Несколько замечаний о политической жизни страны. Проблема ПМР

Конец 2007 года ознаменовался массовым партийным строительством в РМ. В то же время он совершенно не прояснил картину происходящего. Лозунги партий по-прежнему декларативны. Все же за этой внешней декларативностью скрыта определенная направленность политической жизни. В этой статье я намерен рассмотреть и проанализировать только одну проблему – проблему Приднестровья и её влияние на нашу политическую жизнь.

ПРОБЛЕМА ПМР

Одним из ключевых вопросов политической жизни Молдовы является проблема ПМР. Если раньше молдавские политические партии, большинство населения, а также международное сообщество упорно игнорировали тему Приднестровья, то сегодня она стала одной из ключевых проблем нашего общественного сознания, нашей внутренней и внешней политики и нашего государства.

Однако, почти все известные к настоящему времени партийные предложения по этой проблеме не включают в себя ничего принципиально нового. За исключением, пожалуй, программы недавно сформированного общественного движения «Народное Действие», которое предложило достаточно неординарный подход к приднестровской проблематике. К нему мы ещё вернемся в последующих публикациях.

Тем временем, за последние годы общее положение дел на приднестровском направлении заметно изменилось. После сентябрьского референдума 2006 года в ПМР, когда подавляющее большинство населения региона проголосовало за присоединение к России, а также выборов в Госдуму Российской Федерации в декабре 2007 года, когда около ста тысяч российских граждан, проживающих, в основном, на территории Приднестровья, проголосовали за «Единую Россию», ситуация кардинально изменилась.

Все подходы официального Кишинева и политических партий Молдовы к решению проблемы Приднестровья до сих пор базируются на одном и том же базовом посыле - признании ПМР «несуществующей» политической единицей, упорном именовании территории ПМР «просто восточной территорией Республики Молдова, временно подпавшей под власть сепаратистов», а населения этого региона «заблудшими овцами».
Исходя из всего этого традиционного набора, выстраиваются и различные предложения о путях решения приднестровской проблемы. Однако они не выходят за рамки исходного посыла.

В нем не учтено главное, а именно, что эта территория уже обладает собственным субъектом самоопределения. Этот субъект вполне определился территориально, экономически, этнически, государственно и геополитически. Он не сводится только к нынешнему Президенту ПМР Игорю Смирнову. Не сводится он и только к интересам России. Не сводится он также только к интересам отдельных экономических групп, находящихся на территории ПМР.

Это некая совокупность разнообразных факторов, составляющих общее органическое целое. Именно с этим целым нам и придётся договариваться. И проблема вовсе не в том, что всё-таки придется договариваться. Проблема в том, что всё иное не имеет никакого смысла, если мы, действительно, хотим устойчивого развития своей страны.
Без нашей способности договариваться и, главное, желания договориться, это устойчивое развитие просто невозможно. Вектор мирового развития, вся логика экономического развития требуют самоопределения и значительной самостоятельности территорий. Этого же требует логика увеличения самобытного многообразия в мире, противостоящая единообразию мира. В случае с Приднестровьем мы имеем именно такое самоопределившееся целое с ярко выраженной самобытностью.
Должна ли Республика Молдова контролировать эту территорию? Для этого мы должны спросить себя, а что такое Республика Молдова? Есть Молдова политической власти, и есть Молдова, как сообщество граждан. Политическая власть Республики Молдова хочет контролировать территории за Днестром. Однако, она до сих пор не доказала даже, что может должным образом контролировать свои собственные территории. Контролировать - не значит, отбирать ресурсы в свою пользу. Так действует не народная власть, а чуждая народу власть, то есть оккупационная. Народная власть стремится развивать территории.
Однако, до сих пор политическая власть Молдовы не проявила себя рачительным хозяином на вверенной ей территорий. Наглядный пример тому – Кишинёв. Можно сегодня обвинять нового мэра в том, что он ничего не умеет. Но он находится в должность всего несколько месяцев, при этом не обладает реальной властью и опытом. Каков бы он ни был, это выбор избирателей Кишинева. Но решать он должен проблемы, которые создавала в течение нескольких лет та власть, которая имела все возможности их решать.

При этом она умудрилась не только не решить ни одной проблемы, но и создать много новых. Кто создал 30 миллионов долгов? Кто управляет шестой год убыточным «Термокомом»? Кто спустил воду в Комсомольском озере? Кто давал разрешения на хаотичную застройку города? Кто так и не смог принять генеральный план развития города? Вопросы эти можно умножать. А ведь это самая благополучная территория Молдовы!

Парадокс ситуации и вся ее суть состоят в том, что отрицание самобытности ПМР есть в то же время отрицание самобытности других региональных образований Молдовы. Эти образования нуждаются в самоопределении в не меньшей степени, чем ПМР. И эта ситуация уже не зависит от нынешней власти в Кишиневе. Движение в этом же направлении началось и в Гагауз-Ери.

Поэтому Молдове граждан не нужен простой переход ПМР под контроль нынешней политической власти Республики Молдова. Это приведет лишь к деградации этого самобытного образования. Не нужен такой переход и гражданам ПМР. Однако, и сохранение нынешнего положения также не нужно и гражданам Молдовы, и гражданам ПМР.

По утверждению Президента Молдовы Владимира Воронина, в отношении приднестровской проблемы якобы произошел некий «морально-психологический перелом». Действительно, определённый сдвиг в морально-психологическом отношении к Приднестровью произошел. Но вот вопрос: где и в чём именно (и в каких вопросах) произошел этот сдвиг?

В главном вопросе никакого сдвига пока не произошло. Прежде всего, в способности РМ договариваться с ПМР на равных. Сегодня убежденными государственниками считают себя практически все партии РМ. Но, если это действительно так, то они должны признать, что именно борьба ПМР за свою самобытность в рамках Молдовы не в меньшей мере оказалось гарантией суверенности молдавской государственности, чем усилия всех этих партий вместе взятых.
Как не было ранее, так нет и сегодня никаких гарантий того, что та или иная молдавская партия, придя во власть, не решит, например, присоединить Молдову к Румынии, или же к другому государству. Единственным гарантом сохранения государственной независимости РМ была и пока ещё остается нерешенность приднестровской проблемы, а, значит, существование ПМР в качестве суверенного, хотя и непризнанного, образования.

Я говорю «пока» потому, что сегодня сама ПМР становится всё более неустойчивым образованием. Будучи вначале достаточно искусственным образованием, по мере своего развития, оно приобрело собственную динамику этого развития. Элита ПМР, её население уже начинают жить своими собственными интересами. И эти интересы всё более властно требуют скорейшего самоопределения края, так как в нынешней ситуации его положение, как государственного образования - ПМР, весьма неустойчиво.

Я не буду анализировать различные возможные варианты дальнейшего самоопределения ПМР – присоединение к России, к Украине, или дальнейшее существование в качестве признанного всеми самостоятельного государства. С моей точки зрения, самым лучшим выходом из нынешней ситуации и для ПМР, и для РМ является достижение договоренности о совместном строительстве своего будущего.

Исходные точки договоренности могут быть различными. Если мы исходим из равносубъектности РМ и ПМР, то элементарная логика приводит нас к следующим положениям:
1. Договоренность между сторонами, как равными субъектами, приведёт к формированию фактически нового государственного образования.
2. В формировании этого образования должно участвовать, как самобытное образование, также и АТО Гагауз-Ери. Возможно также участие и других территорий, если они обладают региональной самодостаточностью (критерии определения региона известны).
3. Хозяйственная самостоятельность, в том числе и внешнеэкономическая, объединившихся территорий должна сохраняться. Должны сохранятся, и достигнутые каждой из сторон внешнеэкономические договоренности.
4. Столицей нового объединённого образования должен стать любой населенный пункт, кроме Кишинева. Наилучший вариант - это Бендеры. Уже сегодня власти Кишинева и власти республики все время находятся в конфликте интересов, так как Кишинев становится слишком силен экономически. Нахождение общенациональной власти в этом городе приводит к тому, что у нее появляются собственные экономические интересы в городе.
5. В ведении нового государства должны находиться: общая валюта, общая внешняя политика, общая оборона, общая безопасность, общие законы и общая таможня. При этом региональные различия, в том числе региональное законодательство и региональные государственные органы, не просто должны сохраниться, но и усиливаться, так как регионы должны развиваться и, значит, усиливать свою самобытность.
6. Выборы в общие органы управления должны происходить одновременно и на всей территории общего государства. Выборы в региональные органы - только на территории конкретного региона.
7. Новое объединенное государство должно быть по своей форме республикой. Так как его структура есть договор регионов, то она является формой федерации. При этом главной задачей государства становится создание условий для самостоятельного развития регионов.
8. Форма правления - Президентская. Парламент - двухпалатный.
9. Присутствие российских миротворцев сохраняется на весь период, на который будет необходимо (по мнению всех субъектов федерации) их присутствие.
10. Необходимо будет увязать решение о строительстве нового – объединенного – молдавского государства и вопроса его взаимоотношений с соседней Румынией. Нейтралитет должен быть подтвержден международными гарантиями.

CВОЕВРЕМЕННОСТЬ ДАННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ.

Данное предложение может показаться несколько фантастическим и преждевременным, в особенности на фоне того, что предлагает сегодня политическая власть Молдовы политической власти ПМР. На самом деле, нынешнее предложение властей - это иная форма предложений 2001 года. Эти предложения уже тогда устарели. Политическая власть Молдовы всегда предлагает то, что не соответствует моменту и отстает от требований момента. Это очевидно, если проследить всю историю предложений Молдовы ПМР, начиная с 1990 года.
В действительности, высказанные выше предложения не только не преждевременны, но и отстают от требований текущего момента.
Однако, если предположить, что все это произойдет, останется неясным один и, может быть, самый главный вопрос: Какова конечная цель формирования нового образования?

КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА БУДУЩЕГО РАЗВИТИЯ МОЛДОВЫ

Если расчёт делается только на получение существующими бизнес-группами дополнительной прибыли, то в этом нет никакого смысла, поскольку это будет означать возврат к предыдущему этапу развития, когда основой экономики были компрадорские и им подобные группы.
Проблема Молдовы, как в нынешнем её виде, так и в расширенном варианте, по сути, одна и та же. При достижении определенного уровня развития национальные бизнес-структуры неизбежно оказываются перед угрозой превращения в компрадорские, то есть в структуры, зависимые от международных корпораций.
Простое расширение экономической территории Молдовы эту проблему не решит, поскольку она по-прежнему будет слишком мала, даже в объединенной стране, для того, чтобы создать достаточное для всего населения страны экономическое пространство.

Что может составить основу развития объединенной страны? Проще говоря, что она сможет продавать? Товарную массу в классическом смысле? Нет. Даже национальное виноделие, как таковое, мы уже почти потеряли. Оно, конечно, ещё существует, но в каком виде? Финансовый центр? Сервисная экономика? Экспорт новых технологий? Но кто и где их будет разрабатывать? У Молдовы нет для этого ни соответствующих ресурсов, ни традиций.
Поэтому политические партии Молдовы должны предлагать не только новый способ решения приднестровской проблемы, но и новую парадигму общественного развития объединенного государства.
Между тем, почти ни одна партия Молдовы не касается этого важнейшего вопроса. Все озабоченны только тем, как бы поскорее отстранить от власти Партию коммунистов. То есть, выходит, что «позитивным» моментом программ практически всех действующих в оппозиции молдавских партий является антикоммунизм. Но всё дело в том, что антикоммунизм, как таковой, не может быть основой позитивной политической программы. Он может быть основой тактики той или иной партии, но, отнюдь, не её стратегии.

Действительно, внутриполитическая ситуация в РМ такова, что вопрос об уходе ПКРМ из власти назрел уже в 2005 году. Однако он так и не смог реализоваться потому, что партии демократической ориентации не сумели составить достойную конкуренцию правящей ПКРМ. И хотя ПКРМ заметно теряет свою былую популярность, всё же реальная альтернатива ей оппозицией так и не была предложена.

Однако, не менее важным, а может быть, и более важным, является вопрос об альтернативе методам управления обществом со стороны ПКРМ. Эта альтернатива пока тоже не заявлена ни одной партией.
В каком вопросе должна быть эта альтернатива? Вовсе не в вопросе о демократическом развитии. Само по себе, демократическое развитие, не подкрепленное экономическим и социальным развитием, является чистой воды фикцией, которая приводит лишь к тому, что одна группа политиков начинает монопольно пользоваться своими возможностями, которые даёт ей обретенная на демократических выборах власть, в ущерб всем другим группам.
Проблема в том, что демократические партии акцентируют своё внимание только на вопросах демократического развития. Между тем, и эти вопросы берутся в стандартной постановке, так, как это было принято на заре становления демократического движения. В этом смысле, ситуация в Молдове показательна.

В нашей стране есть две партии, стоящие на социал-демократической платформе. Есть три социалистические партии. Есть одна коммунистическая партия, причем обладающая всей полнотой власти в стране. Есть две профсоюзные организации, охватывающие почти всех работающих. Всё это в Молдове есть, а защиты интересов малоимущих граждан и людей наемного труда как не было, так и нет. Наоборот, если можно ущемить интересы этих слоев населения, это будет сделано. Одно из главных достижений власти – газификация сел – была осуществлена за счет самих граждан, зачастую самым грабительским образом.

Вся разница между тем, что было в Молдове 10 лет тому назад, и что есть сегодня, сводится лишь к тому, что на социальные цели государство стало выделять больше денег, которых, тем не менее, всё равно не хватает. Откуда берутся эти деньги? А вот откуда: это те же самые деньги, которые недополучают все те, кто работают в этом государстве, которые были отобраны у них за счёт искусственно завышенных цен, тарифов и косвенных налогов.
Медицинские услуги и образование мы оплачиваем сами. Оплата коммунальных услуг давно не дотируется государством. Кроме того, пенсионеры, которых государство обобрало в 1991 году, а затем их обчистили и в разных «инвестиционных фондах», не могут жить за счет своих мизерных пенсий, даже если их и выплачивают регулярно.
Поэтому каждый житель Молдовы, так или иначе, помогает сегодня выживать своим бедствующим родителям-пенсионерам. В моральном плане это совершенно правильно, но с экономической точки зрения является дополнительным косвенным налогом на каждого работающего гражданина страны. Причем налогом, заметно ухудшающим его социальное положение.
Если основная масса населения Молдовы не участвует в общественном развитии страны, то ли потому, что люди не имеют свободного времени и все их силы уходят на борьбу за выживание, на добывание прожиточного минимума, то ли потому, что они не находят приложения своим способностям внутри страны, то ли по какой-то иной причине, в любом случае, база общественного развития становится слишком узкой, маленькой, ограниченной и потому не может быть успешной.

ПРОЕКТ НОВОЙ ПРОГРАММЫ ПКРМ

Новое слово во всех этих вопросах пытается сказать пока только ПКРМ. Я не собираюсь здесь подвергать критике проект её новой программы. Это надо делать или обстоятельно, предметно, доказательно, или же никак. Отмечу лишь, что программа слабая, в особенности для партии, которая столько лет находится у власти.

К тому же, ничего общего с программой партии, не только называющей, но и считающей себя коммунистической, этот документ не имеет. Поставленные в нем цели и задачи, а также критика олигархического капитализма, сформировавшегося в странах Восточной Европы, были высказаны еще в конце 90-х годов экспертами самой что ни на есть империалистической организации - Мирового Банка. Отметим также публикации таких империалистов, как Джордж Сорос («Кризис капитализма»).
Если эти империалисты, в коммунистической терминологии, являются такими последовательными критиками олигархического номенклатурного капитализма образца 90-х, то почему? Может быть, их цели и цели Партии коммунистов РМ совпадают? Означает ли это, что ПКРМ выражает интересы мировой олигархии, которая борется с местной олигархией, или это означает, что элита мирового капитализма перешла на коммунистические позиции и стала членами коммунистической партии?
В любом случае, с этого Партии коммунистов надо было начинать в 2001 году. Тем более, что именно на этом и настаивали те же эксперты Мирового банка. Но, как ни странно, только к концу своего второго срока нахождения у власти ПКРМ оказалась готовой (и то, пока лишь на словах) приступить к решению тех самых задач, для решения которых она, собственно говоря, и пришли к власти в феврале 2001 года. По крайней мере, как заявлял её председатель Владимир Воронин, и в чём ПКРМ готовы были поддержать и империалисты, и внутренняя оппозиция. В любом случае, эта проблема не решена полностью до сих пор.
Все же, стоит признать, что эта программа является примечательным документом, которому необходима отдельная и подробная критика. Для целей же нынешнего анализа достаточно сказать, что данная программа не отвечает ни на один вопрос о путях и направлениях будущего развития нашего государства и, в первую очередь, о том, на какой концептуальной основе необходимо решать проблему ПМР.

ЦЕЛЬ ОБЪЕДИНЕННОГО ГОСУДАРСТВА

Объединять РМ и ПМР имеет смысл только в том случае, если целью этого нового (объединенного) государства станет достижение нового уровня общественного и социального развития, в основу которого будет положена проблема человеческого развития.
О том, что конкретно должно стать программой этого нового уровня развития, следует поговорить отдельно. Но ясно одно: к решению задачи подъема на новый уровень общественного и социального развития можно идти быстро, а можно и медленно, революционно или эволюционно.
Революция, в данном случае, не означает насильственный политический переворот. Она означает качественно и количественно ускоренное развитие, то есть «прорыв», как любят говорить нынешние власти. Но пока никакого прорыва не происходит. Почему? Да потому, что любое, действительно ускоренное, развитие предполагает, прежде всего, отказ от слепого, механического копирования чужих методов. Копирование чужих методов развития, как правило, заведомо предполагает отставание.
Однако, сегодня вся Молдова занята именно копированием. Не творческим осмысливанием и усвоением лучших образцов, а именно тупым копированием. В политике, управлении экономикой, в социальной сфере. Везде и во всём. Если усвоение и осмысливание предполагают наличие собственной стратегии, то копировать можно слепо, бездумно, покорно подчиняясь чужой стратегии. Именно это у нас сегодня и происходит. И в результате Молдова, переставшая жить своим умом, отстает в своём развитии всё больше и больше.

Некоторые цифры (из открытых источников):
• Руководство республики поставило цель: построить Европу в Молдове, создать к 2009 году 300 тыс. рабочих мест с зарплатой $300 в месяц. Но чем, скажите, будут эти «высокие зарплаты» в 2009 году, если нефть уже в 2008 году должна подорожать до 150-170 долларов, а продовольствие, по данным ФАО, в ближайшие 2 года - на 200% !?
• В рейтинге европейских зарплат Молдова находится на последнем месте. Заработная плата у нас составляет всего 2% от зарплат самых высокооплачиваемых в Европе трудящихся – граждан Дании.
• Среди стран СНГ Молдова тоже не блещет высокими показателями в этой области, оставив позади себя только среднеазиатские республики и Грузию. Средняя зарплата в Молдове в 5 раз меньше, чем в России, почти в 4,5 раза меньше, чем в Казахстане, в 3,5 раза меньше, чем в Белоруссии, почти в три раза меньше, чем на Украине.
• Поскольку внешние сравнения не в нашу пользу, перейдем к внутренним. В первом полугодии 2006 года номинальная среднемесячная зарплата по республике выросла на 28%, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и составила 1563,5 леев.

Другой источник:


• Молдова занимает последнее место в Европе по размеру заработной платы за час работы - 0,3 евро. В списке 48 европейских стран, составленном Федерацией европейских работодателей (FedEE), Молдова включена в 5-ю группу стран с самым низким уровнем заработной платы за час работы. В ту же группу вошли Украина, Албания, Сербия, Белоруссия, Болгария, Россия, Румыния, Латвия, Македония, Литва, Босния и Герцеговина.
• Размер оплаты часа работы в РМ составляет около 2% от максимальной европейской зарплаты - 14,5 евро, которую получают работники в Дании. За этой страной следуют Швейцария, Норвегия, Лихтенштейн, остров Мэн, Люксембург, Германия, Швеция, Голландия.
• При составлении рейтинга учитывались официальные данные о заработной плате, в том числе доплаты и другие выплаты, но без «тринадцатой зарплаты» и выплат за счет прибыли предприятия, выплаты дивидендов. Данные приведены по состоянию на 1 февраля 2005 года, уточняет Федерация европейских работодателей.
• Согласно официальным статистическим данным, производительность труда в промышленной сфере Молдовы сократилась в первом полугодии на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.
• Среднемесячный объем производства составил 14,4 тыс. леев на одного работника промышленного сектора. По словам независимых экспертов, низкая производительность труда – одна из основных проблем национальной экономики, которая влечет за собой большие расходы и низкую конкурентоспособность.
• В структуре промышленного сектора, согласно формам собственности, на всех предприятиях был отмечен производственный спад, за исключением предприятий с иностранным капиталом, на которых зарегистрировано 10,6-процентное увеличение. В то же время наибольший спад – на 11,3% - был отмечен на предприятиях с частным капиталом, которые произвели в первом полугодии 40,8% от общего объема продукции.
• Из предприятий, на которых проводится ежемесячный учет (685 предприятий), в первом полугодии этого года 48,5% снизили промышленный объем по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За этот период объем производства снизился на 6,4%.

У нынешнего истэблишмента Молдовы сегодня модно быть православными. Но ведь православие предполагает заботу о ближнем, как о себе самом. В первую очередь, это относится к тем, от кого зависит организация жизни в государстве и в бизнесе.
Все, конечно, относительно. Мизерная эволюция «к лучшему» из кабины роскошного «мерседеса» предпринимателя или правительственного БМВ видится чуть ли не революцией и даже «прорывом». Для того, кто работает по 12 часов в сутки, да ещё и в поле, развитие ситуации в Молдове не кажется быстрой и значимой. Это можно сказать как про всю Молдову, так и про ПМР и Гагауз-Ери, Бельцы, Унгены, другие регионы Молдовы.

Прорыв нужен. Вопрос лишь, куда, в чьих интересах, и кто будет субъектом этого прорыва?

Обсудить