Выборы 2009 года. Вместо борьбы идеологий, борьба пиар проектов

В общем надо признать, что идеология в Молдове умерла. Ей на смену пришли разного рода политические проекты, в которых больше пиаровского, чем идеологического начала.

Принято считать, что в Молдове есть одна идеологическая партия. Это партия коммунистов.

Но давайте зададимся вопросом: а действительно ли члены этой партии понимают, какую идеология они исповедуют? Могут ли они объяснить, в чем отличие их идеологии от той, которую написали на своих знаменах социал-демократы Дмитрия Брагиша, социал-либералы Серафима Урекяна и христианские демократы Юрия Рошки? И наоборот, могут ли сторонники Брагиша, Урекяна и Рошки рассказать общественности, чем их идеологические постулаты отличаются от коммунистических? По моему мнению, все они похожи друг на друга. Если положить рядом их предвыборные программы, убрав с них названия партий, то они, может быть, и не разберут, где их программа, а где политических оппонентов.

Зададим еще один каверзный вопрос. Влияет ли официальная идеология той или иной партии на её результаты на выборах? Честно скажу, сомневаюсь. Да, может быть какая-то ветеранско-консервативная часть электората ПКРМ еще убеждена, что она голосует не столько за Воронина, а за «вечно живое учение». Но уверен, что и они в глубине души понимают, что «теория коммунистов» и «практика коммунистов», это две очень различные вещи. В теории забота о сирых и убогих. На практике о «Семье главного коммуниста» и коммунистической камарильи.

Надо понимать, что ортодоксальных коммунистов-ветеранов, большинство которых уже в весьма преклонных годах, становится всё меньше, а приходящие им на смену новые члены правящей ПКРМ, как правило, убежденные конформисты и конъюнктурщики, искатели личной выгоды, менее всего озабочены вопросами идеологического характера.

Остальная же масса электората ПКРМ почти поголовно аполитична и голосует за эту партию вовсе не по идеологической причине, а лишь потому, что она обещает больше всяческих материальных и социальных благ, чем её соперники. Причём не только обещает, но и кое-что делает в этом направлении конкретно, пусть непоследовательно и явно недостаточно, но всё же осязаемо, в то время как её соперники не способны и на это. Поэтому можно смело предполагать, что вовсе не идеология оказывает решающее влияние на электоральные результаты нынешней правящей партии.

Да и вообще, кто может сегодня внятно ответить, какую именно идеологию исповедуют коммунисты-воронинцы? Тем, кто думают, что коммунистическую, следует побеседовать на эту тему с людьми во власти, определяющими экономическую политику нынешней, якобы коммунистической, власти. Среди них, как ни странно, нет ни одного адепта коммунистической идеологии. Картина, безусловно, получается более чем странная: во главе страны стоит партия, называющая себя коммунистической, а её экономическую и социальную доктрину формулируют люди, являющиеся убежденными антикоммунистами. Или может быть вы считаете Рейдмана, Додона, Гречанную апологетами коммунистической идеологии?

Впрочем, о какой коммунистической идеологии можно говорить сегодня в Молдове, где подавляющее большинство граждан живут в нищете, а сама страна считается самой бедной в Европе, в то время как председатель правящей ПКРМ, президент Воронин занимает первые места в рейтинге самых богатых людей Молдовы.

Нет в нашей стране, по большому счёту, и всего того, что в мире сегодня принято считать либеральной идеологией. Во всяком случае, те местные партии, которые почему-то называют себя либеральными, ничего общего с подлинным либерализмом не имеют. В Молдове, как правило, провозглашают себя сегодня либералами все те ультраправые политики, которые выступают за прямое или косвенное объединение с Румынией, за разрыв связей с Россией, за жесткую политику по отношению к Приднестровью, за отказ от нейтралитета и вступление в НАТО, а также грозят политическими репрессиями всем, кто думает иначе. Таков молдавский либерализм.

Какие, например, либеральные ценности привнёс с собой в кишиневскую мэрию вице-председатель Либеральной партии Дорин Киртоакэ? Противозаконное увольнение с работы всех тех, кому оказалось не по пути с авторитарной «семьей» Гимпу - Киртоакэ? Безответственный популизм при принятии решения о снижении тарифов на тепло? Чем, спрашивается, в этом смысле «новые либералы» отличаются от «обновленных коммунистов»? Только тем, что коммунисты-воронинцы достаточно быстро поняли, что популизм, как пропагандистский приём, хорош лишь для выборов, но абсолютно не годится для реальной жизни, а «либеральные» господа Гимпу и Киртоакэ продолжают жонглировать пустыми словами, не замечая, как земля уходит у них из-под ног.

А что предлагают нам сегодня действующие в Молдове партии в своих программах, которые должны являться отражением их официальных идеологий? Вот, например, коммунисты-воронинцы недавно приняли на пленуме ЦК ПКРМ проект своей новой программы. По их уверению, которое они усиленно внедряют в общественное сознание, это очень хороший, добротный, идеологически выдержанный документ. Но так ли это?

Увы, большинство членов ПКРМ и её активистов среднего звена пребывают сегодня в полном недоумении относительно того, как в реалиях сегодняшней Молдовы можно будет «соединить коммунистическую идею и буржуазную демократию», заставить буржуазное по своей сути правительство работать «во имя победы социализма»!? Ведь ни для кого не секрет, что для молдавских министров руководством к действию является отнюдь не программа ПКРМ. Они строго руководствуются предписаниями и рекомендациями МВФ, Мирового банка, ЕБРР, различных комиссий Евросоюза. Да и сам «главный коммунист» Воронин, судя по всему, руководит страной вовсе не по программе своей партии, а по подсказкам Вашингтонского обкома, рекомендациям Брюсселя и Страсбурга.

В общем надо признать, что идеология в Молдове умерла. Ей на смену пришли разного рода политические проекты, в которых больше пиаровского, чем идеологического начала.

Партийные проекты за годы независимости изрядно побродили по молдавской земле, будоража умы и волнуя сердца наших граждан. Кое-какие из них даже запомнились общественности. Остался, например, след в общественном сознании от бывшей Партии возрождения и согласия Молдовы (ПВСМ) экс-президента Мирчи Снегура (хотя самой партии уже давно нет в списке живых, а сам Снегур перекочевал в очередную партию), много говорившей о программах модернизации Молдовы. Запомнились, в дальнейшем забытые самими коммунистами, их проекты «о двух государственных языках» и создании союза Молдовы с Россией и Белоруссией. Представляют определенный интерес для общественности идеи лидера социал-демократов Молдовы Дмитрия Брагиша о конкурентоспособности страны и построении «Социальной Молдовы». На слуху пока ещё недавние новые инициативы председателя ПКРМ, президента Воронина об экономических новациях и решении проблемы Приднестровья. Можно также вспомнить предложения лидера Национал-либеральной партии Виталии Павличенко о союзе Молдовы и Румынии. Вот, пожалуй, и вся, с позволения сказать, «идеология» в современной Молдове.

Конечно, имитации «воскрешения» партийных идеологий непременно будут иметь место. Так сказать, сугубо для проформы. Как необходимый атрибут, присутствие которого на «партийном мундире» любой уважающей себя партии обязательно. Но ожидать, что официально провозглашенная идеология решивших принять участие в парламентских выборах в 2009 году молдавских партий может оказать какое-либо воздействие на их избирателей и прямо или косвенно сказаться на результатах этих выборов, не стоит. В 2009 году избиратели в Молдове, скорее всего, будут вновь, как и прежде, голосовать за те партии и тех партийных вождей, которые вызывают у них личную симпатию и обещания которых покажутся им наиболее привлекательными. Всё остальное, в том числе и идеология, как для самих молдавских партийных боссов, так и для большинства молдавских избирателей, совершенно несущественно.

Но не стоит забывать также и о том, что в стране с каждым днем множится количество протестного электората, основу которого составляет молодежь, которая уже не верит ни старым партиям, ни их «старым» вождям. Если среди претендентов на победу на выборах не появится ничего нового, эти люди будут голосовать, в массе своей, исключительно «против». Одни - против Партии коммунистов. Другие - против «старых» партий из лагеря антикоммунистической оппозиции. И тут шансы на победу могут обрести те «партийные вожди», которые предложат «идеологию обновления политического класса Молдовы». По нашему мнению, это может быть самый интересный и перспективный политический проект, который может привлечь внимание и симпатии избирателей.
Обсудить