Демократия по-европейски

На днях специальный представитель Европейского союза в Республике Молдова Кальман Мижеи дал весьма примечательное интервью молдавской газете “Analitique”. Примечательное по многим аспектам, но, прежде всего, в плане полного непонимания Европейским Союзом, а точнее, нежелания понять основные проблемы молдо-приднестровского урегулирования и, вообще, ситуацию, сложившейся в регионе.

В чем же выражено это непонимание?

1. Экономика

Как заявил Кальман Мижеи: «Европейский союз озабочен увеличением отрыва между Республикой Молдова – беднейшей страной континента, и страной, которая предшествует ей в списке беднейших государств Европы (страна не уточняется. прим. авт.) Одна из причин такой ситуации заключается в существовании неурегулированного приднестровского конфликта. Европейский союз рассматривает ситуацию Республики Молдова с целого ряда точек зрения, однако важнейший аспект состоит в том факте, что Республика Молдова – беднейшее государство континента. ВВП Республики Молдова и Приднестровья сопоставим с ВВП большинства африканских государств, а это наш общий позор. 4 миллиона человек, живущих на этой территории, могли бы быть свободнее и богаче».

Главное заблуждение Евросоюза в данном случае заключается в том, что бедность Молдовы списывается, прежде всего, на неурегулированность молдо-приднестровской проблемы. Во-первых, 17 лет Приднестровье не является частью Молдовы не только в политическом, но и экономическом плане. Поэтому учитывать промышленный потенциал ПМР в качестве фактора экономической нестабильности Молдовы, по меньшей мере, некорректно.

Во-вторых, что сделала сама Молдова для своего процветания? Десятилетиями в этой стране правили различные президентские кланы, которые разворовывали не только нажитое молдавским народом, но и огромные финансовые средства, поступающие в РМ из западных стран в качестве кредитов, инвестиционных вливаний, а то и вовсе безвозмездно. К примеру, с 1991 года Евросоюз спонсировал Молдову на сумму 330 миллионов евро, а с 2007 года по 2010 намерен выделить еще 299 миллионов. США с 1992 года выделили РМ финансовую помощь на сумму 665 миллионов долларов. Есть у Молдовы и другие спонсоры. Всемирный банк выделил Кишиневу в последние годы 300 миллионов долларов, Международный валютный фонд выдал кредитов на сумму 167 миллионов, Япония вложила в Молдову инвестиций на 57 миллионов долларов и это список финансовых покровителей РМ можно продолжать достаточно долго.

Молдавским властям очень выгодно быть самой бедной страной Европы, ведь она под этот липовый бренд высасывает средства не только из западных стран, но и из республик СНГ. Помогают Молдове Россия, Украина, Казахстан и т.д. А Молдова, как это ни парадоксально, по-прежнему остается самым «бедным» государством Европы. Причин этого парадокса, думается, объяснять не нужно.

В-третьих, скоро будет два года, как Молдова «стрижет купоны» еще и с приднестровских предприятий, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность. Богаче Республика Молдова, как мы уже говорили, не стала, но, заблокировав вывоз продукции приднестровских предприятий, сделала гораздо беднее Приднестровье, которое недополучило в свой бюджет только в 2006 году 496,5 миллионов долларов. И после этого заявлять, что сопоставимость ВВП РМ и ПМР с показателями африканских стран является, якобы, для ЕС общим позором, по меньшей мере, кощунственно, так как именно Евросоюз вкупе с США стал вдохновителем идеи экономической блокады Приднестровья.

В том же, что приднестровцы могли бы быть свободнее и богаче, Мижей совершенно прав. Но это может произойти лишь тогда, когда Приднестровью перестанут мешать, а главное, прекратят ставить всевозможные экономические, транспортные и другие препоны. Увы, в Европе этого не хотят понимать.

Именно поэтому Мижеи заявляет: «ЕС делает очень многое для жителей приднестровского региона. Рыбницкий металлургический завод экспортирует в Европейский союз больше, чем весь правый берег Республики Молдова. Возможность выхода приднестровских предприятий на рынок Европейского союза, приватизация которых не признается молдавским правительством, - очень большая поддержка со стороны ЕС. Именно такова практическая политика Европейского союза».

Ну что здесь сказать? ММЗ работает на европейском рынке давно и последовательно, причем, заслуги бюрократической структуры, называющей себя «Евросоюзом», в этом нет никакой. Завод все эти годы заключал напрямую договоры с потребителями своей продукции. Не нуждайся Европа в качественном металлопрокате, наверное, ЕС давно бы перекрыл кислород ММЗ. Но заявлять, что Евросоюз поддерживает ПМР и вообще делает очень много для «жителей приднестровского региона» тем, что покупает наш металл, просто нелепо.

2. Молдо-приднестровский конфликт

Следующий тезис Кальмана Мижеи звучит так: «Европейский союз считает приднестровский конфликт не слишком серьезным. У вас преобладает отсутствие понимания. Две стороны Молдовы уже 15 лет живут в условиях искусственного разделения, поскольку нетерпимости между жителями двух берегов Днестра не существует, по сравнению с представителями сторон конфликтов в других регионах СНГ. Именно поэтому конфликт не столь серьезен как в других странах, и мы надеемся, что в будущем году его получится урегулировать». Он объясняет свои утверждения тем, что «в первую очередь возобновился диалог между правительствами России и Республики Молдова, а во вторую очередь, что между двумя берегами нет ощутимой разницы, поэтому и существует возможность отыскать решение, которое бы удовлетворило обе стороны».

Оказывается, для Европы сотни убитых и тысячи раненых приднестровцев – это несерьезно. Зверски замученные люди, убитые дети, старики и женщины – пустяки. Оказывается, в начале 90-х годов прошлого столетия оголтелый национализм, приведший к кровавой войне, стал причиной «искусственного» разделения МССР. Вот уж не знали приднестровцы об этом. Спасибо Мижею, просветил.

Никто не спорит, что в войне и с той, и с другой стороны участвовали представители разных национальностей: русские, молдаване, украинцы. Но в Приднестровье, в отличие от Молдовы, никто насильно не ставил представителей ни одной, в том числе молдавской национальности под ружье. Это был зов их сердца. Они, в отличие от отравленных националистической идеологией собратьев с правого берега Днестра, знали цену интернациональной дружбе и никогда не делили людей на первый и второй сорт.

К сожалению, ЕС не может (или не хочет) понять главного, а потому не имеет права брать на себя ответственность за урегулирование конфликта.

3. Доверие

Как считает постоянный представитель ЕС в РМ: «на данный момент в регионе сохраняются политические интересы России, Украины и Европейского союза. Вопрос лишь в том, когда и приднестровское, и российское руководство убедит себя в том, что урегулирование через повышение доверия – наиболее хорошее решение и для них». По словам Мижеи, «эти стороны на данный момент ближе к подобному осознанию, чем вчера».

И вновь полное непонимание ситуации. В каком доверии, способствующем урегулированию конфликта, должно убедить себя приднестровское руководство? В доверии к молдавским властям? К тем, кто на протяжении 17 лет раз за разом игнорировал все с трудом достигнутые договоренности? К властям, организовывавшим политические, экономические, информационные блокады ПМР, которые длятся и по сей день? К руководству Молдовы, постоянно нагнетающему обстановку в Зоне безопасности, устраивающему многочисленные провокации? Только в этом году эти провокации дважды чуть не привели к вооруженным столкновения силовых структур РМ и ПМР. Может быть, о доверии к тем, кто, разорвав переговоры в одностороннем порядке, уже через несколько месяцев обвинил Приднестровье в нежелании их продолжать? О каком доверии может идти речь к тем, кто вредит всеми возможными средствами, не гнушаясь даже самых грязных? К примеру, голословно обвиняя Приднестровье в контрабанде, продаже оружия террористическим группировкам, повсеместном нарушении прав человека и т.д.

4. Переговоры

Как отметил Кальман Мижеи: «из года в год ЕС прилагает все больше усилий в деле разрешения приднестровской проблемы: диалог с Республикой Молдова становится более насыщенным, и предпринимаются попытки привлечь к этому диалогу и Приднестровье, без которого не возможно восстановить мосты через Днестр. ЕС, постоянно обращается внимание доноров на то, что не только правый берег Днестра представляет Республику Молдова, в этой связи звучат призывы принимать в расчет и жителей левого берега». Далее Мижеи заявил, что он «хочет убедить приднестровских лидеров – Лицкая и Смирнова вернуться за стол переговоров, потому что, хотя в нынешнем формате урегулирования конфликта представлены все заинтересованные стороны региона, не удастся решить проблему без процесса переговоров».

Здесь возникает закономерный вопрос: неужели Калман Мижеи, будучи представителем Евросоюза в РМ, ни разу не удосужился вникнуть в позицию руководства Приднестровья? Президент ПМР Игорь Смирнов вот уже почти два года говорит о том, что республика никогда не отказывалась от конструктивных переговоров. Но невозможно вести переговоры под давлением, когда Молдова, в одностороннем порядке аннулировав все ранее достигнутые договоренности, осуществляет экономическую блокаду Приднестровья. Лишь после подписания Молдовой транзитного протокола, раз и навсегда подтверждающего право ПМР на ведение самостоятельной внешнеэкономической деятельности, оговоренное, кстати, Московским меморандумом 1997 года, Приднестровье готово возобновить переговорный процесс. Пока же Молдова хочет вести диалог с позиции силы. Диалога в такой ситуации, как правило, не получается. Примером тому служат не только молдо-приднестровские, но грузино-абхазские и грузино-южноосетинские отношения. Напомним, грузино-абхазские переговоры не ведутся с июля 2006 года, после ввода в верхнюю часть Кодорского ущелья Абхазии грузинских воинских подразделений. Грузино-югоосетинские переговоры были прерваны в мае нынешнего года после того, как Грузия создала так называемое альтернативное правительство Южной Осетии.

Есть в заявлении Мижеи и второй подтекст, связанный с деятельностью доноров, т.е. организаций, спонсирующих, как правило, оппозиционные силы. Всем известно, к чему привела донорская деятельность западных фондов в Украине и Грузии. Упоминая же их в отношении Приднестровья, мало того, в контексте переговорного процесса, Мижеи открыто заявляет о том, что в случае, если власти Приднестровья и дальше будут отказываться от переговоров, Европа может воспользоваться донорскими организациями для спонсирования оппозиции более лояльной Западу и готовой вести переговоры в том русле, который выгоден ЕС и США. Будто Мижеи не знает, что западные фонды и правительственные организации занимаются этим уже не один год, особо не афишируя свою работу. Однако прозвучавший из уст высокопоставленного европейского чиновника, по сути, открытый призыв усилить финансирование приднестровской оппозиции, наталкивает на определенные размышления.

5. Права человека

Комментируя ситуацию, связанную с тем, что Европейский союз многие годы сохраняет ограничение на выдачу виз официальным лицам ПМР, Кальман Мижеи отметил следующее: «ограничения вводятся в случае, если констатируются нарушения прав человека, демократических принципов или положений международного права. Ограничения снимаются, когда подтверждается, что соответствующие нарушения более не происходят. Список лиц из Приднестровья, которым запрещен доступ в Европейский союз, может быть сокращен или даже отменен, только если будут констатированы положительные результаты в процессе переговоров. Однако возможны изменения и в направлении ужесточения ограничений. Санкции вводятся не против региона, а в отношении отдельных лиц».

Где, кем и когда были констатированы нарушения прав человека, демократических принципов или положений международного права в Приднестровье? Мижеи или кто-либо другой может показать документы, подтверждающие эти нарушения? Кто – нибудь вообще может сказать чьи права и какие нормы нарушались в ПМР?

Может быть, в Приднестровье есть политические заключенные, как в Молдове? Нет. Может быть, применяются пытки, как во все той же Молдове? Нет. Может быть, в Европейском суде по правам человека лежат сотни заявлений приднестровских граждан о нарушении их прав властями республики, как лежат аналогичные заявления граждан Молдовы о нарушениях в РМ? Нет. Может быть, митинги оппозиции в Приднестровье разгоняются дубинками, как в РМ? Тоже нет. Так какие же права и демократические принципы нарушаются в Приднестровье? Кто зафиксировал хоть какие-то нарушения? Никто. Или просто так хочется еврочиновникам? Но это вовсе не повод делать громкие заявления и вводить санкции против руководства республики. Кстати, именно данные санкции и есть не что иное, как самое настоящее нарушение прав человека - на свободу перемещения в частности. Но, похоже, Европе нет до этого дела. Мижеи, не скрываясь, прямо и откровенно заявил в интервью молдавской газете, что «список лиц из Приднестровья, которым запрещен доступ в Европейский союз, может быть сокращен или даже отменен, если ЕС сможет констатировать положительные результаты в процессе переговоров». То есть, если власти Приднестровья признают на переговорах свою неправоту и сдадутся на милость победителя, вернув ПМР в лоно Молдовы, то их сразу признают самыми что ни на есть демократами и разрешат ездить «за бугор». Ну, а если не сдадутся, то можно и тисочки закрутить покрепче, ужесточив санкции против первых лиц приднестровского государства. Воистину, европейская демократия не знает границ!..

Вот такие размышления в канун нового года вызвало интервью официального представителя Евросоюза в Молдове.

Обсудить