Шоу "Прекрасной маркизы" на Русском Соборе

Выступление известного правозащитника и депутата парламента М.Сидорова, как всегда, было настолько обтекаемым, что из него вообще ничего не вытекало. Лишь одна мысль просочилась, да и ту еще до М. Сидорова озвучил посол России, – о разобщенности русского общественного движения в Молдове. Правда, если у Валерий Кузьмина прозвучала обеспокоенность данным обстоятельством, то Михаил Сидоров ударился в воспоминания о том, что посольство в 2000 г. пыталось содействовать преодолению раскола, но ни причин оного, ни перспектив оратор не обозначил. А ведь ему, председателю Координационного совета русских общин, полагалось сосредоточиться именно на этом.

10 ноября с. г. состоялось своего рода историческое событие – VII отчетно-выборная конференция Русской общины Республики Молдова. Называлось оно также помпезным словом "Собор". Историческим его можно назвать уже потому, что ждать оного пришлось долго, вместо положенных двух – четыре года (VI конференция проходила в 2003 г.). Но есть и еще один повод считать это явление историческим – уж больно оно походило на блаженной памяти партконференции эпохи застоя. Чем не ожившая история? Заорганизованность имела место полная: ни одного "случайного" выступающего, все – строго по списку, все проинструктированы, все знают, о чем и как говорить. Ни одного лишнего слова, тем паче самокритики, и, не дай бог, критики в адрес руководства организации, властей страны или дяди из Вашингтона. Ну, а чему же тут удивляться? Живы партийные традиции...

Тем более что вела весь "протокол" опытная аппаратная работница советских времен, а ныне лидер общины Л. Лащенова. Как в песенке поется: "Все хорошо, прекрасная маркиза..." – вот только "собор" в результате превратился в типичную профанацию. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление. Вместо серьезного разговора о тяжких проблемах и важных задачах русской диаспоры в Молдове проходило этакое малоинтересное шоу. И символично выглядел плакат, вывешенный на сцене, перечисляющий "проведенные мероприятия" под эгидой общины и озаглавленный: "От фестиваля к фестивалю". Без комментария. Но, наряду с завидной верностью застойной традиции, не обошлось и без прогрессивных новшеств времен ранней перестройки. Отчетного доклада как такового не было, "шоу-вумен" сослалась на то, что участникам конференции розданы материалы, в которых перечислены все масленицы, школьные балы, выставки-ярмарки под девизом "Во саду ли, в огороде". А "ведущая" заявила, что "остановится" только на некоторых наиболее важных моментах.

Первым из них для Русской общины в Молдове Л. Лащенова назвала "сохранение русского языка", но при этом ей явно не удалось изложить планы по спасению нашей родной речи в стране, где ее всячески третируют, изгоняют из всех сфер жизни, а в оставшихся – самым неимоверным, варварским способом коверкают. Вообще-то неплохо было начать хотя бы с рассуждений о том, как предотвратить исчезновение не только русского языка, но и русских граждан из Республики Молдова, однако такой поворот едва ли вписался бы в мотив "Прекрасной маркизы". Посему Л. Лащенова перешла ко второй важной мысли, на которой она не просто "остановилась" (и надолго), но сделала особый акцент. Она подробно и доходчиво внушала собравшимся: мы, мол, живем в Республике Молдова, мы ее граждане, и нам надо все (все!) усилия направить на изучение молдавского языка. Вот, дескать, кто-то уже и курсы открыл, так что, воистину, "верной дорогой идете, товарищи". Свежо предание! Почему, однако, мы должны изучать молдавский, если повсеместно торжествует румынский?

Выступающие в так называемых прениях, если исключить гостей, были подобраны, как мне кажется, по признаку "проверенности" и личной преданности. Первой выступала председатель русской общины г. Дрокия А. Сувак. Интересно было, когда она стала объяснять залу, что хотя Российская Федерация и приступила к выполнению программы переселения соотечественников, однако, перебираясь в Россию, "губу раскатывать нечего" и надо рассчитывать только на себя. Впрочем, тут она, к сожалению, скорее всего, права.

Выступление известного правозащитника и депутата парламента М.Сидорова, как всегда, было настолько обтекаемым, что из него вообще ничего не вытекало. Лишь одна мысль просочилась, да и ту еще до М. Сидорова озвучил посол России, – о разобщенности русского общественного движения в Молдове. Правда, если у В. И. Кузьмина прозвучала обеспокоенность данным обстоятельством, то М. Сидоров ударился в воспоминания о том, что посольство в 2000 г. пыталось содействовать преодолению раскола, но ни причин оного, ни перспектив оратор не обозначил. А ведь ему, председателю Координационного совета русских общин, полагалось сосредоточиться именно на этом. Как говорят, ему "и карты в руки". Да вот беда, он на пару играть не умеет, только сам за себя.

Вслед за этим на трибуну вышла Т. Борисова. Она рассказала, как тяжело издавать газету "Русское слово", "порадовала" слушателей известием, что подписная цена на это издание снова возросла, "успокоив" тем, что и это – лишь "треть реальных затрат". Сказала спасибо спонсорам и особенно посольству РФ в Молдове, без поддержки которого газета бы "умерла". По уверениям Т. Борисовой, газета стала интереснее, кроме официоза, стремится публиковать материалы очеркового плана, например, об интересных людях, и т. д. Наконец, призвала пропагандировать газету в школах, среди учащихся.

На предложение из зала сделать газету еженедельной Т. Борисова ответила, что и сама бы рада, но не позволяют материальные возможности. Я представил, что такие возможности уже "позволяют" – и интересно, чем бы заполняли страницы еженедельника? Стали бы "фестивали" и прочие "во саду ли в огороде" проводить значительно чаще? Или, что реальнее, пришлось бы забивать страницы перепечатками из московской прессы?

Среди выступающих были и новички, "неофиты", недавно пополнившие общину, которых порой явно "заносило". Одна дама, рассказав, как успешно она работает у себя в глубинке, поделилась с залом сокровенной мечтой (как на заказ шоу-ведущей) – чтобы в Кишиневе открылся Магазин русской книги под эгидой фирмы "Вектор". Для непосвященных заметим, что в означенной фирме Л. Лащенова получает зарплату и, соответственно, усиленно склоняет русские школы к тому, чтобы они в ней подписывались на российскую периодику. Бизнес как бизнес, тем более, что финансовые дела в "Векторе" далеки от благополучных. Но это был не единственный "занос" выступающей. Возможно, в соответствии с пожеланиями других бизнес-структур, мечты оратора неслись, как скакуны в песне Газманова: хорошо бы открыть в Кишиневе магазин "Русские блины", еще лучше – русскую баню, совсем неплохо – магазины "Москва", "Санкт-Петербург" и т. д. Зал загудел, и, возможно, поэтому Л. Лащенова включила красноречивую даму в состав правления общины.

Были и другие ораторы, щедро делившиеся с делегатами сокровенными мечтами, да жаль, все мечты, как на подбор, были мелковаты. А некоторых выступающих я бы отнес к категории "тех, кто славит". Основная мысль их выступлений: "Прошла весна, настало лето..." – спасибо, знаете, кому. Это были искренние и достойные люди, удостоившиеся чести побывать в России, съездить туда от нашей общины на Пушкинские дни. Чем, надо полагать, и объяснялась повышенная эмоциональность их выступлений.

Между тем председатель ревизионной комиссии, которому полагалось отчитаться по соответствующим вопросам за долгие четыре года, не дождавшись Собора, ушел из жизни. От ревизионной комиссии поступило краткое сообщение, что с финансовой деятельностью все в порядке. Да и кто бы сомневался? Вот жаль только, что на трибуну Собора так и не вышел ни один из тех, кто мог бы высказаться по действительно важным, жизненно важным для русских жителей Молдовы проблемным вопросам. Но, видимо, из-за особенностей режиссуры данного мероприятия, таковые не смогли или сами не пожелали участвовать в этом действе, а точнее – лицедействе.

Далее на повестке дня были выборы, но прежде было предложено внести изменения в Устав. Изменения были очень важными и вряд ли бесспорными, но то ли зал уже устал, то ли оказался подготовлен к ним... Одним словом, предлагалось 1) отчетно-выборные конференции проводить не каждые два года, и даже не четыре, а раз в пять лет; 2) часть полномочий Собора передать правлению общины (11 человек), т. е. даже не Совету как более представительному органу, а предельно узкому кругу, который вправе теперь даже вносить изменения в Устав без одобрения Собора. Новшество неслыханное, но прошло как по маслу (не зря же в общине столько лет и столько внимания уделяется именно проведению маслениц). А робкая попытка одного из делагатов ограничить срок пребывания председателя общины на этом посту тремя годами была почти единодушно отвергнута. Что поделать, демократия – великая сила.

Дальнейшее голосование шло, как говорится, "на ура". Председателем совета избрали г-жу Лащенову. Затем проголосовали за состав правления (рабочий орган, тот самый узкий круг). В правление великодушно согласился войти даже сам тов. В. Мишин, депутат парламента и лицо во всех отношениях "облеченное". Правда, своим присутствием он Собор не удостоил, но у него была уважительная причина: 10 ноября – День милиции. Наконец, определились и с "пятым колесом в телеге" – с Советом Русской общины. Здесь Л. Лащенова постаралась "раздать всем сестрам по серьгам", тем более что этот орган теперь уже вообще ничего не решает и оставлен как бы "для мебели".

На этом действо-лицедейство завершилось. Собор закрылся, начались танцы и прочая культурная программа, включая "шестой вопрос". И можно поздравить русское движение в Молдове: его надолго оседлала опытная наездница, которая знает, куда править и как держать удила.
Обсудить