Месть Президента Воронина

В своей борьбе против «румынизации» Молдовы президент Владимир Воронин, похоже, угодил в яму, которую сам и вырыл. В последние дни, особенно после того, как президент Румынии Трэян Бэсеску заявил, что Бесарабия всегда была и остается частью Румынии, Воронин объявил настоящий крестовый поход против всего, что связано со словом «Румыния». Дошло до того, что он вознамерился изменить государственный герб Молдовы, заявив, что в ближайшие дни на обсуждение парламента будет вынесен этот вопрос. По мнению Воронина, чувство любого молдаванина не может не оскорблять тот факт, что герб и флаг его государства были «списаны» с символики чужого государства и утверждены в 1990 году высшим законодательным органом республики «обманным путем». «Государственная символика - герб, гимн и другие ее атрибуты - должны отражать независимость и суверенитет страны. Государственность Молдовы будет укрепляться, и в этой связи необходимо пересмотреть государственную символику», - вдруг вспомнил Воронин на седьмой год своего безраздельного властвования в стране. Понятно, что это всего лишь красивые слова и дело вовсе ни «отражении суверенитета страны», а в постоянных страхах Воронина потерять свое кресло, которое, разумеется, после объединения Румынии и Молдовы, окажется на свалке истории. Не учел Воронин лишь одного, что кроме румынских радетелей объединения двух стран, полно и своих, так сказать, доморощенных.

Едва Воронин заикнулся о смене государственной символики, как тут же парламентский альянс «Молдова ноастрэ», возглавляемый бывшим мэром Кишинева Серафимом Урекяном, предложил депутатам молдавского парламента инициировать процедуру отставки президента, обвинив главу государства в пренебрежении к государственной символике страны. Никто не сомневается, что против ее изменения выступит и Фракция Христианско-Демократической Народной Партии во главе с Юрием Рошкой, который всегда считал Молдову и Румынию одним государством и который, если вспомнить, как было заблокировано принятие закона о признании русского языка вторым государственным, знает, как «отговорить» Воронина от «опрометчивых» поступков.

Так что намерение Воронина изменить государственную символику, одновременно убив сразу двух «зайцев», похоже, так и останется намерением. Воронину дороже и ближе, в том числе и в физическом плане, собственное кресло, ибо для него оно является самым главным символом молдавской государственности.

Здесь кто-то может задать справедливый вопрос: « Почему не одного, а сразу двух зайцев?». Все дело в том, что, отменив румынскую символику молдавского государства, Воронин тут же заявит, что это является шагом навстречу Приднестровью, которое в свое время вынуждено было образовать собственное государство не только из-за разгула молдавского национализма и введения «Закона о языках», но и по причине введения в стране румынского триколора, свидетельствующего о намерениях Молдовы объединиться с Румынией. Те годы давно прошли, однако отношение приднестровцев к триколору не изменилось, и это в Молдове прекрасно знают.

Тем временем, пока Воронин размышляет рисковать или не рисковать, вынося на рассмотрение парламента план по изменению государственной символики, румынский президент Трэян Бэсеску дополнительно подлил масла в огонь воронинских страстей, заявив 21 декабря по поводу антирумынской истерии в Кишиневе следующее: «Вот как далеко зашли с антирумынской политикой в Партии коммунистов Молдовы. Но мы не вправе считать эту политику позицией румынского народа по ту сторону Прута. Это позиция партии, находящейся у власти, а мы должны относиться к румынам Республики Молдова уважительно, так как по отношению к ним была допущена историческая несправедливость. Это Риббентроп и Молотов договорились оторвать кусок от Румынии. А мы не имеем права относиться к жителям Молдовы как к чужакам».

Видимо, взбешенный этим заявлением, Воронин в тот же день назвал конфликт с Бухарестом проблемой Евросоюза, а не Молдовы. То ли Воронин записал отныне в стан «не своих» и ЕС, то ли банально перевел стрелки на Брюссель, дескать, Румыния – ваш член, разбирайтесь с нею сами. Воронин без обиняков так и заявил: «Молдо-румынское досье рассматривается в Европейском союзе. Это уже проблема не отношений между Румынией и Молдовой, а проблема отношений Румынии с ЕС».

А может, проблема в самом Воронине, который и в историю, очевидно, войдет как самый проблемный политик всех времен и народов. Захочет ли только история обременять себя еще и этой проблемой?
Обсудить