"Новые лица" не первой свежести

"Не бывает осетрины второй свежести. Она или свежая, или нет", - говорил булгаковский герой. То же самое можно сказать и о лидере учрежденной на днях Либерально-демократической партии Молдовы Владимире Филате, который пытается выдавать себя за "новое лицо" молдавской политики, но на самом деле являет собой не что иное, как "осетрину второй свежести" от этой самой политики.

Сэндвич из Воронина и Снегура

4 апреля 2005 года заместитель председателя Демократической
партии депутат Филат, как вспоминает лидер этой партии Дмитрий
Дьяков, с особой настойчивостью убеждал свою фракцию в
необходимости проголосовать за переизбрание лидера партии
коммунистов Владимира Воронина на второй срок. Сегодня Филат
делает удивленный вид, вопрошая, кто же дал Воронину право вести
себя так нехорошо, как он себя ведет. Он, Филат, и дал Воронину
такой мандат. Воронин обошелся бы и без его голоса - хватило бы
бюллетеней "за", поданных фронтистами Юрия Рошки, - но Филат
решил обязательно продемонстрировать свою лояльность лидеру ПКРМ.
По сей день Филат не попросил у людей прощения за то свое
голосование. Поддержавший Воронина, от которого исходит все зло
в этой стране, сегодня Филат может сколько угодно говорить о
необходимости перемен, да только кто ж поверит в его
искренность? Если Филат не в курсе, чем занимается Воронин, он
может поинтересоваться об этом у своего первого заместителя по
партии адвоката Александру Тэнасе, который защищал в
национальных и европейских инстанциях не одного человека,
пострадавшего от воронинского режима.

Усомнится в искренности и "свежести" Филата заставляет и то, что
он, в добавок к тому, что поддержал Воронина, сам заручился
поддержкой совсем уж пронафталиненного персонажа молдавской
политики - первого президента Молдовы Мирчи Снегура. Если Снегур
- это "новое лицо", то что же тогда старые лица? Ладно, дедушка
непонятно как оказался в партии Филата после того, как сам
периодически встречался с Ворониным, просил его о каких-то
услугах для себя, после чего хвалил президента-коммуниста за его
"верный курс". Но Филату-то зачем понадобилась поддержка
политика даже не вчерашнего, а позавчерашнего дня, политика, на
совести которого сотни убитых сельских парней, которых
горе-верховноглавнокомандующий бросил, неподготовленных, в
бендерскую бойню?

Нечего сказать, хорошо смотрится это самое "новое лицо" Филата в компании авторитарного коммуниста Воронина и "партийного туриста" Снегура, который сменил пять или шесть партий и на старости лет очутился у Филата. Этакий несвежий сэндвич из Воронина со Снегуром и Филатом в качестве "начинки".
Широкий жест Снегура по поддержке "новых лиц" запоздал, как минимум, лет на десять. Если бы в конце 90-х Снегур подержал молодых в своей собственной Партии возрождения и согласия, может быть, ее и не постиг бы такой печальный финал, к которому ее привел первый президент.

Злые языки утверждают, что именно Филат дал Снегуру денег на издание его мемуаров, в которых он облил грязью всех, с кем сводила его жизнь. Наверное, Филат учится тому, как делать политику, по этим мемуарам.
Старые грехи

Филат не только связался со старыми политиками, но и сам он никакое не "новое лицо". В номенклатурную обойму, которая управляет Молдовой, он входит уже более десяти лет. Его можно смело назвать ветераном молдавской политики.

Дмитрий Дьяков долго и старательно выращивал Филата в качестве
второго человека в Демократической партии, лоббировал его
назначение на ответственные правительственные посты, когда сам
Дьяков был спикером парламента. Филат возглавлял Департамент
приватизации Молдовы во времена, которые вошли в историю под
названием "эпохи прихватизации". Затем он был государственным
министром в правительстве Альянса за демократию и реформы. Об
"успехах" этого правительства красноречиво говорит уж то, что
после его правления ПКРМ получила на выборах 2001 года
конституционное большинство в парламенте.

У входа в здание, где проходил съезд новой партии Филата,
неизвестные молодые люди выставили пикет с плакатами "Верните
здание IPTEH". Что же это за IPTEH такой? Оказывается, речь идет
о здании ВПТИ на центральном проспекте Кишинева, что напротив
ЦУМа. В 1999 году правительство выставило на продажу 190228
акций (80 процентов уставного капитала) этого предприятия по
начальной цене продажи в 43,8 лея. Приватизационная комиссия
почему-то снизила цену продажи до 20 леев за акцию, а победитель
конкурса - некое "Unizet-Com" SRL - заплатило за акцию по 26,28
лея. 19 апреля 2007 года генеральный прокурор направляет в
Апелляционную экономическую палату Кишинева исковое заявление в
интересах правительства с требованием отменить ту сделку как
незаконную и нанесшую государству ущерб в 1,66 млн. леев.
Говорят, что реальным владельцем "прихватизированного" здания
стал Владимир Филат. Если это так, то у Воронина есть надежный
инструмент, с помощью которого он будет держать в узде этого
"оппозиционного" политика-бизнесмена.
Пылесос для регионов


Тезис о "новизне" партии Филата не выдерживает критики и потому, что в регионах в ЛДПМ вступили политики тоже отнюдь не "первой свежести". Филат, как мусор пылесосом, собрал в регионах тех, кто не нашел себя в других партиях, чувствовал себя, как и их кишиневский лидер, ущемленным, недооцененным и неудовлетворенным. Говорят, что и тут не обошлось без денежных знаков. Во всяком случае, тот же Дьяков утверждал, что он не мог давать своим местным лидерам столько денег, сколько Филат.

Политический "мессидж" ЛДПМ тоже новым никак не назовешь. Тот же самый "фронтизм с человеческим лицом", с которым когда-то шли к избирателям политики типа Валериу Матея и иже с ним. Присутствие в ЛДПМ активистов типа члена "группы Илашку" Штефана Урыту и деятелей печально знаменитого комитета CAIRO, больше всего озабоченных тем, чтобы запретить в газетах рекламу на русском языке, дает основание предположить, что Филату предстоит ожесточенная борьба за электорат с Юрием Рошкой и Дорином Киртоакэ, но по сравнению с ними лидер ЛДПМ явно харизмой не вышел.

На таком фоне забавной выглядит "поддержка", которую якобы имеет Филат со стороны гагаузов. А вдвойне забавно то, что эту "поддержку" обеспечил бывший прокурор Гагаузии и замгенерального прокурора Молдовы Александр Стояногло - человек, исполнивший не один приказ властей из категории тех, за исполнение которых ЛДПМ якобы собирается "карать" виновных после 2009 года.

Слабое звено

Как ни крути, выходит, что самое слабое звено партии Филата - это сам Филат, бизнесмен, которого молдавская и румынская пресса обвиняла во всех смертных грехах, и номенклатурщик, которого клеймила пресса Воронина. Достаточно возбудить два-три уголовных дела против Филата - а люди президента знают, как это делается, - чтобы вся конструкция ЛДПМ в одночасье рухнула. А если люди Воронина и не возбудят такие дела, то возникает справедливое подозрение: чем же таким отличается Филат о других оппозиционеров, которые удостоились уголовных дел от Воронина? За что ему такая милость от президента?

Но главная слабость "слабого звена" ЛДПМ заключается даже не в том, что он уязвим для коммунистической власти. Эта слабость состоит в том, что Филат не предлагает ничего нового, кроме ничем не подкрепленных, голословных разговоров о том, что все остальные - старые, а он - новый. Не везет Молдове на таких "новых". Один, Мирча Друк, столько дров наломал, что за ним пришлось разгребать завалы несколько лет. Сегодня появился еще один "новый" - Дорин Киртоакэ, некомпетентный, но красноречивый демагог, который легко объяснит кишиневцам, почему их заморозили зимой. Из этой же когорты - и Владимир Филат.

... Говорят, что в те времена, когда Воронин еще ходил в оппозиционерах, у него во дворе стояло две машины: "жигули", на которых он ездил к "электорату", и "вольво", на котором он отправлялся к друзьям и подругам. Видно, лицемерие - оно в крови у представителей молдавской политической элиты. Жаль, что народ все это покорно "кушает".
Обсудить