стал жертвой этого подхода. Кому-то нужно помочь овладеть гражданской специальностью, кого-то переподготовить по новому профилю. Это все очень серьезно. Но без такого серьезного и продуманного отношения все эти проекты останутся лишь благими пожеланиями. А время благих пожеланий уже миновало. Пора действовать, действовать грамотно и безошибочно.

Уверен, что все наши зарубежные партнеры будут заинтересованы именно в таком преобразовании молдавской армии. И США, и остальные страны НАТО, и Украина, и, конечно же, Россия. При их консолидированной поддержке мы справимся с такой задачей.

- И когда Вы предложите такой план Приднестровью?

- Считайте, что мы его уже предложили посредством газеты «Известия»…

Обсудить