Молдавско - Российские отношения: от благостных иллюзий к реалиям жизни

Молдове не нужны ни пророссийские партии, ни пророссийские политики. Молдове нужны люди и институты, которые понимают важность налаживания хороших отношений с Россией, прежде всего, для самой Молдовы.

Нет сомнений в том, что в многовековой истории неизменно дружественных отношений Молдавии и России кроется наша сила. Но, как ни странно, в этом же, в определённой степени, заключена и наша слабость. Дело в том, что жизнь идёт вперёд, внося существенные коррективы во всё и всюду, а мы во многом всё ещё продолжаем жить старыми стереотипами политического мышления.

Например, в Молдавии и сегодня преобладают иждивенческие настроения по отношению к России, то и дело проявляется желание получить от неё побольше всяческих благ «на халяву», а также периодически высказывается твердая уверенность в том, что она, как бывшая метрополия, должна и просто обязана думать о нас и помогать нам решать все наши проблемы.

В России же имеют место чрезвычайно распространенные и живучие представления о «солнечной Молдавии», как о некоем сказочном крае без печали и проблем, своего рода «рае на земле», где повсюду растёт сладкий виноград и рекой течёт вино, а молдавский народ только то и делает, что красиво поёт и зажигательно танцует.

Чрезвычайно важно, однако, отметить, что, несмотря на все неоднозначные события постсоветского периода, вопреки стараниям русофобов и националистов всех мастей, у русского и молдавского народов по-прежнему нет никакой вражды по отношению друг к другу. Более того, на бытовом уровне, преобладает искреннее чувство доверия и взаимной симпатии.

Тем более, досадно, что на межгосударственном уровне Республика Молдова и Россия до сих не научились выстраивать взаимовыгодные, прагматичные отношения, объективно учитывающие современные внешнеполитические реалии. Ситуация осложняется также и тем, что к настоящему времени из большой политики и в Кишиневе, и в Москве ушли многие из тех известных политиков и государственных деятелей, которых связывали длительные отношения личной дружбы. Во власть сегодня пришло новое поколение политиков, которые не только не дружат между собой, но и вообще плохо знают друг друга. Есть опасения, что, с уходом из большой политики Владимира Воронина в Молдове, может оборваться, причём навсегда, и та, ещё «советская», тоненькая ниточка взаимоотношений с Россией, которая существует сегодня и приносит несомненную пользу.

И что это тогда делать? Ответ предельно ясен: Молдове придётся научиться выстраивать отношения с Россией по совершенно новым лекалам. Это будут отношения, основанные уже не на личной дружбе высших руководителей двух стран, а, прежде всего, на взаимной выгоде, расчетливом прагматизме, стремлении за счёт взаимодействия с другим государством решить проблемы своей собственной страны.

Но готова ли сегодня Республика Молдова к такому конструктивному повороту? Чисто теоретически, вероятно, готова. А вот на практике пока все складывается далеко не так гладко и удачно, как хотелось бы. Всё ещё сохраняется немалое количество разнообразных «завалов», которые существенно мешают двум странам нормально сотрудничать друг с другом и выстраивать эффективное политическое и экономическое взаимодействие. Поэтому есть смысл конкретно разобраться в том, что же, по мнению властей в Кишинёве, в наибольшей степени мешает развитию нормальных отношений Молдовы с Россией.

Во-первых, это убеждение молдавской элиты в том, что Россия прямо и косвенно поддерживает сепаратистский режим Приднестровья. Молдавской стороне очень хотелось бы, чтобы Кремль преподнёс ей на «блюдечке с голубой каемочкой» голову главного сепаратиста Игоря Смирнова, то есть, оказал настолько жесткий и массированный нажим на Тирасполь, который вынудил бы его власти капитулировать и согласиться на объединение с Молдовой на продиктованных ею условиях.

Во-вторых, чётко продемонстрированное высшим молдавским руководством, стремящимся завоевать благорасположенность к себе со стороны Запада (США и ЕС), стремление к тому, чтобы все российские военные как можно скорее покинули Приднестровье. Откровенно подыгрывая западной стратегии «вытеснения России» с постсоветского пространства, официальный Кишинёв рассчитывает выбить у Вашингтона и Брюсселя дополнительные гранты и финансовые субсидии.

В-третьих, Кишинёву очень хотелось бы, чтобы Москва, несмотря на всё выше сказанное, сохранила «принцип наибольшего благоприятствования» для Молдовы, как в торгово-экономических связях, так и по такому вопросу, как сохранение безвизового режима для молдавских граждан.

В принципе, позитивное решение всех этих вопросов не представляется совершенно невозможным, если, конечно, к нему подходить с умом и с соответствующими гарантиями того, что молдавская сторона выполнит все свои обязательства.

Могут ли россияне реально способствовать окончательному решению Приднестровского вопроса? Безусловно, могут. Конкретная попытка в этом направлении Москвой уже предпринималась в 2003 году. Речь идет об известном «меморандуме Козака». Однако, именно Молдова оказалась тогда совершенно неготовой к решению этой проблемы. Остановило руководство Молдовы от подписания этого документа, главным образом, лишь то, что США и Запад не захотели предусмотренного условиями «меморандума Козака» сохранения в регионе российского воинского контингента.

Впрочем, позицию руководства Молдовы можно понять и объяснить. Оно не хочет ссориться с Западом, потому что оказалось в слишком большой зависимости от его экономической помощи. В принципе, это вполне прагматичная позиция. Но тогда возникает вполне естественный вопрос: а какие же еще могут быть гарантии того, что Молдова выполнит все свои обязательства по Приднестровскому урегулированию? Личные гарантии президента и парламента? Но это вовсе не те «ценные бумаги», которым можно верить.

Остается одно: найти не только взаимоприемлемые условия решения проблемы, но и действенные гарантии их выполнения. Тирасполь и Москва считают, что более надежных гарантий, чем присутствие российских войск, пока нет. Кишинев думает по-другому. Ясно, что ситуация тупиковая.

Чтобы выбраться из этого тупика, Кишинёв должен предложить Тирасполю такие гарантии, которые были бы для него приемлемы. Иного просто не дано. Если Тирасполь согласится на эти условия, Москва поддержит его позицию. Это единственно реальный путь, по которому следует идти Кишиневу, если он, действительно, желает добиться урегулирования застарелого конфликта с Тирасполем.

А просто сидеть и ждать, что Москва вдруг передумает и решит «сдать Приднестровье» на милость Кишинёва, поверив ему на слово, что «всё будет хорошо», совершенно недальновидно. Этого никогда не случится. В Приднестровском регионе проживают сегодня свыше 100 тысяч российских граждан, поэтому Москва обязана думать об их судьбе и безопасности.

В то же время, нет никаких сомнений в том, что сама Россия заинтересована в скорейшем решении этого вопроса путём объединения Молдовы. Значит, властям Кишинёва надо научиться, наконец, не только реалистично вести себя на переговорах с Москвой, но и конкретно договариваться с ней. Если этого не могут, по известным причинам, сделать Василий Шова и Андрей Стратан, надо призвать других людей, которые лишены всяческих фобий и, что самое главное, искренне хотели бы достичь таких договоренностей.

Особая тема – сохраняющееся российское военное присутствие в Приднестровском регионе. Скажем прямо, сегодня это чисто символическое присутствие, которое на военную базу явно не тянет. Зачем оно России? С одной стороны, об этом уже говорилось выше, для гарантирования сохранения мира и спокойствия на берегах Днестра. С другой стороны, и об этом также надо прямо и честно говорить, для того, чтобы рвущийся на Восток блок НАТО не вошёл в Молдову.

Россия хорошо поняла и осознала, что после того, как с той или иной постсоциалистической территории уходят российские войска, её стразу же заполняют натовские солдаты. Примеров тому множество. Молдова, вроде бы, судя по заявлениям её руководства, в НАТО вступать не собирается. Более того, она постоянно говорит о своём нейтралитете. Это положение даже записано в её Конституции. Все это, конечно, так. Но где гарантия того, что Конституция не будет в одночасье изменена и руководство Молдовы не примет решение о вступлении своей страны в НАТО? Гарантии такой, увы, нет. Значит, если Молдова действительно хочет, чтобы проблема Приднестровья была разрешена и российские войска ушли из региона, надо серьёзно работать над их созданием.

А что касается получения Молдовой всевозможных преференций в сотрудничестве с Россией, то эта проблема также вполне решаема. Возможно, надо подумать о развитии связей с Россией через посредничество ЕврАзЭс. Есть, наверное, и десятки других вариантов, которые могут помочь Молдове завоевать российский рынок и привлечь российские инвестиции. Но для того, чтобы эти варианты стали работать на Молдову, её высшему руководству надо перестать лишь говорить об этом и начать, наконец, конкретно работать в этом направлении!

Есть свои проблемы во взаимоотношениях с Молдовой и у России. В первую очередь, это гарантии сохранения собственности российского бизнеса (особенно в Приднестровье) и защиты его интересов в Молдове. Учитывая, что таких гарантий нет даже у самого молдавского бизнеса в своей собственной стране, становится понятно, что это весьма серьёзная проблема. Но она, тем не менее. вполне решаема. Для этого нужны лишь добрая воля и реальные усилия двух сторон.

Беспокоит Россию и проблема с положением и защитой прав русских, в широком смысле - русскоязычных, граждан в Молдове. Действительно, здесь есть немало больших и малых проблем, в возникновении которых можно и должно упрекнуть Молдову. Кстати, уже и европейские организации обратили внимание молдавского руководства на эти проблемы, что косвенно доказывает обоснованность претензий в этом плане со стороны России.

На официальном уровне Россия, однако, очень редко затрагивает эти вопросы. С её стороны слишком мало делается для того, чтобы наладить работу с соотечественниками, проживающими в Молдове. Неоднократно местной российской общиной поднимался вопрос о необходимости создания Центра русского языка, Молдавско-российского университета, реализации совместных проектов в области книгоиздательства, создания телевизионных программ, Интернет-сайтов, Информационно-аналитических институтов, но, судя по всему, МИД и другие структуры России, отвечающие за связи с соотечественниками за рубежом, этим слишком мало интересуются.

Другое дело – раздать по школам российские учебники, которые несовместимы с действующими молдавскими учебными программами, засветиться на двух-трех показушных «культурных мероприятиях». Правда, надо отметить, что в последнее время Посольство РФ начало проявлять инициативу в поддержке выпуска документальных фильмов, освещающих вопросы создания молдавской государственности, приднестровский конфликт, а также финансировать издание книг по проблемам международных отношений. Но это, скорее, частная инициатива отдельных российских дипломатов, чем официальная политика МИД России.

И всё же, в принципе, сегодня в отношениях Молдовы и России нет таких проблем, которые можно было бы назвать неразрешимыми. Другое дело, что пока нет обоюдной воли к их решению. Имеется в виду не только воля госчиновников, но и воля гражданского общества, воля политической элиты.

Настораживает, однако, когда кое-кто из молдавских политиков заявляет, что создал или создаёт «пророссийскую партию». Это, как показывает практика, означает только одно – эта партия начнёт клянчить деньги у России! Точно так же, как «прорумынские партии» пытаются «качать» деньги из Бухареста. Кстати, последним это иногда удается.

Молдове не нужны ни пророссийские партии, ни пророссийские политики. Молдове нужны люди и институты, которые понимают важность налаживания хороших отношений с Россией, прежде всего, для самой Молдовы.

Плохо, что вопросы взаимоотношений Молдовы с Россией сегодня отданы тем официальным лицам, которые, по определению, не желают налаживать эти отношения, а также известным «профессиональным русским» и маргинальным партиям этого типа.

Что, спрашивается, Воронин, Тарлев, Лупу, Урекян, Брагиш не понимают, как важно для Молдовы всемерно развивать и укреплять связи с Россией? Кто или что мешает им публично это признать и предложить свои собственные рекомендации по расчистке завалов, которые сегодня существуют в отношениях между двумя странами? Своя доля ответственности лежит и на гражданском обществе, которое также не спешит озвучить свою позицию по этой проблеме.

У нас есть реальные возможности, по-новому выстроить молдавско-российские отношения. Но мы до сих пор ими, по большому счёту, не сумели или не захотели воспользоваться. Убежден, что, начав движение в этом направлении, мы встретим понимание и поддержку со стороны России. Но, как известно, под лежачий камень вода не течёт. Пора, давно пора осознать: настало время собирать камни и начинать строить на новой основе отношения между Молдовой и Россией.
Обсудить