Косово между переговорами и независимостью

1.

До завершения переговоров по Косово остается совсем немного. Это если говорить формально. Реально же переговоры, наверное, давно окончены. То, что происходило в последние четыре месяца, было, скорее, имитацией переговорного процесса. Стало ясно, что албанцы, чувствуя поддержку США, не уступят в своем требовании независимости. И говорить было не о чем.

После 7 декабря (завтра международные посредники в переговорах досрочно представляют доклад генсеку ООН Пан Ги Муну) не будет даже имитации. Бывший лидер боевиков Хашим Тачи, который по итогам выборов 17 ноября станет новым премьером Косово, уже заявил, что он против каких-либо дополнительных переговоров с Белградом. Хашим Тачи, как известно, за то, чтобы еще до конца года провозгласить независимость.

Парламентские выборы в Косово (которые Миссия ООН решила провести именно в период переговорного раунда) лишь ухудшили фон переговоров. В ходе предвыборной кампании политики края соревновались в том, кто пообещает больше независимости. Естественно, тут было не до компромиссов с Сербией.

Белград за четыре месяца предложил несколько вариантов решения косовской проблемы – с тем, чтобы Косово все-таки осталось частью Сербии. Речь шла об известных моделях Китая и Гонконга, Финляндии и Аландских островов. Косово получало очень широкую автономию и право через 20 лет вернуться к вопросу о самоопределении.

Но все было тщетно. Косовары, особенно после победы радикалов во главе с Хашимом Тачи, наотрез отказались обсуждать предложения Белграда.

Теперь события будут развиваться так: 7 декабря тройка посредников в составе Александра Боцана-Харченко, Фрэнка Визнера и Вольфганга Ишингера докладывает о результатах (вернее, о безрезультатности) переговоров Генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну. К 19 декабря доклад международных посредников может быть вынесен на рассмотрение Совета Безопасности ООН. Косовские албанцы тем временем будут готовиться к торжественному провозглашению независимости, которую американцы сразу и признают. Они готовы сделать это без решения Совбеза.

2.

Позиция США в отношении Косово за минувшие четыре месяца не претерпела изменений. Американский взгляд с самого начала был последователен и прост – вести дело к косовскому суверенитету. Тогда в крае на неограниченный период останется американский военный контингент. Косовские албанцы, разумеется, не откажут своим союзникам в этом.

Кроме того, в интересах Соединенных Штатов создать прецедент. Часто говорят, что «косовский прецедент» нужен России. Однако он был необходим прежде всего самому Вашингтону. Если Косово будет признано, общий уровень нестабильности в Европе может возрасти, а конкурентный потенциал в различных областях – на время снизиться.

На территории целого ряда европейских государств, как известно, есть конфликтные точки и регионы, стремящиеся к самоопределению. Создаваемый США «косовский прецедент», хоть и косвенно, но будет оказывать давление на эти страны. Они станут менее стабильными и, очевидно, более уязвимыми для американского влияния.

Нужно учитывать и то, что Косово будет исламским государством. Тем самым на европейском пространстве появится элемент, чуждый христианскому миру. Это важно, если учесть, например, то, что религиозный фактор до сих пор считается одним из главных препятствий к вступлению Турции в ЕС.

Мусульманские меньшинства, безусловно, будут вдохновлены признанием Косово и особенно тем, какую демонстративную поддержку косовским албанцам оказали США. Все это несет потенциальную угрозу для Германии (где большая турецкая община) и Франции. Париж уже столкнулся с исламским фактором во время беспорядков ноября 2005 года. Хотя протест тогда носил больше социальный характер, в нем прослеживались и религиозные мотивы.

В самих Соединенных Штатах нет разногласий по косовской проблеме. Республиканская администрация проводит политику отделения края от Сербии, а демократы (при которых это всё, собственно, и началось) ее только одобряют. Сенатор Хиллари Клинтон, кандидат в президенты США от Демократической партии, считает, что американскому правительству нужно быть готовым быстро признать независимость Косово, когда она будет объявлена.

Все это значит, что у демократов и республиканцев нет разногласий и в вопросах европейской стратегии. Косово рассматривается в качестве одного из элементов влияния на политику ЕС и отдельных стран Европы. В Евросоюзе это чувствуют, как чувствуют и опасности, связанные с «косовским прецедентом». Ряд стран (Испания, Греция, Кипр, Болгария) - против признания суверенитета Косово без решения Совбеза ООН. Испанцев беспокоит Каталония. Греция помнит о собственном албанском меньшинстве, компактно проживающем в одном из регионов страны. На Кипре греки и турки до сих пор разделены буферной зоной.

Другие государства ЕС считают, что потенциальные последствия их не коснутся, и потому смелее поддерживают позицию США. Но при этом они все равно ощущают, что процессы вокруг Косово вышли из-под их контроля, и Евросоюз с 1999 года просто «плывет по течению», следует в русле американской политики. И ничего поделать с этим не в силах.

В ходе переговоров по Косово европейцы пытались создать хотя бы иллюзию того, что они могут изменить положение. Представитель ЕС Вольфганг Ишингер был, наверное, самым активным в тройке международных посредников. Он сделал несколько предложений. Суть их сводилась к одному – да, Косово надо дать независимость, но не форсированно. Как сообщала «Financial Times», Ишингер пытался, в частности, убедить обе стороны признать вариант договора, в котором детально оговариваются связи между Белградом и Приштиной, но вытекающее из этой декларации решение об окончательном статусе Косово не принимается. Но с этим не согласились ни сербы, ни албанцы.

3.

Россия все эти годы была наиболее принципиальным противником косовского суверенитета. В Москве поддерживают позицию Белграда – край должен остаться частью Сербии. И будут поддерживать ее до конца.

Однако, похоже, еще в 2006 году, в самом начале переговоров по Косово, в Москве почувствовали, что не смогут помешать США признать независимость края. У России в регионе сегодня ничего нет. Есть только Сербия, разделенная, в окружении стран-членов Евросоюза. Немалая часть сербской элиты, несмотря ни на что, стремится к членству в ЕС.

В этих условиях Россию ждали потери. Но Косово можно было отдать не просто так. И тогда, очевидно, родилась идея «косовского прецедента», который должен быть применен на постсоветском пространстве. Она сегодня очень известна, но в начале 2006 года была революционной. Суть ее в том, что если Косово получает международное признание, то по аналогии должны быть признаны постсоветские государства, союзники России – Южная Осетия, Абхазия и Приднестровье. Если Косово создаст прецедент самоопределения в международном праве, он должен распространиться на всех.

Аналогия появилась на фоне серьезного обострения отношений и с Грузией, и с Молдовой. В январе 2006 года об «универсальном подходе» заявил президент Владимир Путин, и можно было предположить, что это станет одним из ключевых моментов российской стратегии. Так оно и случилось. Сегодня представитель РФ в тройке «посредников» Александр Боцан-Харченко дает понять, что прецедент – это «главное», что возникнет после одностороннего признания Косово западными государствами.

Сейчас можно сказать, что российский подход оказался эффективным. Понятие прецедентного права в отношении трех республик бывшего СССР проникло в сознание многих европейских политиков. С ним вынуждены считаться и США, которые не нашли лучшего аргумента, кроме того, что «Косово – «уникальный случай».

4.

После 7 декабря ситуация вокруг Косово будет идти к своему финалу, хотя, может быть, и не так быстро, как хотелось бы новому премьеру Хашиму Тачи. Евросоюз все-таки желает согласия по косовской проблеме. Премьер-министр Италии Романо Проди 4 декабря заявил, что решение о независимости края требует единой позиции всех стран ЕС. Понятно, что единой позиции достичь не удастся, но необходимо получить поддержку хотя бы максимального числа государств.

Американцы, в свою очередь, тоже хотят еще сделать «последние приготовления». Думается, они удержат Хашима Тачи от провозглашения косовского суверенитета по крайней мере до 5 января 2008 года – когда пройдут президентские выборы в Грузии. Если признать независимость сербского края сразу после 7 декабря, Россия может предпринять быстрые шаги в отношении Южной Осетии и Абхазии. И это будет сделано в период предвыборной кампании в Грузии, когда возможности Михаила Саакашвили ограничены.

Республиканская администрация не будет ставить своего кандидата на грузинских выборах в трудное положение, потому первых решительных шагов по Косово следует ожидать в середине января.

Характерно, что на это время сегодня ориентируются и в России. 4 декабря лидер партии «Единая Россия» Борис Грызлов заявил, что вернуться к вопросу о признании постсоветских республик можно будет тогда, когда сформируется новая Дума. Это значит – в январе.
Обсудить