Черно-белое кино

Роль масс-медиа в жизни любого общества переоценить трудно. Потому что разговор о социальной роли телевидения неотделим от идеологии государства, в котором оно вещает. Именно поэтому в перечне т.н. инициатив президента Воронина наряду с демилитаризацией, признанием дипломов, собственным видением решения пограничных и транзитных вопросов, стоит и предложение о создании совместного общественного телевидения. Владимир Воронин в полной мере осознает последствия того, что предлагает сделать.

Для начала хочется сказать: может, уже хватит молдавскому руководству ставить эксперименты на народе Приднестровья? С нестандартными и творческими решениями президента Воронина все мы знакомы не понаслышке. Непредсказуемость его политики в прошлом не дает никаких гарантий и на будущее. Особенно по части идеологии, которую он теперь намеревается взять под свой контроль не только в Молдове, но и в Приднестровье, призывая к созданию совместного телевидения.

Предвижу, что кто-то сейчас скажет: «Какая идеология? Это же анахронизм! В демократическом, правовом, свободном государстве никакой «государственной идеологии» нам не надо! Мол, она у нас была, мы все знаем, и больше ее не надо».

Это обычная реакция на саму постановку вопроса об идеологии государства. Но, заметьте, уже только эта, сама по себе чрезвычайно идеологизированная, кстати, реакция, показывает, что государственная идеология была, есть и будет всегда. Если, конечно, мы говорим о серьезных, базовых ценностях, ради которых государство и существует.

Идеология должна давать ответы на практические вопросы, с которыми сталкивается каждый из нас, а именно: что делать, зачем и как? Иными словами, идеология – это руководство к действию.

Сегодня у Молдовы и Приднестровья идеологии не совместимые в принципе, потому что у наших государств разновекторные цели. Ведь даже слово «республика», в конце концов, переводится: res publica – общее дело. А есть ли у нас с Молдовой общее дело?

И вот сегодня Владимир Воронин решил, очевидно, путем создания общего телевидения попытаться соорудить трибуну для популяризации, несомненно, идеологии, но какой? Чьей? Общественной, как он пытается сегодня убедить население Приднестровья? Патриотической, «рыночной», «реформаторской» «демократической» или, может быть, «либеральной»? Все эти уже привычные и знакомые слова подразумевают нечто либо слишком общее, либо слишком частное, конъюнктурное. Но понятно, что идеология государства может быть только государственной, и никакой другой.

Говоря о неподконтрольности предполагаемого совместного общественного телевидения властям Молдовы и Приднестровья, Владимир Воронин, думается крепко лукавит. То, что он сделает его неподконтрольным не только властям, но и всей общественности, ясно как божий день. Чтобы убедиться в этом, далеко ходить не надо. В Молдове сегодня действует общественное телевидение и общественное, кстати, радио. Так вот, от всего «общественного» в них – только набор звуков.

В Молдове любой нелукавый журналист вам расскажет (мы ведь действительно общаемся), что «просвещенная Европа» только этого и смогла добиться от молдавского руководства по превращению СМИ из «подконтрольных» в так называемые «общественные». Там до сих пор точно никто не ведает, кто же является держателем документов этих общественных СМИ. Зато все знают, что контроль над всеми буквами, точками и запятыми в материалах, размещаемых в эфире, осуществляет вовсе не общество, а Виктор Степанюк – председатель парламентской комиссии РМ по образованию, культуре и СМИ, довлеет над которым небезызвестный Марк Ткачук – советник президента РМ по вопросам внутренней политики.

Более того, есть в Молдове достаточно популярная газета «Независимая Молдова». Тоже вроде бы выведенная из-под влияния молдавского правительства путем приватизации. А вы сегодня попробуйте докопаться, кто нынче ее хозяин? Не доищетесь, потому что продана она была тихо, без шума и тендера. Изменилась ли после этого ее, да «обновленных» ТВ и радио,- идеология? Отследить можно по факту. Группе приднестровских экспертов достаточно будет одного дня, чтобы сделать неутешительные выводы: огульная критика оппозиции усилилась, добрые дела по - воронински обрели павлиний хвост. Это, кстати, и без экспертизы подтвердят приднестровские читатели, зрители и радиослушатели.

И потом, в любом деле – в политике или в бизнесе, без разницы – важна предсказуемость и адекватность, в чем не был, к сожалению, ни разу замечен Владимир Воронин за все время его правления. К тому же, прежде чем выдвигать такие предложения, от него особенно, хотелось бы услышать, как он это себе представляет, я имею ввиду конкретные механизмы воплощения провозглашенного им лозунга – не более того. В рамках каких законов оно будет функционировать? Чем в своей деятельности будут руководствоваться журналисты? Кто будет финансировать жизнедеятельность этого общего телевидения, обеспечивать трансляцию эфира, закупать оборудование и, как следствие – «заказывать музыку»?

Думается, профессионалы – и политики и представители масс-медиа - еще скажут свое слово по этому поводу. Как, впрочем, и о том, почему после стольких лет прессинга и давления на ПМР господин Воронин вдруг начал вытаскивать из арсенала, уже ранее предложенных и отвергнутых, механизмов урегулирования отношений между Молдовой и Приднестровьем, отдельные фрагменты? Причем, он пытается сегодня не только их присвоить, но и сложить как пазлы в привлекательную картинку виртуального будущего молдо - приднестровских отношений. Ведь с тех пор, как в 2005 году молдавским парламентом был в одностороннем порядке принят так называемый закон «Об автономизации Приднестровья», другими словами о специальном, урезанном до далее некуда, статусе Приднестровского региона РМ, там ни разу не шла речь об урегулировании отношений. Несмотря на то, что в свое время и Дьяков, и Урекян, и либералы предлагали вернуть дискуссии по данному вопросу в парламентскую аудиторию. И вдруг, на тебе – предложение дружить семьями, и даже совместно «сеять разумное, доброе, вечное» с единого телеканала. С него - то, наверное, и собирается Воронин сеять нечто, и, несомненно, самостоятельно, а не совместно, но для удобства – под вывеской «общего». Но «дружить» после кровопролития 92-го года и стольких лет предательства - вряд ли получится. Не помогут и придворные молдавские журналисты, мгновенно вставшие под ружье в пропагандистской атаке на приднестровцев.

Тут же, вслед за предложением Воронина о создании совместного ТВ, генеральный директор информационного агентства «Молдпрес» Валериу Реницэ на страницах «Независимой Молдовы» поспешил вбросить в массы идею о создании совместной рабочей группы по урегулированию приднестровского вопроса и предложил включить в нее ведущих тележурналистов и специалистов-телевизионщиков с обеих сторон с целью – ни много, ни мало, выработать концепцию совместного ( заметьте, как звучит) - с Тирасполем - Общественного телевидения и радио.

Однако, думается, и Валериу Реницэ, и поддержавшая его в той же газете буквально на следующий день, госпожа Сергакова – продюсер телеканала СТС, - неоправданно торопятся. Телегу впереди лошади запрягать не стоит. Если уж вы готовы поддержать общее с Приднестровьем ТВ, покажите сначала на своем молдавском телеканале, что значит «общественное» ТВ. Телеканал «Молдова-1» на данное звание абсолютно не тянет, об этом говорим не только мы, но и просвещенная Европа, в которую Молдова шагает уже давно. Отсутствие свободы слова – едва ли не главный момент, чрезвычайно усложняющий Молдове (кстати, и вчера, и сегодня), дорогу в Евросоюз.

Согласно годовому докладу «Свобода слова и информирования в Республике Молдова», разработанному начальником Юридического отдела Независимого центра журналистки Оливией Пырцак, «в Республике Молдова авторам журналистских расследований не предоставляется никаких гарантий или поддержки со стороны правоохранительных органов. Еще тревожнее, что правоохранительные органы не реагируют на опубликованные в прессе разоблачения. В то же время журналисты являются мишенями для различных форм давления: гражданские процессы, угрозы расправой и др.»

Несколько ранее, в 2006 году, официальный представитель генсека Совета Европы в Молдове Владимир Филиппов заявил, что Молдова должна завершить реформы в области СМИ, поскольку сейчас ситуация со свободой слова оставляет желать лучшего.

"С такими правилами и системой функционирования СМИ, как в Молдове, страну в Европе никогда не будут воспринимать всерьез», - сказал Владимир Филиппов.

В 2004 году Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, устами своего представителя по свободе слова Миклоша Харасти, настоятельно посоветовала властям Молдовы не вводить в действие, по крайней мере, до парламентских выборов, новую редакцию закона о печати, которая предусматривает перерегистрацию газет и агентств печати.

Соединенные Штаты, устами своего посла в Кишиневе Хетер Ходжес, настоятельно посоветовали властям Молдовы исправить ненормальную ситуация вокруг компании "Телерадио-Молдова". Если эта кампания будет вести себя и дальше так, как она ведет себя сейчас, трудно будет говорить о том, что парламентские выборы в Молдове пройдут честно и свободно, дала понять Ходжес.

Руководство Молдовы проигнорировало оба эти заявления, продолжая делать хорошую мину при плохой игре, и доказывая всем, что со свободой слова и средств массовой информации в Молдове все в порядке.

Вот только несколько примеров, когда руководству Молдовы «ставили на вид» ситуацию со свободой слова в республике. Так что, прежде чем делать общее свободное ТВ, неплохо сначала создать свое.
Обсудить