Финишная прямая косовского урегулирования

Итак, решение сербо-косовской проблемы, похоже, выходит на финишную прямую. На прошедшем и, по сути, итоговом заседании Совета Безопасности ООН по Косово, состоявшемся 19 января, заявлено о том, что сербско-косовский вопрос будет решаться на усмотрение Евросоюза и НАТО. «Мы готовы принять на себя эту ответственность, – заявили представители стран Евросоюза, входящих в СБ ООН. – Мы будем работать в рамках Европейского союза и НАТО в осторожной и скоординированной манере по урегулированию статуса Косово»,

Таким образом, послы западных стран заявили о своём выходе из переговорного процесса под эгидой ООН, так как, по их мнению, вопрос неразрешим в рамках существующего формата переговоров. При этом был сделан намек на то, что право вето, которым обладает в Совбезе ООН Россия, является основным тормозов в решении проблемы.

Фактически ООН тихо и мирно умыла руки и с этого момента не несет более никакой ответственности за определение статуса сербского края. Очень выгодная позиция – объявить, что Объединенные нации не в состоянии разрешить вопрос из-за непримиримой позиции сторон и отдать его на откуп военно-политическому блоку и региональному (в общемировых масштабах) объединению, коим является ЕС. Причем, отдать, заранее зная, какое решение ими будет принято.

По окончании заседания Совета безопасности постпреду Великобритании при ООН Джону Соэрсу только осталось подтвердить принципы и назвать сроки разрешения косовской проблемы: «Я думаю, – сказал он, – настало время исполнить волю подавляющего большинства населения Косово и признать их независимость на основе плана Марти Ахтисаари. Мы, то есть Евросоюз, готовы сыграть свою роль в исполнении плана Ахтисаари. Решение может быть принято в течение нескольких ближайших месяцев». Впрочем, может и еще быстрее, ибо верховный представитель Европейского союза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана, узнав о принятом Совбезом ООН решении, тут же заявил, что «перед лицом ответственности за урегулирование вопроса Косово ЕС будет подходить к этому вопросу чрезвычайно, поскольку основной целью является обеспечение мира и стабильности в данном регионе». Чрезвычайно – это значит быстро, без колебаний и учета мнений оппонентов.

Разумеется, ни Россию, ни тем более Сербию такое решение косовской проблемы не устраивает. Обе страны настаивают на продолжении переговоров. Глава сербского правительства Воислав Коштуница заявил, что «Сербия имеет полное законное право и аргументы твердо настаивать на продолжении переговоров. Мы верим в то, что Совет Безопасности не позволит нарушить резолюцию 1244 и, напротив, подтвердит пользу этой резолюции ради мира и стабильности». Однако в ответ на это постпред США в ООН Залмай Халилзад заявил, что «европейские и американские эксперты работали над изучением правового статуса в течение многих месяцев. Мнение их сводится к тому, что независимость Косово не противоречит резолюции 1244». Мотивируется это тем, что в резолюции предусматривается значительная степень самоуправления Косово и подтверждаются принципы суверенитета и территориальной целостности Союзной Республики Югославия, которой, как известно, сегодня уже не существует. Следовательно, Косово имеет полное право принимать решение о статусе по своему усмотрению, чтобы достигнуть той самой «значительной степени самоуправления».

Россия с этим мнением не согласна и требует продолжения переговоров, при этом, выдвигая инициативу о разработке «дорожной карты» косовского урегулирования, которая, по мнению Москвы, учитывает интересы сторон и их евроинтеграционные устремления. Однако ни Запад, ни само Косово эти инициативы уже не интересуют. И США, и большинство европейских стран намерены действовать по собственному сценарию, то есть признать суверенитет Косово в самое ближайшее время. При этом Запад продолжает настаивать на уникальности косовской проблемы, о чем было заявлено на заседании Совета Безопасности ООН.

Таким образом, признавая право на самоопределение косоваров, США и ЕС в очередной раз отрицают, что этим правом могут обладать и другие народы, в том числе проживающие на территории бывшего СССР. Настойчивость, с которой западные политики раз за разом твердят об уникальности косовского прецедента, вызывает, по меньшей мере, удивление. То ли они считают, что косовские албанцы – богом избранный народ, то ли думают, что законы писаны не для всех. Уж если Хельсинские договоренности о неизменности границ, благодаря стараниям все тех же западных политиков, больше не преобладают над положениями Устава ООН о праве наций на самоопределение, то зачем же говорить о хельсинских приоритетах на других территориях? Если в международной политике сегодня можно делать одно, а завтра совершенно другое, то это уже не политика, а форменное шулерство.

Впрочем, политическое мошенничество, которое сегодня мягко и привычно называют «двойными стандартами» – для Запада стало скорее нормой, чем исключением. Причем, не только для Запада. Пытаются копировать повадки своих «старших братьев» и «братья меньшие».

На днях Президент Молдовы Владимир Воронин также заявил, что решение косовского конфликта нельзя рассматривать, как прецедент для урегулирования молдо-приднестровской проблемы. Потом, подумав, он добавил, что «крупные державы, Российская Федерация и Соединенные Штаты, в настоящее время ведут переговоры по проблемам, связанным с краем Косово и ДОВСЕ, на выполнение которого Россия ввела недавно мораторий. И урегулирование приднестровского конфликта зависит от результатов этих переговоров. В этом контексте приднестровский конфликт принципиально отличается от конфликта в Косово, и их урегулирование должно быть разным».

Вот здесь Воронин поспешил. Заявляя подобное за день до заседания Совбеза ООН, он, разумеется, не мог знать, чем оно завершится, зато по старой привычке принялся разбрасываться заявлениями. А ведь он не мог не понимать, что в вопросах ДОВСЕ и Косово США будут игнорировать, как делали это многие годы, мнение России. Как отреагировала Москва на нежелание Запада подписать адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе, мы знаем. Следовательно, можно с изрядной долей вероятности представить, как она отреагирует на предоставление Косово независимости, которое в ближайшие месяцы намерена организовать Европа.

Лишь в одном Воронин совершенно прав, заявляя, что «ключи от решения приднестровской проблемы всегда находились и находятся в руках России». Здесь, собственно, и заканчивается истина, с которой трудно не согласиться. Дальше – если мягко сказать – «по-воронински наивные» заблуждения только усиливаются. «Проблема, - полагает молдавский лидер, - должна быть решена в рамках территориальной целостности Молдовы», так как «территориальная целостность Республики Молдова неоспорима, поскольку существование суверенного и независимого государства РМ зависит от целостности страны». Но семнадцать лет живет же суверенная Молдова без Приднестровья? И до этого жила еще шесть веков, так что утверждать, что Молдова без Приднестровья не может существовать – это, во-первых, глупость, а во-вторых, уж извините, не наше авторство - признание несостоятельности Республики Молдова как государственного образования.

В то же время приднестровцы считают, что именно вне рамок Молдовы ПМР может жить и динамично развиваться. Молдова, погрязшая в долгах и коррупции, утратившая политическую самостоятельность, насыщенная националистическими идеями и лозунгами, неспособна дать приднестровскому народу ровным счетом ничего. Разве что бесправие, национальную нетерпимость и нищету. Поэтому приднестровцы связывают свое будущее с независимостью страны, международным ее признанием и дальнейшим укреплением связей с Россией. И именно возникновение косовского прецедента ускорит процесс признания международным сообществом независимости нашей страны. Ведь, как уже не единожды заявлял Президент ПМР Игорь Смирнов: «У нас есть гораздо больше прав на независимость, чем, у Косово».
Обсудить

Другие материалы рубрики