Проблемы и перспективы Партии коммунистов Республики Молдова

Вероятнее всего, после 2009 года коммунисты всё-таки перестанут быть правящей партией Молдовы, но сохранят статус одной из ведущих политических сил страны. Это будет уже совершенно иной расклад, открывающий новые перспективы для оздоровления политической жизни страны.

В последние 4 года наметился заметный спад популярности правящей в Молдове Партии коммунистов. Электоральный ресурс ПКРМ за 6 лет упал практически в два раза: с 794, 808 проголосовавших за неё избирателей в 2001 году до 394,023 отдавших за неё свои голоса в 2007 году. В процентном соотношении этот спад выглядит вроде бы не столь уж и значительным: 50,7 % в 2001 году и 34 % в 2007 году, однако следует принять во внимание некоторые специфические факторы, продолжающие влиять на снижение электоральной поддержки ПКРМ, прежде всего, падение политической активности населения Молдовы и всевозможные манипуляции с голосами избирателей на выборах, о котором мы поговорим ниже.

В местных структурах власти в 2003 году ПКРМ имела около 368 «своих» мэров, а сегодня только 328, то есть на 40 мандатов меньше. При этом следует особо отметить, что это примары не сёл, а городов, таких как Кишинев, Фэлешты, Орхей, Унгены, Бричаны, Кэлэрашь и другие.

Коммунисты представлены сегодня только в 1/3 части районных структур власти республики, то есть в 11 районах, а представители оппозиции – в 2/3 ( АМН - в 14, ПСДМ – в 3, ДПМ-2, ХДНП в -1 и т.д.) Представители ПКРМ оказались полностью вытесненными оппозицией из руководства столичного Кишинева, а также из некогда «красного пояса» -Гагаузии.
Количество председателей районов от партий
График

Если проанализировать позиции ПКРМ по количеству вице-председателей районов, то здесь ситуация для правящей партии складывается вообще катастрофическая: она полностью отдала пальму первенства оппозиционным партиям - ДПМ, ХДНП АМН, а также НРП и коалиции ПСД-СДПМ. ПКРМ удержала за собой - не без труда! - только 20 % мандатов вице-председателей!

Количество вице-председателей районов от каждой политической партии:

График 2

Эволюции электоральной поддержки Партии коммунистов РМ присуща определенная цикличность: от 30% электоральной поддержки в 1998 году, когда она впервые попыталась прорваться во власть из окопов оппозиции, до победных 50% в 2001 году, после чего началось постепенное падение популярности ПКРМ. На парламентских выборах в 2005 году, в которых ПКРМ участвовала в статусе правящей партии, произошло снижение её электоральной поддержки до 46%, а на местных выборах в 2007 году – до 34%.

То же самое можно сказать и о рейтинге доверия к лидеру ПКРМ, президенту Молдовы Владимиру Воронину, который, в принципе, все эти годы являлся (и продолжает являться и сегодня) главным «локомотивом» этой партии.

В 2002 году личный рейтинг Владимира Воронина, если верить данным ИПП, составлял 73%, а в мае 2007 года - всего 45,8 %. Снижение весьма существенное, хотя и сегодня у президента Воронина по-прежнему самый высокий рейтинг среди остальных политических лидеров в Молдове. Тем не меннее, факт остаётся фактом: рейтинг президента Воронина падает.

Скорее всего, если действие факторов, оказывающих влияние на снижение рейтинга правящей ПКРМ и её лидера, продолжится, уже на выборах в 2009 году её электоральная поддержка опустится до 30%, то есть, к показателям 1998 года, что поставит под вопрос их дальнейшее пребывание во власти. Если им, конечно, вновь не помогут своими голосами в парламенте некоторые оппозиционные демократы, как это уже однажды случилось 4 апреля 2005 года.

Отмечая возникшие у правящей ПКРМ проблемы с рейтингом и электоральной поддержкой на последних выборах, следует всё же признать, что и сегодня коммунисты продолжают оставаться самой сильной партией, а их лидер – самым популярным политиком Молдовы. Ведь, ни одна другая партия в стране не смогла набрать те же 34% голосов электората на местных выборах в 2007 году, которыми сегодня располагает Партия коммунистов.

Политическая география правящей ПКРМ

Если проанализировать географию рапространения влияния ПКРМ на отдельные регионы страны в разные годы, то нетрудно заметить, что если в 2001-2003 г.г. она полностью контролировала Юг и Север Молдовы, имея свои «опорные узлы» также и в Ценре, то по итогам местных выборов 2007 года коммунисты практически полностью потеряли контроль над Югом, сохранив здесь позиции лишь в Басарабяске, а также сохранили ограниченный контроль над Центром ( в Новых Аненах, Резине). Полностью контролируют коммунисты сегодня лишь Север страны, то есть Бельцы, Бричаны, Дондюшаны, Единцы, Флорешты, Окница, Рышканы, Дрокия. Жесткая позиция лидера ПКРМ, президента Воронина по отношению к Приднестровью позволила коммунистам закрепиться в Дубэсарах.

Все это говорит о том, что ПКРМ, всё ещё оставаясь правящей партией, сильно сузила своё присуствие во многих регионах страны, отступив на Север, где ей до сих пор удаеться держать электорат в убеждении, что резкое падение уровня жизни некогда богатых северных районов Молдовы связанно лишь с реформами, проведёнными «демократами», которые разрушили их агропромышленный комплекс. На Юге эти аргументы уже больше не срабатывают. Здесь сконцентрирована сегодня основная часть виннопромышленного комплекса Молдовы, который больще всего пострадал от российского эмбарго и «винной войны», первопричиной чего южане уверенно называют конфронтационный внешнеполитический курс лидера ПКРМ, президента Воронина по отношению к традиционному потребителю молдавского вина - России.

Эволюция традиционного электората ПКРМ

Безусловно, как взлёт электоральной поддержки ПКРМ в 2001 году, так и её заметное снижение в 2007 году напрямую связаны с теми эволюционными процессами, которые происходят в среде электората этой партии. Ни для кого не секрет, что за коммунистов традиционно голосовали, в основном, русскоязычные граждане, малообразованые, бедные слои населения, рассчитывающая на их поддержку бюрократия, а также поставленные в отчаянное положение реформами «демократов» пенсионеры.

В 2007 году коммунисты, сохранив, в основном, своё влияние среди сельского населения, потеряли, главным образом, поддержку городского электората, то есть наиболее информированной, образованной, имеющей сравнительно высокий уровень доходов части молдавского общества. Причины это различны. Одна часть городского электората просто глубоко разочаровалась в партии Воронина, поскольку она не выполнила своих предвыборных обещаний. Другая часть, речь идёт о престарелых ветеранах труда и войны, просто отправилась в мир иной. Немалое количество традиционно голосующего за ПКРМ городского электората в трудоспособном возрасте покинула пределы Молдовы в поисках лучшей доли. Нет сомнений в том, что многие русскоязычные отвернулись от ПКРМ и по причине регулярных антироссийских выкрутасов её лидера, президента Молдовы Воронина.

Некоторые эксперты полагают, что потеря ПКРМ электоральной поддержки городов чрезвычайно опасна, так как свидетельствует о нарастании угрозы утраты этой партией власти уже в 2009 году. Ведь раньше именно города служили оплотом ПКРМ, поскольку здесь концентрировался рабочий класс, преобладало русскоязычное население.

Однако, бытует также небезосновательная убежденность (в том числе и среди части высшего руководства самой ПКРМ), что коммунистов на следующих парламентских выборах могут спасти сёла, где проживает около 56% населения. Молдова, как известно, страна сугубо аграрная. Поэтому и президент Воронин, и правительство Тарлева постоянно уделяют внимание развитию молдавского села. В частности, здесь уже создано полторы сотни МТС.

Конечно, процветают на селе сегодня далеко не все крестьяне, а лишь так называемые «красные бароны», поддержанные и обласканные руководством партии власти. Они сосредоточили в своих руках массивы плодородной земли, виноградники, фермы, технику, семена, удобрения, а также, что самое важное, финансы. Остальной сельский люд, фактически, живёт в нищете и батрачит на «красных баронов» - феодалов с партбилетом в кармане. Но, поскольку работа на «новых коммунистов» является сегодня в молдавском селе единственным способом не умереть с голоду, то руководство ПКРМ твёрдо рассчитывает, что сёла дружно проголосуют так, как им укажут «новые коммунисты», то есть за ПКРМ, дав им возможность сохранить власть и влияние в стране.

Расчеты эти, в основном, верны. В прошлом они неоднократно подтверждались. Но следует принять во внимание и то обстоятельство, что молдавские села к настоящему заметно опустели и продолжают пустеть, поскольку люди покидают их и в поисках работы перебираются в города, уезжают за границу.

Всё говорит о том, что коммунисты-воронинцы теряют и электоральную поддержку со стороны национальных меньшинств Молдовы. Они почти полностью потеряли доверие гагаузов и болгар, вызвали всё более отчуждение у русских жителей в Кишиневе, которые во втором туре на даже не пошли голосовать за кандидата от ПКРМ. Определенное влияние ПКРМ сохраняет пока лишь на украинцев и русских, проживающих на севере страны.

Надеясь вернуть симпатии этой части электората, руководство Партии коммунистов делает ставку сегодня на активную антирумынскую кампанию, приобретающую тотальный характер.

Падение влияния Партии коммунистов в молдавском обществе в немалой степени связанно также и с относительным ростом благосостояния части граждан, главным образом, благодаря их работе за границей. Эти люди не скрывают своей озлобленности по отношению к правящей ПКРМ. Работа в тяжелых условиях, вдали от дома, болезни, отлучение месяцами от семьи и детей, а иногда и развал семьи - вот плата за их относительное благосостояние. А «коммунистическая власть» в это самое время трубит о каких-то своих достижениях и евроинтеграции.

Пенсионеров, всю жизнь не выезжающие из родного села, популизм вождей ПКРМ, конечно, может ещё ввести в заблуждение и побудить проголосовать за нынешнюю партию власти. Но вот всех тех, кто уже поработал на Западе, или даже в России, убедить в том, что в Молдове «при коммунистах» уровень жизни стал не хуже тамошнего, вряд ли удастся.

Хотят того коммунисты или нет, но средний класс в Молдове, пусть медленно, но всё же будет расти. Это связанно и с близостью Евросоюза, и с расширением коммерческих связей Молдовы со странами ЕС, и с обретением Молдовой торговых преференций со странами Евросоюза, и с развитием торгово-экономических связей с Россией, что увеличит инвестиции в нашу страну.

А средний класс, как правило, хорошо информирован и «политически подкован», не любит запреты, преграды и патерналисткие замашки со стороны государства. То есть, на дух не переносит коммунистов, поскольку инстинктивно подозревает их в склонности к авторитаризму. Хотя, некоторые исключения, безусловно, имеются.

ПКРМ всё ещё сохраняет почти монопольное влияние на пенсионеров, число которых в Молдове достигает 700.000, то есть около половины всех избирателей! Это очень существенный электоральный ресурс ПКРМ. Остается с коммунистами пока и большая часть молдавских государственных чиновников, очень опасающихся смены власти по той причине, что, согласно местным традициями политической жизни, приход во власть новой правящей команды, как правило, сопровождается массовыми «чистками» аппарата государственного управления, при которых происходит замена на «своих людей» сверху донизу, от министра до шофера и уборщицы.

«Корпорация власти» правящей ПКРМ

Коммунисты сумели добиться того, что не удалось их предшественникам – демократам. Они смогли создать свою собственную вертикаль власти в стране. Добились они этого благодаря тому, что обеспечили слияние партийных и государственных функций, то есть, фактически, осуществили восстановление былой структуры системы власти КПСС на республиканском уровне.

Президент Воронин являеться одновременно и председателем правящей ПКРМ. Создана крупнейшая государственно-партийная «корпорация власти», включаюшее в себя также и медийный холдинг, в который входит несколько телеканалов, вещающих на всю территорию страны, газет, радиостанций и Интернет-изданий и порталов. Цель этого холдинга состоит в обеспечении идеологического господства Партии коммунистов в общественном сознании.

Другая составляющая «корпорации власти» ПКРМ - это сеть государственных и частных предприятий, за которыми стоят крупные промышленно-финансовые группы, монопольно контролирующие не только строительство, банки, табачную и вино-водочную промышленность, индустрию развлечений, телекоммуникации но даже и IT-технологии.

«Корпорация власти» создала по всей республике свою сеть, с которой связанны различные поставщики, дистрибьютеры, посредники и так далее. Все они пользуються определенными государствеными привилегиями и гарантиями, им под предлогом «либерализации» экономики списывают долги, дают преференциальные кредиты, они же выигрывают фиктивные тендеры, их не проверяют органы госконтроля.

На этих предприятиях работают сотни тысяч человек. Поэтому их менеджмент кровно заинтересован в победе ПКРМ, в сохранении нынешней неэфективной (конечно, только для общества, а не для них самих!) экономической системы, которая обеспечивает им сверхприбыли за счет монопольного контроля определенного сегмента рынка и подавление малого и среднего бизнеса.

Используя марксисткую терминологию, можно сказать, что «ось корпорации власти» представляет собой «компрадорскую буржуазию», специализирующуюся на спекуляциях и посредничестве.

«Корпорация» может легко влиять на спрос и предложение в стране, следовательно, на цены, на прибыли простых граждан и конкурентов, может увеличивать или уменьшать денежную массу, находящуюся в обращении, спекулируя на валютном рынке.

Это дает «корпорации» возможность концентрации огромных доходов, подкупа определенных сегментов населения и влиятельных людей, в том числе среди интелигенции, регулярной индексации пенсий.

Периферийная «ось корпорации власти» - это государственные учереждения и церковь. Всем директорам, начальникам, деканам и прочим чиновникам-управленцам заметно увеличили зарплаты. Простых же работников, докторов, учителей эти изменения не коснулись. Во многих учереждениях, правда, далеко не во всех, были отстранены от занимаемой дожности оппоненты партии власти и поставленны свои люди. Они должны проводить в жизнь «гибкую линию руководства ПКРМ».

Особено преуспевают в этом церковь. Церковь практически освящает сегодня нынешнюю систему власти, создавая нечто похожее на олигархию с теократическими элементами. В селе это пока срабатывает. Сопротивляються школы, государственные университеты, библиотеки, культура. Все это сильно напоминает пресловутую «Матрицу», разрушить которую довольно трудно.


Возможные сценарии развития ситуации для ПКРМ

Возникает вопрос: почему же Партия коммунистов, несмотря на потерю около 50% из своего прежнего электората, всё-таки остаётся у власти?

Всё дело в степени политического участия электората. Если, например, довести уровень политического участия граждан в процессе выборов с 52 %, как это было в 2007 году, до 69%, как это было в 1998 году, то ПКРМ, если даже и сохранит количество отданных за неё в 2007 году голосов - 394,023, в процентном отношении будет иметь только 23,3%! Хватит, в принципе, и 60% политического участия, чтобы опустить результат ПКРМ до 30%, то есть обеспечить уход комунистов из власти!

Рост политического участия можно частично обеспечить благодаря обновлению политического класса и появлению молодежи в списках политический партий. Это может полностью лишить авторитета и поддержки коммунистическую геронтократию.

Следовательно, коммунистам выгодно неучастие целых сегментов населения в политическом процессе. Ведь пенсионеры, независимо от ситуации в стране, дисциплинированно участвуют в выборах. А вот молодежь, представители малого бизнеса, из-за своих протестных настроений в выборах обычно не участвуют. При этом, коммунисты делают все возможное, чтобы вытолкнуть молодежь из участия в выборах: то не дают право голоса студентам в Кишиневе, то в некоторых селах недостает бюлетеней для голосования, а число «испорченных» бюлетенней доходит порой до нескольких десятков тысяч, то есть, фактически, происходит откровенная фальсификация выборов.

Всё это, однако, не помогло Партии коммунистов избежать фактического поражения на местных выборах в 2007 году. Но упиваться победой демократам еще рано. Тот факт, что в большинстве районов у власти оказались демократы, обьясняеться лишь формирование хрупких альянсов из представителей многочисленных демократических партий, из которых АМН, на данный момент, самая крупная оппозиционная партия, смог набрать только 16% голосов в районых советах, то есть вдвое меньше коммунистов, имея при этом 14 председателей районных советов!

Коммунисты, конечно, видят нарастающую угрозу их позициям во власти, а потому не сидят сложа руки. Они подготовили недавно законопроект, согласно которому, чтобы снять с должности председателя района, нужно будет иметь не 2/3 голосов муниципальных советников, как прежде, а только 50% +1!

Значит, большинство председателей районов коммунистам можно будет легко убрать, используя «дополнительные» голоса, главным образом, ХДНП и, возможно, ДПМ. Это значит, что уже через полгода коммунисты смогут вернуть себе власть в большинстве районов.

Если же коммунистам удастся ввести ещё и 7% избирательный порог, то в будущий парламент пройдут максимум 3-4 партии. Партия коммунистов, набрав всего 30%-34% , окажется самой сильной партией, а после пересчета потерянных голосов, которые будут украдены «карликовыми партиями», количество их депутатов в парламенте вообще может дойти до 40-45, а может быть, и больше.

Если же в новый парламент пройдут ХДНП и Демпартия, чего не следует полностью исключать, коммунисты, безусловно, снова остануться у власти, перекупив недостающее голоса, или просто использовав шантаж.

Хотя и здесь могут возникнуть проблемы. Политическая смерть ПКРМ наступит в том случае, если ни ХДНП во главе с Юрием Рошкой, ни ДПМ во главе с Думитру Дьяковым не преодолеют избирательный порог. Крах коммунистов также произойдет в том случае, если между собой смогут договорится Урекян, Брагиш и Киртоакэ. Последнему, кстати, придется тогда отказаться от румынского гражданства. Более того, всем участникам этой коалиции придеться прийти к согласию по определенным идеологическим принципам, из которых главными являються госсударственность Молдовы и статус её постоянного нейтралитета.

Тогда может сформироваться новый демократический алгоритм, о который разобьется внутренняя устойчивость коммунистов. Но добиться этого, конечно, будет нелегко. Если Киртоакэ и дальше будет бороться с мерещуйся ему повсюду (кроме своей партии, конечно) номенклатурой, а Урекян, на словах, призывать забыть старые обиды, а на деле, ставить палки в колеса оппонентам, как это имело место в случае с отказом в регистрации Думитру Годорожа в качестве депутата только потому, что тот молод и представляет ПСД, то никакой коалиции демократических сил сладить не удастся. Возможно, и Брагишу трудно будет забыть нападки Урекяна и Киртоакэ в свой адрес.

Былая «монолитная сплоченность» ПКРМ сегодня тоже под вопросом, что серьезно сказывается на её авторитете во время выборов. Все аналитики согласны с тем, что в ПКРМ сегодня, как минимум, образовались три политические группировки. Самая мощная и перспективная из них, костяк коммунистов-прагматиков, концентрируется вокруг премьера Василий Тарлева, чей рейтинг составлял в мае 41.7%. Это самый высокий рейтинг политика в стране после Воронина, что, несомненно, питает определенные амбиции премьера. Эта группировка опирается на значительную часть предпринимателей, крестьян, чиновников, а также русскоязычного населения.

Другая группа формируеться вокруг спикера Мариана Лупу, представляющего либеральное крыло ПКРМ.

Третья группа состоит из ортодоксов, недовольных любыми реформами и прозападным курсом руководства ПКРМ.

Однако, несмотря на то, что слухи о возможном расколе Партии коммунистов продолжают циркулировать, до выборов в 2009 году это маловероятно. Слишком велик риск того, что, убрав единовластного лидера Воронина, претенденты на его место передерутся между собой и их сварой воспользуются соперники ПКРМ.

Президент Воронин пока жёстко контролирует ситуацию. Говорят, что его всё больше привлекает российский сценарий передачи власти: премьер Василий Тарлев становится президентом, а сам президент Воронин садится в кресло премьер министра. При этом вся полнота власти, естественно, перейдет к правительству, правда, нынешнего единовластия и такой концентрации власти в своих руках, как сегодня, Воронину вряд ли удастся добиться. Нельзя также исключать, что коммунисты попытаются найти союзников среди других левых партий. Во всяком случае, покориться судьбе и безропотно сдать власть оппозиции в 2009 году они не намерены.

Какие выводы можно сделать из сказанного выше?
Коммунисты, действительно, переживают очень сложный момент в своей новейшей политической истории. Лидер ПКРМ Владимир Воронин, согласно конституции, не может третий раз подряд стать президентом страны. Это превращает его в «хромую утку», что автоматически ведет к падению рейтинга.

С другой стороны, высокая инфляция на фоне падения курса доллара, галопирующий рост цен и безработицы, последствия винного кризиса, конфликт с Румынией, вследствие чего многие граждане не имеют возможности получить румынские паспорта или визы для выезда за границу, также усиливают процесс падения авторитета и влияния на электорат правящей ПКРМ.

Но не стоит сбрасывать со счетов, что коммунисты умеют бороться за власть. Необходимые ресурсы у них для этого есть. Многое теперь зависит от самой оппозиции, от её способности к трезвому политическому анализу, к солидарности, от появления в её среде подлинно общенационального харизматичного лидера, способного увлечь и повести за собой народ. В этом отношении нынешним лидерам молдавской оппозиции, безусловно, есть чему поучиться у коммунистов.

Вероятнее всего, после 2009 года коммунисты всё-таки перестанут быть правящей партией Молдовы, но сохранят статус одной из ведущих политических сил страны. Это будет уже совершенно иной расклад, открывающий новые перспективы для оздоровления политической жизни страны.
Обсудить