Пять метров амбиций

Анекдотичная история с кочующей главной елкой молдавского государства, похоже, завершилась полной, (хотя вряд ли окончательной) победой Президента РМ Владимира Воронина над мэром Кишинева Дорином Киртоакэ. Напомним, история эта началась в начале декабря, когда столичный градоначальник установил новогоднюю елку на главной площади Кишинева. Впрочем, простояла она недолго, так как ночью по распоряжению Воронина ее перевезли в соседний парк. Киртоакэ попытался вернуть ее на место, но встретил жесткое сопротивление республиканских структур. Ни митинг протеста, на который пришло 100 активистов из молодежного крыла Либеральной партии Молдавии и различных неправительственных организаций, ни громкие требования самого мэра вернуть ель обратно ни к чему не привели. В конечном итоге, Киртоакэ был вынужден дать распоряжение перевезти ее к зданию кишиневской примэрии. Эта занимательная история могла бы стать сюжетом новой новогодней комедии Эльдара Рязанова, если бы не одно «но». Новогодняя елка в руках молдавских элит была превращена в политическое оружие.

Все дело в том, что Правительство Молдовы и лично президент Воронин таким образом якобы решили воспрепятствовать празднованию католического Рождества 25 декабря. Впрочем, тут дело вовсе не в вероисповедании Киртоакэ, а в том, что соседняя Румыния, так же, как и Молдова, исповедующая православие, отмечает религиозные праздники по католическому календарю. На фоне развернувшегося сегодня противостояния Молдовы и Румынии, Воронин решил не позволить кишиневцам праздновать Рождество вместе с румынами. И вот елка, как переезжая сваха, совершает путешествие из Кишинева в Кишинев. Киртоакэ повержен, но лишь наполовину. Надежды на то, что для половины кишиневцев Рождество наступило 25 декабря аккурат под киртоаковской елкой, а к другой половине оно придет 7 января под воронинской, вряд ли оправдаются. Под обеими елями окажутся те, у кого в нужный час будет свободное время и желание веселиться. И не факт, что под обоими новогодними символами не окажутся в разные дни одни и те же люди. Да и в новогоднюю ночь, похоже, каждый выберет для гуляний ту елку, которая будет ближе к дому.

Впрочем, если с елями все не так сложно, то страна давно уже раскололась на два лагеря. В одном – те, кто считает Молдову частью Великой Румынии, в другом – кто старается доказать обратное, в том числе и президент Молдовы, румын по национальности, носящий русскую фамилию. Впрочем, это не мешает ему быть в союзнических отношениях с самыми яростными противниками существования Молдавского государства. А как иначе расценивать заявление молдавского президента, сделанное им на минувшей неделе, что из всех молдавских политиков наивысшей оценки заслуживает лидер ХДНП Юрий Рошка. Неужто Воронин забыл, что именно Рошка и возглавляемая им ХДНП – правопреемница бывшего Нардного фронта Молдовы –самые яростные сторонники «объединения двух Румыний?» Разумеется, не забыл. Так почему же одного прорумынского политика он восхваляет, а другого - подвергает опале?

Все очень просто. Дело вовсе не в прорумынской риторике Киртоакэ, а в том, что в отличие от Рошки, вступившего в коалицию с коммунистами, кишиневский мэр перешел дорогу «генсеку» ПКРМ. Перешел тем, что занял кресло кишиневского градоначальника вопреки желанию «молдавского господаря». На выборах, прошедших в июне нынешнего года, он обошел представителя правящей партии коммунистов Вячеслава Иордана и создал в городском совете большинство из оппозиционных партий. Оскорбленный тем, что кишиневцы, мягко говоря, «прокатили» ставленника компартии, Президент Молдовы призвал нового градоначальника подать в отставку, чтобы «дать избирателям возможность скорректировать свой выбор». Разумеется, Киртоакэ проигнорировал сей, прямо скажем, призыв, и помчался в Румынию на встречу с тамошним президентом Трэяном Бэсеску. Видимо, обсуждать проблемы кишиневских коммуникаций. Затем в примэрию зачастили представители США и ЕС. По стране поползли слухи, что Запад рассматривает Киртоакэ как вполне подходящего кандидата на молдавского «Саакашвили», который сможет завершить отрыв Молдовы от России, приведет ее в НАТО, разберется с Приднестровьем и подпишет договор об объединении с Румынией.

Почувствовав, как качнулось под ним кресло, Воронин тут же начинает войну с непокорным мэром. В ход идет все: шантаж, угрозы, уголовные преследования ближайшего окружения Киртоакэ, даже новогодняя елка. Но самое главное, эта борьба выплескивается на головы рядовых кишиневцев. Чтобы расправиться с непокорным мэром, нужно вызвать недовольство горожан. Самое простое решение – отключить отопление и горячее водоснабжение посреди зимы. Не мудрствуя лукаво, в конце минувшей недели от подачи горячей воды отключаются две трети детских садов, мало того, в ближайшее время молдавский «Термоком» намерен отключить и отопление, причем, уже не только в детских садах. Пока же кишиневцы снабжаются теплом по минимуму, в квартирах сегодня температура не поднимается выше 15-ти градусной отметки.

В свою очередь, эти действия являются ответом на предпринятые Киртоакэ шаги, связанные с «заморозкой» тарифов на теплоносители и отказ компенсировать разницу в ценах. И это при том, что цены на энергоносители, которые закупает Молдова у России, значительно выросли. Пытаясь таким образом предстать в глазах кишиневцев радетелем за их судьбы, Киртоакэ, наоборот, по недомыслию своему поставил их по удар.

Хотя, по большому счету, и Воронину, и Киртоакэ мало дела до простых людей. И это самое неприглядное во всей этой истории. Когда в борьбе за власть народ обрекается на страдания – к слову «политика» неминуемо приклеивается ярлык «антинародная». Впрочем, удивляться нечему: в начале 90-х Народный фронт пришел к власти на слезах и крови десятков тысяч людей. Сегодня идет война бескровная, но не менее трагичная. Каких лишений она будет стоить молдавскому народу, выяснится чуть позже.

Ну, а елка... Елка лишь эпизод этой войны, одинаково проигрышной – для людей, президента и мэра. Поэтому все с грустью поглядывают на «победную» воронинскую ель, которая на целых (а, может, всего) 5 метров выше киртоаковской. Пять метров сплошных амбиций, которые, ой, как дорого обойдутся народу.
Обсудить