Дьяков и демпартия: предвыборный маскарад

Три года руководства республикой, олигархическо-преступными группировками, три года так называемого законотворчества румыно-унионистов из АДР под председательством Д. Дьякова и его заместителей Ю.Рошки и В.Матея — это три года деградации экономики, культуры и социальной сферы истерзанной Молдовы.

Перед выборами правые, в том числе унионистские партии, наносят на свою антинародную, антимолдавскую физиономию “левоцентристский” или “центристский” грим. Главная цель этого предвыборного маскарада — ввести в заблуждение, обмануть неискушенного в политических трюках и интригах доверчивого избирателя и добиться его поддержки на выборах.

В конце октября, например, депутатская группа социал-либералов в парламенте во главе с О.Серебряном вдруг, каким-то только им известным чудесным образом превратилась из унионистов в самых что ни на есть обыкновенных социал-демократов, даже “центристов”, и заявила о своем решении присоединиться к фракции ДПМ Д. Дьякова. Последний принял их с распростертыми объятиями и заявил, что “это событие непременно приведет к укреплению политического центра Молдовы”. О. Серебрян мыслит более перспективно, чем его приемный “отец”: “Это событие — первый шаг на пути объединения молдавского политического центра”. (“НВ”, 26.10.07).

Это заявление прозвучало как гром среди ясного дня: О. Серебрян — центрист?! Да правее его уже некуда двигаться, правее — стена!

Создание совместных фракций произошло не только в парламенте, но и на местном уровне. Недавно же Д.Дьяков и О. Серебрян объявили о реализации амбициозного проекта “укрепление политического центра Молдовы” и объединении на базе Демпартии путем слияния ДПМ и СЛП на общем съезде обеих партий в феврале-марте 2008г. (“НВ”, 30.11.07). И вряд ли кто удивится, если завтра В. Павличенко и А. Царану “запишутся в центристы” и Д.Дьяков их с удовольствием примет в свою фракцию. Сам-то лидер ДПМ никогда настоящим центристом не был, а только по надобности прикрывался этим брэндом словно вещью многоразового пользования.

Небольшой экскурс в прошлое “центриста” Д. Дьякова позволит нам выявить некоторые штрихи к его политическому портрету.

Накануне выборов президента в 1996 г., находясь под теплым крылышком П. Лучинского, он причислял себя к “левоцентристской части политического спектра” (“Логос-пресс” №27, 1996 г.). Перед парламентскими 1998 г. выборами, будучи лидером пропрезидентского ОПД “За демократическую и процветающую Молдову” (ЗДПМ), Д.Дьяков чуть сдвинулся вправо: “Мы определяем свою позицию как центристскую” (“НМ”, 25.02.98).

Уже весной 1998 г. бывший “центрист”, став руководителем фракции ЗДПМ в парламенте, взял круто вправо и, скинув маску, вместе с правоунионистскими фракциями, входившими в Демконвенцию Молдовы, — ПВСМ М.Снегура, ХДНП Ю.Рошки, а также фракцией ПДС В.Матея создает прорумынский право-радикальный т.н. “Альянс за демократию и реформы” (АДР). По мнению многих политиков и политологов Д.Дьяков пошел на сговор с лидерами названных политформирований только ради своих личных интересов — кресла председателя парламента. Разношерстное парламентское большинство в лице АДР за три года своей деятельности сначала в полном, а потом в усеченном (без ХДНП) виде сформировало два состава правительства. Министры и их заместители, другие руководители центральных и местных органов исполнительной власти назначались не по деловым и профессиональным качествам, а по партийной принадлежности в соответствии с утвержденным АДР алгоритмом.

Много лет спустя после этой постыдной политической сделки еженедельник “Коммерсант Plus”, который трудно заподозрить в симпатиях к коммунистам, писал, что хитрости и изворотливости Д. Дьякова “мог бы позавидовать любой политик... Он сумел обвести вокруг пальца таких искушенных политиков, как Мирча Снегур, Николай Андроник, Юрий Рошка и Валериу Матей, выговорив у них пост председателя высшего законодательного органа — второго лица в государства”. (“Комм.Plus”, 05.12.03).

В парламенте под председательством Д. Дьякова, при его активном участии и по его инициативе АДР принимал антинародные законы, такие, к примеру, как Закон о пенсиях, который предусматривал повышение возрастного ценза выхода на пенсию для мужчин — до 65 лет, женщин — до 60 лет, Закон об административно-территориальной реформе, предусматривавший расформирование районов в деление страны на уезды по румынскому образцу и др. Сотни различных законов, принятых депутатами АДР, были дословно списаны у румынских законодателей.

Три года руководства республикой, олигархическо-преступными группировками, три года так называемого законотворчества румыно-унионистов из АДР под председательством Д. Дьякова и его заместителей Ю.Рошки и В.Матея — это три года деградации экономики, культуры и социальной сферы истерзанной Молдовы. В то время страной управляли не хозяева, а временщики, занятые лишь решением своих личных проблем. Уместно здесь вспомнить, что второе правительство АДР — кабинет министров во главе с И. Стурзой — было утверждено в парламенте лишь благодаря решающему голосу депутата от ПДС И.Илашку, находившегося в приднестровской тюрьме, откуда В.Матей только одному ему известным способом доставил в парламент письмо в поддержку нового правительства. Свою приверженность унионизму бывший вице-председатель ДПМ и премьер-министр И.Стурза продемонстрировал личным участием 1 декабря 1999 г. в церемонии открытия в Яссах памятника“великому объединению” 1918 года, профинансированного его высокородной династией”. (“Деловая газета”, 14.01.00).

Как и первое, второе правительство АДР отличалось крайне правым политическим курсом и высоким уровнем коррумпированности. Один из известных молдавских политиков писал о полном банкротстве политических сил так называемой демократической ориентации, о коммерциализации выборов и коррумпированности в высших эшелонах власти Молдовы в 90-х годах: “С каждыми выборами возрастали ставки — от 20 тыс. до 100 тыс. “баксов” за место с гарантией получить депутатский мандат... А что только стоили министерские посты в правительстве И. Стурзы под крышей АДР!” (“Де факто”, 13.03.01). Перед выборами 1998 г. Д.Дьяков говорил: “Наша ставка — на людей состоятельных и предпринимателей, которых в министерском кресле не волнует взятка в 10 тысяч долларов и которым важно самоутвердиться”. (“Мысль” № 2, 2003, стр.21).

Политика разграбления национального богатства страны представителями высшей государственной власти и олигархами, госчиновниками и просто рядовыми жуликами не могла оставить равнодушным даже лидера СДПМ О.Нантоя: “Молдова все больше стала похожей не на государство, а на воровскую малину..., молдавская “политическая элита” демонстрирует свой патологический цинизм по отношению к гражданам, ее избравшим”. (“Де факто”, 14.12.99). Несколько позже эсдековский лидер говорил: “У большинства оппозиционных партий имеются серьезные проблемы с населением. В особенности это касается бывшего АДР, который пришел к власти в 1998 г., а в 2001 г. оказался на политическом кладбище”. (“МВ”, 25.12.02).

Г.Еремей, бывший заместитель председателя АДР, хоть и в мягкой форме, но вынужден был впоследствии признать, что “за три года не было сделано почти ничего из того, что было обещано электорату как на президентских в 1996 г., так и на парламентских выборах 1998 г. Авторитет правых сил стремительно упал”. (Г.Еремей “Fata nevazuta a puterii”, К. 2003, стр.643). Непригодность так называемых алгоритмических правительств Молдовы вынужден был признать и один из главных “родителей” алгоритма Д.Дьяков: “Да, мы сделали из алгоритма посмешище, применяя его ко всем — от министра до вахтера”. (“НМ”, 29.12,1998). В результате на досрочных парламентских выборах народ страны отказал в доверии как правым, так и правоунионистским партиям.

Немного придя в себя после сокрушительного поражения на выборах, наиболее крупные правые формирования начали подготовку к реваншу. 22 мая 2001 г. они предприняли попытку объединиться и создали так называемый Демократический форум Молдовы (ДФМ), в который вошли ПВСМ М.Снегура, ДПМ Д. Дьякова, НЛП М. Русу, СДПМ О. Нантоя, НКХДПМ В. Муравского, ППСС В. Унтилэ и ПДС В.Матея.

“Все политические фигуранты ДФМ, — писал еженедельник “Де факто”, — придерживаются исключительно правых политических воззрений, маскируя их в случае нужды “центризмом”, но никогда не подтверждая эти свои декларации практическими делами”. (“Де факто”, 29.05.01). О политической ориентации ДФМ высказались и сами руководители партий-учредительниц форума. М.СНЕГУР: “Разумеется, учреждение ДФМ — первый шаг к объединению правых”; М.РУСУ: “Думаю, что ДФМ является первым шагом к объединению правых формирований”; В.УНТИЛЭ: “Во время выборов избиратели нас спрашивали, почему не объединяются правые партии, поэтому, я думаю, что создание ДФМ является первым шагом к объединению”. (“Lucea-f=rul”, 25.05.01).

Аналитики из фонда “Социум Молдова” убеждены, что правые партии “в большей или меньшей мере стояли на позициях унионизма”. (“Де факто”, 12.06.01). Партийные лидеры этих партий могут возразить, что в программах их формирований не отражен унионистский характер. Однако политический курс партий оценивается не столько программными положениями, декларациями, сколько конкретными практическими делами. Например, бывший лидер НЛП М. Русу публично признавался: “Мы — унионисты, несмотря на то, что в нашей программе это не отражено”. (“Флукс”, 15.12.2000). К счастью, ДФМ не суждено было решить свою главную задачу — объединить все правые силы в одно формирование, т.к. через несколько месяцев он почил в обозе политической истории Молдовы.
Обсудить