План, который не требует согласований

На минувшей неделе из Молдовы были высланы два румынских дипломата. Посла Румынии Филиппа Теодореску 12 декабря вызвали в молдавский МИД и ознакомили с содержанием устной ноты. МИД РМ потребовал, чтобы два сотрудника посольства в 24 часа покинули Молдову.

Ранее молдавские власти уже выслали консула Румынии Александра Руса, обвинив его в том, что он брал взятки при выдаче виз.

В начале декабря Владимир Воронин побывал в Брюсселе. Там он в числе прочего пожаловался на «агрессивную» политику, которую Румыния проводит в отношении его страны. Молдавский президент обвинил румынских лидеров в том, что они «недолжным образом признали государственность Молдовы».

«Насколько мы понимаем, существует специальная концепция и специальная политика. Цель - реализовать старые задачи по созданию единого румынского государства», - сказал еще раньше Владимир Воронин в интервью румынской газете «Evenimentul Zilei».

Сегодня уже мало кто сомневается, что такая стратегия у Бухареста есть. Она была всегда, но уходящий год, наверное, можно назвать в этом плане переломным. До 2007 г. на первом месте для Румынии была интеграция в Европейский Союз. Румыны много лет стремились к ней. «Бессарабский вопрос» в это время не терял своей важности, но оставался на втором плане.

1 января 2007 г. европейская цель была достигнута, и внешняя политика Бухареста «разморозилась».

Произошло все очень быстро. Уже в начале года харизматичный президент Траян Бэсеску на заседании Европарламента заявил, что «все румыны снова должны быть вместе». В Кишиневе тогда это приняли за обычную шутку Бухареста. Сейчас уже говорят не о шутках, а об «агрессии». Траян Бэсеску с тех пор много раз повторил, что разделенная нация объединится. Последний раз это произошло 23 ноября на встрече со студентами в городе Галац.

Можно выделить три компонента усиления румынского влияния в Молдове – гражданство, язык и церковь. Они тоже были всегда, начиная с 90-х. Но сегодня они используются качественно по-иному. До 2007 года, например, практика предоставления румынского гражданства жителям Молдовы была в какой-то мере неформальной. Сейчас она стала элементом политики государства. И процесс приобрел другие масштабы.

Наряду с этим повысилась роль лингвистического фактора. Румыния организует научные форумы, чтобы показать несостоятельность понятия «молдавский язык». Лингвистические споры до последнего момента не были столь очевидны. Но вот в ноябре в румынском городе Сучава (кстати, исторической столице Молдавского княжества) прошел симпозиум, на котором молдавский язык был назван «антинаучным» явлением. Примерно в то же время с аналогичным заявлением выступила и Румынская академия наук.

К научным кругам и светским властям присоединились власти церковные. Синод Румынской Православной церкви еще в конце октября объявил о создании трех своих епархий на территории Молдовы. На минувшей неделе РумПЦ подтвердила, что не отказывается от этих планов.

Церковь сегодня является проводником внешней политики, и это не отрицают ни в России, ни в Румынии. Российский МИД официально взаимодействует с РПЦ (в ноябре состоялось заседание рабочей группы, в котором участвовали министр Сергей Лавров и Патриарх Алексий II). Что же касается Румынии, то здесь ситуация еще более однозначная. В этой стране церковь не отделена от государства, священнослужители получают бюджетное финансирование и, соответственно, реализуют румынскую государственную политику. Это значит, что три епархии, создаваемые на территории Молдовы, внесут свой вклад в «объединение двух государств».

В конце ноября Посол Румынии в Молдове Филипп Теодореску подверг сомнению законность нынешних границ между двумя странами. То, о чем ранее говорили только правые политики вроде лидера «Romania Mare» Корнелиу-Вадима Тудора, теперь прозвучало на официальном дипломатическом уровне. После этого молдавские власти решили выслать двух сотрудников румынского посольства.

2.

Президент Владимир Воронин всегда повторяет, что «молдаване не станут румынами». Он ссылается на данные переписи 2004 года. По словам Воронина, «тогда только 2,1% граждан Молдовы назвали себя румынами».

Однако это было три года назад. Сейчас же ситуация меняется, и если бы перепись проводили сегодня, то результаты, наверное, были бы другими. Возможность получить румынское гражданство, а вместе с ним - свободу передвижения и возможность легального трудоустройства в Европе изменила настроения многих жителей Молдовы.

Этот факт признают местные социологи. Институт общественных политик осенью провел опрос, в ходе которого выяснилось, что 35% жителей Молдовы либо уже имеют румынское гражданство, либо хотят его иметь в будущем (в том числе и ближайшем). При этом немалая часть уже подала документы на гражданство.

35% - это около миллиона жителей Молдовы. Президент Румынии Траян Бэсеску, пожалуй, был прав, когда в середине года называл именно такую цифру.

В Бухаресте считают это началом и прогнозируют, что в конце концов румынское подданство получит большая часть молдаван. И это станет, наверное, самой простой юридической базой для объединения двух государств.

Румынские усилия в Молдове приносят и другие результаты. Бессарабская Митрополия (в состав которой войдут создаваемые Синодом РумПЦ три новые епархии) имеет на территории Молдовы 150 приходов. По другим данным, их, впрочем, уже около 300.

Представителям Румынии в Европарламенте в 2007 году удалось снять формулировку «молдавский язык» в официальных европейских документах. Они доказывали, что язык, на котором говорят жители Молдовы, называется румынским. И убедили большинство европейских депутатов, которые предпочли политкорректное определение - «официальный язык».

Румынское влияние в Молдове будет только усиливаться, так как есть ясная воля со стороны Бухареста. Демократическая партия президента Бэсеску недавно победила на выборах в Европарламент. В 2008 году парламентские выборы пройдут уже в самой Румынии, и демократы рассчитывают на успех. После этого Траян Бэсеску сможет проводить еще более смелую политику, чем сейчас. В том числе и в отношении объединения.

Впрочем, объединение (unirea, «униря», как говорят в Кишиневе) будет продолжаться независимо от перспектив нынешнего румынского президента. По «бессарабскому вопросу» среди ведущих румынских политиков нет разногласий. Все они – сторонники unirea.

Это признал и Владимир Воронин, когда сравнил Траяна Бэсеску с его предшественником, социал-демократом Ионом Илиеску. «Мы дискутировали с Илиеску, который хотел убедить меня в том, что мы румыны, и точка», - сказал Воронин в упоминавшемся уже интервью «Evenimentul Zilei».

За объединение выступают румынские социал-демократы и национал-либералы, не говоря уже о партии «Romania Mare». Лидер PRM Корнелиу-Вадим Тудор сказал прессе в ноябре, что он никогда не сможет назвать Республику Молдова страной. «Она является неотъемлемой частью Великой Румынии. И рано или поздно вернется к родине», - цитируют Тудора бухарестские издания.

3.

Румынский президент Траян Бэсеску не реагирует, когда Владимир Воронин называет его заявления «тупыми». Бэсеску понимает – такая резкость, скорее всего, от бессилия. А еще Бэсеску знает – жители Молдовы в большинстве своем хотят в Европейский Союз. И европейское будущее им может дать сегодня только Румыния. Поскольку у Молдовы в ближайшие десятилетия шансов вступить в ЕС нет.

По данным различных опросов, за членство в Евросоюзе высказываются от 70% до 76% граждан Молдовы. По иронии судьбы, надежду на европейскую интеграцию им дали во времена Владимира Воронина. Именно в последние годы «вхождение в Европу» было названо «приоритетом» для Молдовы. Молдавское общество настойчиво и постоянно готовили к «европейскому выбору».

Сегодня оказалось, что этим подготовительным этапом воспользовалась Румыния. Восприимчивость граждан Молдовы к европейским перспективам дает Бухаресту дополнительные возможности, позволяет сравнительно легко провести идею «воссоединения в рамках ЕС».

Здесь Траян Бэсеску находится в выгодном положении – он может пообещать «путь в Европу» уже сейчас, а не через 15-20 лет.

Румынские политики спокойно воспринимают попытки Владимира Воронина жаловаться на «румынскую экспансию» в Брюсселе. Они знают, что это не принесет особого результата. Бухарест традиционно поддерживают влиятельные круги в ЕС. В свое время европейские структуры способствовали усилению правых партий в Молдове (выступавших за «unirea»), а Европейский суд по правам человека в 2002 году вынудил правительство РМ зарегистрировать Бессарабскую Митрополию Румынской Православной церкви. Постановление ЕСПЧ по Митрополии Бессарабии имело, пожалуй, столько же политических мотивов, как и другое его решение – по «делу Илашку».

Бухарест будет и далее действовать просто – ориентироваться на жителей Молдовы, которые хотят получить румынское гражданство, визы и работу в ЕС. Протесты властей в Кишиневе будут при этом игнорироваться. Как заявил на минувшей неделе Траян Бэсеску, «наша политика – это политика поддержки румын из Республики Молдова, всех тех, кто говорит по-румынски. Мы не обращаемся к государственным институтам РМ».

Кроме гражданского общества, Бухарест сегодня опирается на партийное лобби, которое в 2007 году тоже качественно усилилось и изменилось. Наряду с традиционной ХДНП (преемницей Народного фронта) и ее лидером Юрием Рошкой появились новые фигуры. Прежде всего это нынешний примар Кишинева Дорин Киртоакэ и его Либеральная партия.

Дорин Киртоакэ сигнализирует о том, что имидж Румынии в Молдове меняется. Вместо «провинциала» Юрия Рошки – прямолинейного, вороватого и авантюрного (что показало расследование истории с похищением депутата Влада Кубрякова) приходит «молодой европейский» менеджер, выпускник западных вузов. Юрия Рошку тоже, впрочем, не отправляют «в запас» – на минувшей неделе его переизбрали лидером ХДНП. У каждого из них – изобретательного Рошки и элегантного Киртоакэ – будет свой электорат.

Новый мэр города Кишинев старается выглядеть политкорректным – в соответствии со своим «европейским» имиджем. Однако его политическая карьера в 2000 году начиналась с требований ограничить вещание русскоязычных радиостанций и телеканалов.

Популярность Дорина Киртоакэ растет – по данным последних опросов, около 4% жителей Молдовы готовы видеть его на посту президента. Здесь примар Кишинева уже обходит даже лидеров ведущих оппозиционных партий - Серафима Урекяна и Дмитрия Брагиша.

Коммунисты сегодня пытаются бороться с усиливающимся румынским влиянием во власти. На минувшей неделе был в окончательном чтении принят закон, согласно которому молдаване, имеющие второе гражданство, не смогут занимать государственные должности. Правые партии выступают против, однако пока лишь в парламенте. Это недолгое затишье. Думается, главные акции протеста начнутся ближе к парламентским выборам. Тогда эффект будет большим.

Выборы в Республике Молдова, как известно, должны состояться в начале 2009 года. В Румынии ожидают от них перелома – коммунисты отправятся в оппозицию, а большинство получит правый блок. И тогда «unirea» пойдет легче.

Закон, запрещающий тем, у кого двойное гражданство, занимать государственные должности в Молдове, имеет обратную сторону. Он коснется граждан не только Румынии, но также России или, например, Украины. Закон предусматривает большие ограничения – под него подпадают и рядовые служащие. Могут пострадать интересы целых групп населения. Партия коммунистов, принявшая его, еще более запутается в «национальном вопросе».

4.

Румынская политика в Молдове всегда влияла на молдо-приднестровские отношения; можно сказать, что этот аспект был решающим, связанным с предысторией конфликта. В 90-х годах все, собственно, и началось с того, что Молдова стремилась в Румынию, начала культурную и политическую интеграцию, а Приднестровье выступило против этого. Ориентир был совсем другой - на сохранение единства с Россией.

Влияние Румынии в последние 17 лет было различным. Во второй половине 90-х оно, казалось, пошло на спад, и в России тогда поверили в то, что Молдова останется среди лояльных Москве постсоветских государств. Дополнительной гарантией этого должно было послужить разрешение молдо-приднестровского конфликта. Предполагалось, что Приднестровье, будучи субъектом федерации в составе РМ, станет тем фактором, который сохранит Молдову для России.

В это время появилась формула «общего государства». Она получила развитие в «плане Примакова» (2000 г.). Из того, что Молдова и Приднестровье создадут «общее государство», исходили авторы и последующих российских проектов («план Козака» в 2003 г. или последний по времени полусекретный «план Зубакова»). Различие было только в модели государства – предлагались федеративные и конфедеративные варианты.

Однако ничего создать не удалось, и можно сегодня говорить, что для России это направление оказалось безуспешным. Среди обстоятельств, помешавших Москве, было и новое усиление Румынии. Это усиление автоматически означало и укрепление позиций ЕС и США в регионе.

Оглядываясь назад, кажется, что в России в какой-то момент все-таки недооценили силу румынского лобби. После победы коммунистов, получивших в 2001 году конституционное большинство, российские политики испытывали определенный подъем. Однако не прошло года, как завоевания ПКРМ были сведены на нет небольшой, но эффективной ХДНП, за которой стояли европейские круги.

Начало 2002 года стало важным моментом – тогда был создан механизм т.н. «решающего влияния на власть». Протесты ХДНП оказали серьезное психологическое воздействие на коммунистическую элиту, и она готова была отступать, лишь бы не допустить их повторения.

С тех пор румынское лобби начало быстро усиливаться. Оно сыграло свою роль в событиях, связанных со срывом «меморандума Козака» и, безусловно, оказало бы давление на власть, если бы она приняла «план Зубакова». Однако проект, в мае-ноябре продвигавшийся заместителем Секретаря Совета безопасности России Юрием Зубаковым, не дошел, похоже, даже до начальной стадии.

Безуспешность российских усилий может быть связана с тем, что формула «общего государства» перестала соответствовать нынешним реалиям. Вернее, уже давно им не соответствует. Она была актуальна тогда, когда коммунисты шли к власти. В 1999-2000 годах это была поднимающаяся пророссийская оппозиция, и с ней связывались расчеты на урегулирование конфликта. Предполагалось, что у ПКРМ будет достаточная политическая воля, которая позволит достичь урегулирования на основе идей «общего государства» и российского плана. Но такой воли не оказалось.

Сейчас же ситуация иная, и чем дальше, тем больше она отличается от того, что было в 2000 году. Сегодня реализуется план, который никто особенно не воспринимал всерьез. Это так называемый «план Белковского». Он прост. Первая его часть - Молдова поэтапно уходит в состав Румынии. Вторая – Приднестровье самоопределяется.

«План» российского политолога Станислава Белковского (одно время говорили, что он высказал свои идеи в шутку) имеет одно преимущество перед всеми другими. Он не требует согласований. Все происходит естественным путем. По крайней мере, в том, что касается «воссоединения» Молдовы и Румынии.

Сегодня кажется, что если бы в прошлые годы и удалось создать «общее государство» в составе Молдовы и Приднестровья, оно не стало бы прочным и стабильным. Это было бы некое подобие нынешней Украины, со своими Западом и Востоком.

Социологические исследования, проведенные в августе-сентябре 2007 года, показали, что большинство (68%) населения Молдовы готово согласиться с независимостью Приднестровья, если это поможет европейской интеграции. Процесс затронул молдавское общество, и его уже, по-видимому, не остановить. Россия, очевидно, должна признать, что создать «общее государство» на территории бывшей Молдавской ССР ей вряд ли удастся.
Обсудить