Под прицелом – миротворцы

В конце минувшей недели Молдова в очередной раз выступила с инициативой, направленной на ликвидацию миротворческого присутствия России на берегах Днестра. На этот раз делегация Молдовы в Объединенной контрольной комиссии (ОКК) чуть ли не в ультимативной форме потребовала приступить к сокращению стационарных контрольно-пропускных пунктов и постов совместных миротворческих сил (СМС), заменив их мобильными нарядами военных наблюдателей и военнослужащими военных комендатур. Такой шаг молдавская сторона мотивировала тем, что ситуация в Зоне безопасности «сегодня достаточно спокойная, что позволяет упразднить миротворцев». Мало того, по мнению молдавской делегации в ОКК, миротворцы якобы не только не способствуют, а, наоборот, препятствуют нормальной жизни людей в регионе. В распространенном обращении молдавской делегации отмечается, что после подписания 20 марта 1998 года так называемого Одесского соглашения "О мерах доверия и развития контактов между Республикой Молдова и Приднестровьем", до сих пор не создан благоприятный режим перемещения людей, товаров и услуг. Благоприятный режим действительно не создан. Да и откуда ему взяться? Ведь все предшествующие годы не кто-нибудь, а именно Молдова делала все, чтобы создавать напряженность, препятствуя свободному перемещению грузов, работе экономических агентов Приднестровья, объявлением нон-грата политических лидеров ПМР. Этого в обращении молдавской делегации в ОКК, конечно, не было. Зато отсутствие вышеназванных фактов дало основание молдавской стороне заявить следующее: "Учитывая выше изложенное, а также многочисленные обращения в ОКК и иные инстанции граждан и должностных лиц по поводу препятствий, создаваемых наличием и деятельностью стационарных КПП и постов СМС, делегация Республики Молдова в ОКК предлагает приступить к их сокращению".

Поддержана молдавская инициатива не была. Потому что, говоря о спокойной ситуации в Зоне безопасности, делегация Молдовы в ОКК, мягко говоря, кривит душой. Еще свежи в памяти события, которые едва не привели к крупному столкновению силовых структур РМ и ПМР в микрорайоне Коржево во время выборов в местные органы власти Молдовы летом нынешнего года, или столкновения милиции и полиции близ села Роги и в Бендерском речном порту, расположенном в селе Варница. Лишь благодаря вмешательству миротворцев инциденты не переросли в вооруженное противостояние двух сторон. О более мелких провокациях со стороны Молдовы и говорить не приходится. Почти каждую неделю в докладах Объединенного военного командования фиксируются те или иные инциденты в Зоне безопасности, инициированные молдавскими силовиками.

Не случайно на прошедшем заседании Объединенной контрольной комиссии сопредседатель ОКК от России Виктор Шанин назвал предложения молдавской делегации по сокращению миротворческих постов в Зоне безопасности преждевременными. «Это нужно решать на политическом уровне, предварительно восстановив атмосферу доверия между двумя конфликтующими сторонами», – заявил он, добавив, что «сокращение миротворческих постов разрушит основу стабильности в зоне безопасности. Это предложение идет в контексте инициатив Кишинева по замене миротворческого формата, трансформации в некую миссию военных и гражданских наблюдателей. Россия также выступает за смену формата, но только после достижения всеобъемлющего политического урегулирования молдо-приднестровского конфликта, но никак не ранее».

Действительно, атмосферы доверия между Молдовой и Приднестровьем как не было, так и нет. Руководство РМ лишь вещает с высоких трибун, а то и просто в газетных интервью, об укреплении мер доверия между сторонами, на деле же второй год блокирует экспорт приднестровских товаров за рубеж, делает попытки заблокировать импорт, а также транспортные потоки Приднестровья, собираясь с 1 января 2008 года запретить въезд в Молдову автомобилей с приднестровскими номерами. Информационные, политические, экономические, транспортные блокады назвать мерами, укрепляющими доверие двух сторон конфликта, назвать сложно. Понимая это, российский дипломат озвучил на заседании ОКК позицию Москвы о преждевременности сокращения миротворческих постов. Причем, в России прекрасно осознают, что главной мишенью Кишинева являются именно российские миротворцы, и дело тут вовсе не в создании благоприятного режима перемещения людей, товаров и услуг.

Молдова пытается выдворить российских миротворцев с территории Приднестровья с 2000 года, но в последние годы ее требования становятся все настойчивее. Чтобы хоть как-то скрыть подлинные причины стремления избавиться от участия России в урегулировании молдо-приднестровского конфликта, Молдова ссылается на Одесские соглашения 1997 года, а также на Стамбульские обязательства России 1999 года. Хотя привязка к обоим соглашениям, мягко говоря, притянута за уши. Подписывая адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), Россия приняла на себя дополнительные обязательства вывезти из Приднестровья технику и вооружения, подпадающие под действие ДОВСЕ. Эти обязательства совершенно не касались миротворческих сил, которые находятся в Зоне безопасности согласно подписанному президентами РФ и РМ «Соглашения о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова» 21 июля 1992 года.

Что касается Одесских соглашений, то в тексте итогового документа говорится лишь о необходимости сокращения миротворческих контингентов Молдовы и Приднестровья, но отнюдь не России. Тем более, что в конце 90-х годов прошлого века российская сторона добровольно сократила численность своих миротворческих сил с 2,5 тысяч до 400 человек.

Однако и это не мешает Кишиневу, увязывать данное соглашение с требованиями о сокращении КПП в Зоне безопасности. Поэтому трудно не догадаться, что Молдова в настоящий момент ищет любые, даже совершенно необоснованные зацепки, дабы начать поэтапное сокращение миротворческих сил в регионе. Получив в начале минувшей недели от России однозначный ответ, что Москва не увязывает вывод миротворцев из Приднестровья с выполнением своих обязательств по ДОВСЕ, Молдова тут же нашла новый предлог, чтобы продолжить муссировать данный вопрос.

Впрочем, поиском таких «зацепок» Молдова начала заниматься практически сразу после того, как Россия добровольно сократила свой миротворческий контингент. С приходом к власти в Молдове Владимира Воронина в 2001 году, одной из первых его инициатив стало решение отозвать миротворцев с КПП в Зоне безопасности. Молдавского президента и тогда совершенно не интересовало, что согласно соглашению 1992 года, любые изменения в структуре миротворческих сил возможны лишь с разрешения Объединенной контрольной комиссии. Консенсуса в вопросе ликвидации миротворческих постов в ОКК тогда достигнуто не было. Но, несмотря на это, молдавских солдат снимали с постов, а остающимся на КПП российским миротворцам «вежливо» намекали на то, что и им тоже пора отправиться восвояси.

Как известно, тогда авантюрная идея молдавского президента провалилась, однако Вашингтон, цель которого - ослабление российского влияния на постсоветском пространстве, осознал, что и с коммунистом Ворониным можно иметь дело, что его пророссийские лозунги – это всего лишь ширма. Требования Молдовы убрать с берегов Днестра российских миротворцев всегда активно поддерживали ОБСЕ, США и ЕС. Как из рога изобилия сыпались предложения заменить миротворческие силы России голубыми касками ООН, НАТО, ГУАМ, наблюдателями ОБСЕ или, на худой конец, международной миссией гражданских наблюдателей. В 2006 году ОБСЕ даже собиралась выделить

10 млн. евро на вывод российских войск, включая миротворцев. И все это делалось и делается несмотря на то, что сегодня в мире вряд ли найдется пример более успешной операции по поддержанию мира, чем в Приднестровье. Другое дело, что нынешний миротворческий формат мешает Западу и Молдове решить молдо-приднестровскую проблему в соответствии с их планами. Поэтому они так настойчиво и добиваются его реформирования формата, раз за разом выискивая новые способы заставить миротворцев России уйти с берегов Днестра. Однако Россия, взяв в 1992 году на себя обязательство поддерживать мир и безопасность в регионе до полного урегулирования конфликта, не намерена и сегодня отказываться от своих решений.
Обсудить