О старом вопросе в связи с новым опросом

Лично меня последний опрос, предложенный порталом www.ava.md, побудил не только проголосовать, но и поразмышлять над одной, на мой взгляд, до сих пор мало обсуждаемой проблемой. Именно поразмышлять, потому что тривиальных критических констатаций типа «да, все плохо», и ранее хватало в избытке

Лично меня последний опрос, предложенный порталом www.ava.md, побудил не только проголосовать, но и поразмышлять над одной, на мой взгляд, до сих пор мало обсуждаемой проблемой. Именно поразмышлять, потому что тривиальных критических констатаций типа «да, все плохо», и ранее хватало в избытке. О чем я веду речь, скажу чуть ниже. Для удобства же изложения своей мысли повторю предложенные упомянутым Интернет-порталом вопросы, но в пронумерованном порядке.

Итак:
Решение какой проблемы, по Вашему мнению, могло бы способствовать выходу Молдовы из кризиса?


1. Обретение Молдовой национальной идеи, объединяющей все здоровые силы общества.
2. Развитие Молдовой всесторонних торгово-экономических и политических связей с ЕС.
3. Развитие Молдовой всесторонних связей с Россией на основе договора о стратегическом партнерстве.
4. Развитие Молдовой добрососедских отношений с Румынией на основе Базового политического договора и Договора о границе.
5. Развитие Молдовой добрососедских отношений с Украиной.
6. Решение проблемы Приднестровья на основе федерализации Молдовы.
7. Обеспечение реальной самостоятельности местной власти.
8. Значительное снижение уровня коррупции в Молдове. Кардинальное улучшение качества образования и здравоохранения в Молдове.
9. Досрочные парламентские выборы в Молдове и приход к власти демократической коалиции.
10. Качественное обновление политической элиты Молдовы.
11. Разрешение продажи земли сельскохозяйственного назначения в Молдове иностранцам.
12. Придание русскому языку в Молдове статуса государственного языка.
13. Отказ от нейтралитета и вступление Молдовы в НАТО.
14. Отказ Молдовы от нейтралитета и вступление в ОДКБ, а также согласие на размещение российской военной базы в Маркулештах и Тирасполе.

Сначала о проблемах. Чисто теоретически, в большей или меньшей степени, выходу страны из затянувшегося кризиса (его еще любят называть системным, при этом, правда, не уточняя, что имеется в виду) способствовало бы решение каждой из проблем под номерами «2–9». Именно в большей или меньшей степени и именно теоретически. Потому, что, к примеру, формула «досрочные выборы» предполагает на практике некие предварительные насильственные действия оппозиции в отношении правящей ПКРМ.

В частности, в отношении её лидера, узурпировавшего власть в государстве. Даже не будучи принципиальным противником насилия в политике, всё равно трудно адекватно ответить на вопрос, кто именно сегодня в Республике Молдова способен такое насилие, осуществить? Кого можно записать (ударение на «а») в революционеры? Юрий Рошка завис на крючке у Владимира Воронина, поэтому он «рыпаться» не будет. А всех остальных автохтонных «крупных оппозиционеров» Молдовы как-то трудно представить себе сражающимися за свободу на баррикадах.
Проблемы, изложенные в вопросах «1» и «11», представляются надуманными, то есть не имеющими связи с нашей бренной действительностью. Ну, какую, в самом деле, «национальную идею» способны выдать на гора «здоровые силы» нашего общества? Некогда им, знаете ли, этим заниматься. Вот которые «нездоровые силы»,так те да, за ними «не заржавеет»!

Была, помнится, в Молдове одна «объединительная» идея. «Чемодан, вокзал, Россия» называлась она. Так ею, вроде бы, давно уже все наелись досыта. Сейчас Владимир Воронин пытается вокруг другой идеи нас всех объединить – «Чемодан, вокзал, Румыния». И что вы думаете, не объединит? Вот только к вожделенному выходу страны из кризиса никакого отношения это иметь не будет.
Как представляется, искусственной является и проблема «12», которую, впрочем, уже и решать-то поздно. Во всяком случае, для правобережной Молдовы. Большинство из тех, кого в Днестровско-Прутском междуречье это могло «согреть», либо давно поуезжали отсюда, либо переквалифицировались из категории ИТР в рыночных торговцев. Теперь им не «русский государственный» язык нужен, теперь они за сохранение патента выступают.

Что же касается проблем «13» и «14», то, даже чисто теоретически, это не наши проблемы. Как «там» договорятся, так и будет. Где «там»? А это неважно. Важно, что не в самой Республике Молдова.
Но, на самом деле, конечно, ни одна из проблем «2–9» не может быть квалифицировано решена, если предварительно не решить проблему «10». И вот здесь мы, к сожалению, попадаем в тупик. Потому, что тот, условно назовем его так, «механизм обновления политической элиты», который существует сегодня, может дать лишь качественное ухудшение, но никак не улучшение этой самой, с позволения сказать, «национальной элиты».

Присмотритесь к так называемым «лидерам» так называемых молодежных организаций нынешних партий. Не хочу никого обидеть персонально, поэтому не привожу имен, но это про каждого из них, которые как бы «на смену» взращиваются, сказано – «на нём природа отдохнула». Такое впечатление, что каждый «взрослый» лидер специально подобрал себе молодого «преемника» в расчете на то, чтобы никто и никогда этого преемника всерьез не воспринял. А иного пути для обновления элиты, кроме как через партии, я себе при нынешней пропорциональной избирательной системе не представляю даже теоретически.
Исключение из правила составляет лишь Дорин Киртоакэ, по всем статьям превосходящий своего дядюшку-лидера. Но, согласитесь, это произошло вовсе не потому, что так захотел Михай Гимпу и когда-то давно начал готовить его себе «на смену». Как раз последний всем своим поведением демонстрирует, что совсем не собирается уходить на второй план. Просто, так карта легла. Повезло, короче.

Ну ладно, везет известно кому. Ну, так ведь и те из молдавских партийных лидеров, которых никак нельзя назвать дураками, тоже ведут себя не лучше. Что мешало, например, тому же Думитру Дьякову после местных выборов не щеки надувать, изображая бодрый оптимизм (дескать, Демпартия после позорного голосования за переизбрание Владимира Воронина президентом не только не «потерялась», а даже «укрепилась»), а сразу после первого тура голосования за избрание кишиневского генпримара созвать съезд и уступить свою должность более молодому Владимиру Филату? Оговорить некую почетную пожизненную функцию в этой организации для себя, кое-какие гарантии для наиболее приближенных соратников, а в остальном - рули молодая «смена», флаг тебе в руки! Приводи своих людей на руководящие должности, формируй новую команду, готовь партию к следующей кампании.
Хочу специально оговорить: как к политикам, у меня и к Думитру Дьякову, и к Владимиру Филату одинаково ровное отношение. Не хочу ни хвалить второго (пока, собственно, не за что), ни критиковать первого (хотя тут и нашлись бы поводы). Просто привел этот пример как иллюстрацию некой печальной закономерности молдавского политического процесса, не позволяющей в обозримом будущем рассчитывать на удачное решение проблемы «10». А ведь поступи Думитру Дьяков таким образом, какой из ряда вон выходящий прецедент случился бы для молдавской политики! Не сложилось…

Можно, конечно, много и нудно рассуждать на тему, почему мы, молдаване, удосужились получить такую никудышную политическую элиту. У наших нынешних старших братьев румын она, кстати, тоже ничуть не лучше. Это я как бы возражаю одному бойкому молодому человеку, который, очевидно, из-за незнания предмета, посчитал, что, стоит прийти сюда румынам, как сразу и установится в Молдове полный порядок. Свежо предание…

Просто дело в том, что те профи, которые на берегах Дымбовицы в политику играют, порафинированней и поавантажней выглядят, чем эти, которые у Бычка кучкуются. А в остальном – читайте Караджале, его «Утерянное письмо». Гениально изображенные им румынские политические нравы конца XIX века сохраняют свою актуальность и для Бухареста с Кишиневом в начале века XXI.

Можно сокрушаться, почему, имея немало талантливых артистов, музыкантов, известных ученых (я имею в виду не гуманитарные направления), даже успевших создать свои собственные научные школы (например, в математике, в отдельных медицинских дисциплинах), Республика Молдова не может похвастаться также и удачными политиками. Можно риторически вопрошать, почему, обладая достаточным количеством трудоспособного населения (сказал бы трудолюбивого, но язык не поворачивается – трудятся-то в основном на чужбине, где труд подневолен, а деньги горьки), Молдова оказалась самой плохо обустроенной, самой безалаберной страной Европы.
Пустые рассуждения. Ничего все эти сокрушения и вопрошания не дадут, кроме очередной констатации безвыходности положения. Кризис имманентен, господа. Он заложен в основание, в фундамент современной молдавской государственности. Если угодно, в этом его «системность». Просто, есть в мире народы, и их немало, которые еще не научились самоуправляться. И молдавский народ (как и братский румынский, кстати) – в их числе. Ну, не в состоянии он выдвинуть из своей среды качественную политическую элиту, причем вины его, народа, тут нет никакой.

Это ведь дурацкий американский миф, что можно даже не на пустом месте, а из осколка распавшейся империи скроить новую страну, да еще по демократическим лекалам. Ведь кто, какие социальные группы во все времена были заинтересованы в собственной государственности? Так сказать, выступали носителями национальной идеи? Правильно – сначала аристократия, затем буржуазия. И это, заметьте, при живом сюзерене, монархе.
Что касается крестьян да пролетариев – им, по большому счету, всегда было наплевать, в какой стране и под каким господством жить – своим, национальным, или чужеземным. Лишь бы власть слишком большими податями землепашца не обкладывала и вовремя зарплату работяге платила. Да хоть в ста конституциях запиши, что «носителем суверенитета является народ», да пачками гранты выделяй на «развитие гражданского общества», ничего на практике не изменится.
И где, скажите, вы видели у нас, среди молдавских политиков, дворян? Мещан во дворянстве – это да, сколько угодно. Ну, так аристократичность ведь не количеством «бабла» измеряется, и не неуемными амбициями напоказ, а скромным достоинством и подчеркнутым благородством. Почувствуйте разницу.
Кстати, у «старшего брата» сохраняется в этом смысле малюсенький такой шансик, чтобы положение к лучшему изменилось. Румынский король Михай ведь жив, дай ему Бог здоровья и долгих лет. Да и за наследниками дело не станет. И дочь, принцесса Маргарита, и внук, принц Раду, живут и здравствуют, причем все семейство ведет себя более чем достойно. Известное дело, из Гогенцоллернов будут. А это вам не хухры-мухры, не милиционеры бывшие да с экс-капитанами дальнего плавания, и даже не партноменклатура, а старинный династический род.
И если в одночасье надоумит Бог румын прекратить избирать себе на голову разного рода парвеню и восстановить монархию (понятное дело, в чисто символическом значении, строго конституционно ограниченную монархию), глядишь, и канет в историю нынешний политический балаган. Кто знает, может, тогда и мы начнем брату по-хорошему завидовать. Потому что сейчас – извините. Не хочется завидовать, даже по-плохому.

Что касается Республики Молдова, то ничего трагичного в нынешней безвыходной ситуации у нас нет. Отсутствие выхода еще не конец. Скорее всего, нас, вслед за той же Румынией, за уши втащат в Европейский союз.
Но случится это уже после падения власти ПКРМ (просто не было в истории расширения ЕС случая, чтобы в него принимали страну, где у власти находятся кондовые постсоветские «коммуняки», и мы тоже не составим прецедента), брюссельские чиновники возьмут под плотный контроль здешние процессы. Надеюсь, населению жить станет полегче. Собственно, это и будет началом выползания из кризиса. А до тех пор – еще раз извините…

Обсудить