Невозможное – невозможно

5 декабря Президент Молдовы Владимир Воронин отправился в Брюссель с официальным визитом, в ходе которого он намерен провести ряд встреч с высокопоставленными чиновниками Европейского Союза, НАТО и Бельгии. Воронин, в частности, запланировал себе провести переговоры с верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Хавьером Соланой и генеральным секретарем НАТО Яапом де Хооп Схеффером. Кроме того, он высказал горячее желание встретится со спикером Европейского парламента Хансом-Гертом Пёттерингом, председателем Палаты представителей Бельгии Херманом ван Ромпеем, а также с рядом еврокомиссаров: по энергетике Андрисом Пиебалгсом, по внешним связям и европейской политике добрососедства Бенитой Ферреро-Вальднер, по торговле Питером Мандельсоном и по сельскому хозяйству и аграрному развитию Марианном Фишером Боэлем. В общем, планов громадьё, и как Воронин намеревается все успеть за два дня, отведенные для визита, знает, наверное, только он сам.

С чем же президент РМ отправился в Европу? Судя по прошедшему на днях в Кишиневе рабочему заседанию по исполнению Плана действий РМ-ЕС, едет он в Европу, чтобы отрапортовать о проделанной работе и попросить ЕС ускорить введение предложенного Еврокомиссией «ассиметричного торгового режима», предоставляющего Молдове широкие торговые преференции. В частности, право неограниченного и беспошлинного экспорта в страны Евросоюза практически любых товаров, что в нынешней ситуации станет настоящей панацеей для все еще самой нищей в Европе страны.

То, что просьба для Воронина важнее рапорта, не трудно понять по тем высказываниям, которые он обронил на рабочем заседании: «План действий Республика Молдова - Европейский союз - это в первую очередь система обязательств властей страны перед своими гражданами, это действительно план такой модернизации всей правовой и социально-экономической системы страны, которая приблизит Молдову к стандартам Европейского союза, - отметил не без пафоса главный домнул Молдовы. - В этом смысле мы должны приложить особые усилия для того, чтобы показатели Молдовы в сферах борьбы с коррупцией, создания благоприятного инвестиционного климата, улучшения судебной системы - были много лучше. Нам важно двигаться дальше и по другим направлениям, среди которых создание условий для большей независимости СМИ, большей прозрачности власти и значительно большая прочность в гарантировании прав человека. Все это не просто абстрактные показатели или кем-то изобретенные требования, это все стандарты времени, стандарты современной жизни, которые должны упрочиться в нашей стране, стать необратимыми».

Не правда ли, где-то мы это уже слышали? Просто «дежавю» какое-то. Ровно год назад, 9 декабря 2006 года, Воронин говорил то же самое - слово в слово, выступая на расширенном совещании членов правительства, руководителей ведомств, руководства и председателей постоянных комиссий парламента. Тогда, рассуждая о принятии Национального плана развития страны, направленного, в первую очередь, на выполнение Плана действий Молдова-ЕС, он говорил о необходимости улучшения судебной системы, придании большей независимости СМИ, о степенях приближения Молдовы к Европейскому союзу как по уровню демократических прав и свобод, так и по уровню, характеризующему качество жизни людей и т.д. и т.п. Получается, идет обыкновенная кормежка обещаниями, типа того, что Воронин озвучил на недавнем рабочем заседании: «Особое значение имеет принятие специального закона о собраниях, уже получившего позитивные экспертные заключения в ЕС. Тут нужно идти по пути расширения прав граждан…».

Понятно, что в Брюсселе президенту Молдовы придется пустить в ход хлипкое оправдание, которое он также озвучил на все том же заседании. «Открытие единого визового центра в Молдове, Соглашение с ЕС об облегчении визового режима, внедрение асимметричной торговли, миссия ЕС на украинско-молдавской границе - все это важнейшие решения Европейского союза в отношении нашей страны. Мы обязаны двигаться по этому пути дальше, столь же ответственно, последовательно и честно».

Вот так, ни много, ни мало – честно. И это в то время, когда на фоне реальных поступков главы РМ, о честной политике молдавского руководства уже давно говорить просто неприлично.

Мало того, подобными сказочками Воронин потчует уже много лет и Россию, то заявляя о намерении Молдовы вступить в Союз России и Белоруссии, то подписать меморандум Козака, а то и вовсе требует возобновления переговоров по молдо-приднестровскому урегулированию, совершенно не собираясь делать на пути к их возобновлению какие-либо конструктивные шаги. Воронин, как гипнотизер, все время пытается заставить Россию поверить в то, что все его намерения искренни и честны, но как только гипноз рассеивается, все понимают, что обещания Воронина – это словесная мишура, за которой нет ничего, кроме банального надувательства и очковтирательства. Наглядный тому пример - запрет России на ввоз в страну вина, мяса, плодоовощной продукции в ответ на антироссийские заявления Молдовы. Но, почувствовав на своей шкуре все «прелести» экономических санкций, к слову сказать, сходных, хотя и менее болезненных, с теми, которые Молдова много лет использует против Приднестровья, как тут же Воронин начинает клясться в искренней любви к России. Россия – добрая душа – памятуя о прошлой союзной дружбе, многое прощает. Но всему бывает свой предел. Похоже, Воронин все время об этом забывает.

Впрочем, за всей суетой и «словоблудием» президента Молдовы, нельзя пропустить главного. Несмотря на явное нежелание властей Молдовы хоть как-то изменить сложившийся внутри страны статус-кво, официальный Кишинев в то же время всеми возможными и невозможными способами демонстрирует свою приверженность европейскому пути развития. Причем не только молдавские власти стремятся в Европу. Почти 70% граждан Молдовы сегодня ратуют за вступление республики в Евросоюз, даже несмотря на то, что всего 4% европейцев хотят их там видеть. В то же время более 97% приднестровцев связывают свое будущее с Россией. Об этом мы однозначно заявили на прошедшем в сентябре 2006 года референдуме. Вот и напрашивается вопрос: о какой единой и неделимой Молдове может идти речь? Как вообще можно два народа с разными устремлениями и менталитетом объединить в один? Да и возобновлять переговоры в условиях прессинга на Приднестровье, стоит ли?

Что бы ни говорили сегодня в Молдове, на Западе или где-то еще, опираясь на здравый смысл, можно сказать одно: «невозможное – возможно» только в песне, звучащей, кстати, совсем по другому поводу. В реальности - все совсем иначе.
Обсудить