«Молдова без русских»: конец утопии или конец Молдовы?

Итак, вы все еще спрашиваете, каковы условия сохранения республикой независимости и выхода ее из тяжелейшего кризиса? Что ж, в достаточности предлагаемых ниже трех кратких пунктов я не уверен, но в их необходимости – не сомневаюсь: Пункт 1. Тотальная смена политических элит 1990-х – начала 2000-х. Пункт 2. Снятие всех гласных и негласных ограничений на занятие государственных должностей по национальным и языковым критериям. Равные начальные условия для участия в политике и равные реальные гражданские права - представителям всех национальностей. Пункт 3. Широкая, хорошо проработанная и эффективная государственная программа курсов для госслужащих по изучению румынского и русского языков в целях повышения грамотности чиновничьего аппарата, а также развития и закрепления в молдавской общественно-политической жизни реального билингвизма.

В 2001 году молдавские коммунисты пришли к власти на диалектическом отрицании того хаоса и беспредела, который характеризовал все, что происходило в Республике Молдова на протяжении предшествующего десятилетия. «Воронинцы» спешили на смену «дерьмократам», «прихватизаторам», «румынистам-унионистам», «разжигателям войны» и прочим «буржуинам». Коммунистам поверили очень многие. Ожидали тоже многого. Получили еще больше хаоса (теперь, правда, «управляемого» по наукообразным теориям одного известного антрополога) и еще больше беспредела (вместо нескольких «крыш», появилась одна, монопольная, и от того еще более беспредельная). И для очень многих в республике это разочарование стало поистине «последней каплей». Всё, раз уж коммунисты обманули и кинули, то кому тогда верить? Стоит ли удивляться, что на каждый последующий разработанный высоколобыми политтехнологами разнопартийный «месседж» ответ у публики был один: «Не верим!» Чего непременно хотелось бы обозленному и недоверчивому обывателю, так это чтобы все эти «данайцы, политические дары приносящие», поскорее куда-нибудь провалились, чтоб не видеть больше их потасканных физиономий и не слышать бесстыжих «бла-бла-бла»-голосов. Ради этого и «униря» благом покажется. К тому, собственно, все и идет. А есть ли альтернатива?..

Действительно, что можно предложить стране, которая уже ни во что не верит, и в первую очередь не верит в саму себя? Ну, во-первых, это должно быть, пусть для кого-то горькой, но правдой. А правда заключается в том, что на протяжении всех этих почти двух десятилетий молдавской независимости в республике были исключительно жестко этнократические режимы. Снегур, Лучинский, Воронин - это все была власть без «русофонов»/«русских» (т.е. собственно, русских, украинцев, гагаузов, болгар и т.д.), как принято всем скопом именовать всех «нетитульных» в этнократическом государстве Республика Молдова. Все национальности кроме «титульной» на протяжении всех этих лет были вычеркнуты из молдавской политики, отстранены от процесса построения молдавской государственности. А в это время этнократия, как концепция построения государственности, вполне показательно и поучительно демонстрировала себя и свои способности всем и во всей красе. Результат, как говорится, налицо. Речь здесь, естественно, не о том, кому-то чего-то «не дано», а о том, что общество, где на ответственные посты люди назначаются не по интеллекту, компетентности и профессионализму, а по национальности (не говоря уж о традиционном молдавском кумовстве), обречено. Другими словами, без доступа представителей всех национальностей на равных условиях к государственному управлению, у Республики Молдова нет будущего. Причем вне зависимости от того, станет она частью Румынии или продолжит свой путь к опустошению и вымиранию в режиме этнократической псевдонезависимости.

«Молдова без русских» - это утопия, результаты реализации которой мы можем наблюдать уже сегодня. Дальнейший путь Республики Молдова будет представлять собой или конец утопии под названием «Молдова без русских» ради последующего возрождения, ради начала Новой Молдавии, или конец самой Республики Молдова. При этом даже в случае утраты Республикой Молдова независимой государственности и ее вхождения в состав Румынии, с теми же проблемами столкнется и румынское государство. Да, Бухарест может прислать сюда полный состав своих чиновников для наведения порядка, но это будет только временным решением. И рано или поздно решением «бессарабского вопроса» все равно станет открытие доступа в большую политику для представителей всех национальностей. Этнократия в XXI веке принципиально нежизнеспособна. Этнократия помноженная на неискоренимый молдавский нанашизм – нежизнеспособна втройне.

Лирическое отступление. В одном из своих аналитических материалов я как-то обмолвился о том, что на роль лидера молдавской оппозиции в будущем мог бы претендовать на тот момент еще мэр Чадыр-Лунги Михаил Формузал. Это потом уже политическая перспективность фигуры Формузала начала обсуждаться всерьез разномастными политологами, а на тот момент многие лишь покрутили пальцем у виска. В ходе одной из встреч с представителями оппозиции, я услышал от этих самых оппозиционеров примерно следующие речи: «Какой еще Формузал?! Молдаване не потерпят, чтобы президентом был нетитульный!» А мне вот интересно: кто именно не потерпит? Наверное, не потерпит миллионная армия гастарбайтеров, вынужденная в поисках лучшей доли покинуть свой дом и свои семьи? Или оставшиеся влачить жалкое существование на родине «неудачники», мечтающие о том же самом, но у которых уехать просто пока не хватило смелости или денег, и которые составляют по опросам более 60% населения республики – может они «не потерпят»?

Что-то мне подсказывает, что на самом деле не желают прихода «нетитульных» в политику только сами сегодняшние системные оппозиционеры, так ловко и удобно устроившиеся во втором эшелоне молдавской политики и ведущие приносящую немалые дивиденды «торговлю» с властью. Именно они, и в целом весь нынешний политико-чиновничий класс, являются единственными выгодоприобретателями от существующей в республике неэффективной и неконкурентной этнократической модели власти. А все еще сохраняющийся в обществе некоторый (не такой уж большой, как им хотелось бы) уровень «нетерпимости» обусловлен тем, что часть общества все еще находится в плену дурманящих иллюзий и иррационального наваждения, являющихся плодами непрекращающейся на протяжении всех лет независимости пропагандистской деятельности самих молдавских «элит». Ведь дело в том, что Республика Молдова – при всей ее показной «национальной» подчеркнутости, - она, по большому счету, сегодня не является и страной «титульной нации». Последнюю только объявили «хозяевами этой страны», но реальных рычагов «хозяйствования» не дали, подсунув вместо этого пластмассовый скипетр «титульности», якобы дающий нищим «титульным» преимущество перед нищими «нетитульными». И оттого лишь еще более отвратительна эта пропагандистская игра властей на национальных чувствах людей.

Таким образом, молдавской политике нужен не «косметический ремонт», но полная «перезагрузка». Ведь оттого, что на большую политическую сцену просто будут выпущены несколько «профессиональных русских», проблемы волшебным образом не разрешатся. Необходима полная смена всего обанкротившегося политического класса, в том числе и тех, кто все эти годы монопольно спекулировал на проблемах русскоязычного населения. Последние деятели, пожалуй, несут даже большую ответственность за укрепление в Республике Молдова этнократии (в ее специфической злокачественной форме, которую можно назвать «этно-нанашизмом»). Действительно, не является ли позором и профанацией «партия русских», неизменно получающая на выборах всех уровней 2% голосов? Именно это позволило говорить и о том, что русскоязычные жители республики являются не мощной, динамичной, интеллектуально развитой и неотъемлемой частью молдавского общества, среди которых, однако, в нынешних условиях остаются невостребованными огромное число высококвалифицированных специалистов, а обреченными на роль вечных маргиналов (их политические лидеры) и вечных «лохов» (остальной «электорат») неудачниками. В молдавскую политику должны на принципах свободной конкуренции прийти новые фигуры с новым типом мышления, молодые, талантливые, интеллектуально развитые. От нынешних «динозавров» народ устал смертельно. Они должны уйти.

Итак, вы все еще спрашиваете, каковы условия сохранения республикой независимости и выхода ее из тяжелейшего кризиса? Что ж, в достаточности предлагаемых ниже трех кратких пунктов я не уверен, но в их необходимости – не сомневаюсь:

Пункт 1. Тотальная смена политических элит 1990-х – начала 2000-х.

Пункт 2. Снятие всех гласных и негласных ограничений на занятие государственных должностей по национальным и языковым критериям. Равные начальные условия для участия в политике и равные реальные гражданские права - представителям всех национальностей.

Пункт 3. Широкая, хорошо проработанная и эффективная государственная программа курсов для госслужащих по изучению румынского и русского языков в целях повышения грамотности чиновничьего аппарата, а также развития и закрепления в молдавской общественно-политической жизни реального билингвизма.

Если эти пункты не будут реализованы («не потерпят!») в рамках независимой Республики Молдова, то рано или поздно их же придется реализовывать уже в рамках Великой Румынии. Прагматичность нынешних румынских политических элит доказывается многими последними действиями Бухареста (последние «реверансы» Бэсеску в адрес русскоязычных жителей РМ – нагляднейший тому пример). Не потому ли, помимо прочего, проект объединения с Румынией выглядит сегодня столь выигрышно для жителей Молдовы всех национальностей на фоне беспросветного «этно-нанашистского» вырождения политического процесса в самой Республике Молдова?
Обсудить