О национальной гордости молдаван

Сможет ли в этой ситуации молдавский политический класс сформулировать объединяющую весь многонациональный народ страны национальную идею, сможет ли он ограничить своё национальное эго здравым смыслом, чтобы, изжив комплекс «младшей сестры», заняться собиранием земель, взяв на себя ответственность за будущее этого государства?

«Следует ли опускаться до обиды? Ведь обида лежит где-то низко и до неё следует наклоняться, чтобы её поднять. Обижаться следует только тогда, когда хотят вас обидеть», - писал Дмитрий Сергеевич Лихачёв.
Читая аналитические заметки о Молдавии, порой невольно ловишь себя на мысли о том, что их авторы либо занимались самовыражением в своих попытках «за деревьями разглядеть не лес, а забор», либо руководствовались личными мелкими обидами, для которых нет оснований.
Разберёмся в ситуации. Республика Молдова сегодня всё более напоминает отцепленный вагон, застрявший на Богом забытом полустанке. И вся неприятность в том, что ближайшие «локомотивы» - ЕС и Россия, цеплять её к своим «составам» явно не торопятся.

Бесперспективностью сей пагубной ситуации, видимо, и объясняется возникновение в Молдове нового мифа о том, что можно вытащить себя из болота … за волосы, по частям.
То, что европейские эмиссары, говоря о возможности евроинтеграции для Молдавии, периодически бросают фразу «может быть», в переводе с дипломатического на общедоступный язык переводится вполне однозначно – «нет».

Мне думается, что даже самым закоренелым оптимистам, но с остатками здравого смысла, уже должно быть ясно – прагматичному Евросоюзу отягощенная проблемами Молдова не нужна ни как суверенное государство, ни как румынский жудец, ни как составная часть Румынской Федерации.

Думается, что и Россия гораздо более заинтересована в сохранении целостной и дружественной Молдавии, в том, чтобы разорвать «пояс нестабильности» по границе со Старой Европой, нежели в приращении своих, и без того обширных, земель очередным анклавом.

Так существуют ли риски для нашей государственности вследствие раскручивания центробежных сил, способных разрушить страну или существенно ухудшить ситуацию? Увы, да, они существуют. Для их устранения требуются значительные усилия и, как минимум, общественное согласие. Основания к тому есть. Традиционный для нашего обывателя «пофигизм» и неукоснительное следование правилу «моя хата с краю» уже принесли некоторые положительные результаты – смута начала 90-х годов прошлого века так и не переросла в межэтническое противостояние, мы сумели сохранить главное – межнациональную дружбу, доставшуюся нам в наследство от канувшего в Лету Советского Союза.

Попробуем поставить диагноз нынешней политической ситуации в Молдавии и обозначить её основные «болевые точки».

Продолжается массовый исход населения из страны (причём, в своей основе, представителей титульной нации), сравнимый разве что с армянским артефактом прошлого века. Сейчас ручеёк «гастарбайтерских» денег, как наркотик, может кому-то казаться благом, но он, безусловно, рано или поздно иссякнет и, как мина замедленного действия, непременно даст о себе знать в виде опустевшего пенсионного фонда и захлёбывающейся от нехватки рабочих рук экономики.

Следующая проблема сегодня слегка заретуширована, но, тем не менее, остаётся реальностью. Это проблема «русскоязычных», которая постоянно вносит раскол в наше общество.
Первая волна: развал промышленности. Тысячи городских «манкуртов», не имеющих «домика в деревне», в одночасье оказались на улице в поисках заработка.
Вторая волна прошла катком по людским судьбам тогда, когда необходимость владения «государственным языком» стала непреодолимым препятствием для карьерного продвижения, трудоустройства и т.п. Не секрет, что все те, кто не знал «государственного языка», остались за бортом общественной жизни.
Третьей волны не потребовалось. Рябь, поднятая двумя первыми волнами, в условиях, когда власть самоустранилась от проведения разумной и взвешенной национальной политики, привела к «естественному» и почти полному вымыванию из государственных структур основной массы русскоязычных сограждан.
Если, например, во Франции - национальном государстве с богатой историей, мэром Парижа может быть выходец с африканского континента, а президентом отнюдь не этнический француз, то у нас, в Молдавии, комплексы мелкого полуфеодального государства до сих пор не изжиты.
Не хотелось бы возбуждать нездоровые эмоции, но, тем не менее, следует отметить всё более явственный дрейф молдавского общества к этнократическому строению, когда не только органы государственного управления, но и общественные институты, партии и т.д. становятся преимущественно мононациональными, что не может не вызывать сожаления.

НЕ ПЕЙ ВИНА, ГЕРТРУДА

Ещё одна деликатная тема, которую невозможно обойти, это то, что обычно называют «национальным бессознательным». Если лет 15 тому назад в молдавском фольклоре можно было услышать припевку «мама - рус, папа - рус, а Иван - молдаван», то сегодня вектор кардинально изменился.
Наличие родителей молдавской национальности вовсе не гарантирует, что такими же будут их дети. Сугубо личное дело приобретает общественный размах. Словно ядовитое зелье, влитое в ухо отца Гамлета, ежедневно «вливается» в наши уши один и тот рефрен: «хочешь стать европейцем – стань румыном»!
Кампания по замещению всего «молдавского» на «румынское» ведётся в Молдавии уже давно, причём системно и целенаправленно. К ней подключён большой финансовый и организационный ресурс. Можно перечислить эти «этапы большого пути».
Шаг первый – молдавский язык сменил название на «румынский».
Шаг второй – стало правилом, отрицать существование истории молдавского государства и, соответственно, пошла соответствующая замена учебников.
Местные «историки» и «поэты», обычно тусующиеся возле питейных заведений, быстро перекрасившиеся «из молдаван в румын», с предельной лаконичностью и убедительностью «Краткого курса ВКП(б)» расскажут вам сегодня о том, что никаких молдаван нет и никогда не было, что их «придумал» товарищ Сталин, что все румыны произошли не в результате этногенеза (что это вообще такое?!) и сложных миграционных процессов, а от счастливого «брака» Траяна и Буребисты и, как реликтовые существа, дожили до наших дней, сохранив свою первородность.
Шаг третий – раздача в Молдавии всем желающим получить свободный доступ «в Европу через Румынию» румынских паспортов.
Шаг четвёртый – переход в атака на самую консервативную часть молдавского сознания – православие.
Шаг пятый – отказ от преподавания русского языка в начальных классах молдавских школ.
Последнее, пожалуй, наносит самый серьёзный урон молдавской государственности. Всё чаще молодежь, особенно сельская, «выходит в люди» без достаточного знания русского языка, то есть, фактически, полуобразованной. Это существенно ограничивает её конкурентные возможности в странах СНГ, оставляя единственную «калитку» на прутском направлении или перспективу «грязной» работы в дальнем зарубежье.
Абсолютное непонимание того, что, как в своё время французский и немецкий языки являлись «языками-шлюзами» для России, несколько веков подряд обеспечивая ей доступ к мировому знанию, так и русский язык исторически был и ещё долго будет таким информационным шлюзом для Молдавии. Но, увы, эмоции перехлёстывают рассудок.

ПРИНЦИП «4-го Д»

Проецируется ли всё перечисленное на отношения Молдавии с Приднестровьем? Безусловно, переносится.
Думается, что для решения приднестровской проблемы, необходимо, во-первых, желание её решить.
Во-вторых, до полного разрешения политических споров вполне уместно участие Кишинева и Тирасполя в совместных экономических проектах, а всё остальное временно можно отодвинуть в сторону.
Экономика сама продиктует новые правила, поможет отделить «зёрна от плевел». Важна взаимная доброжелательность. Возможно, именно этот принцип «Четвёртого Д» (доброжелательности) должен стать главенствующим в переговорном процессе, ведь недаром сказано, что «согласие – есть продукт непротивления сторон».
Ситуация с Гагаузией несколько отлична от приднестровской. Отлична хотя бы тем, что Гагаузия находится на юге и не отделена от Кишинёва водным препятствием. Несмотря на то, что центральная власть настроила против себя общественное мнение автономии судебными преследованиями действующего башкана, а также тем, что упрятала за решётку наиболее яркого гагаузского оппозиционера Ивана Бургуджи, подавляющая часть населения Гагаузии выступает за сохранение целостности Республики Молдова.
После вековых скитаний от Алтая и до Балкан, выстрадав свою веру и право жить на этой земле, гагаузы, как никто другой в Молдавии, хотят мира и стабильности. Есть также понимание того, что, в случае дестабилизации ситуации в регионе, о своих претензиях на него может заявить Турция, рассматривающая Гагаузию зоной своих политических и экономических интересов. Во всяком случае, имеются достоверные сведения о том, что в Османские Архивы уже поступали запросы о возможности репатриации некогда вассальных земель так называемой Бессарабии. Историческая правда, однако …

Рассматривая перспективы государственности Молдавии, полезно, на мой взгляд, извлечь некоторые уроки из многовекового существования России, в которую она длительное время входила, как империи. В качестве основной причины «долгожительства» Российской империи следует считать её взвешенную и прагматичную национальную политику. Именно благодаря этой политике сотни народностей, проживавших в этой империи, смогли сохранить свою национальную идентичность и приумножить своё культурное наследие.
Можно по-разному относиться к вождю мирового пролетариата Владимиру Ленину, но надо отдать ему должное – зачастую он излагал очень мудрые мысли. В своей работе «О национальной гордости великороссов» Ленин подчёркивал, что признание равноправия за всеми нациями и народностями Российской империи в ситуации, когда русская культура и русский язык занимают доминирующие позиции, приведёт де-факто к дискриминации «малых» народов и «малых» культур. Из этого он делал вывод о необходимости преференций и государственной поддержки в отношении этих народов. При всех неизбежных в таком сложном деле издержках, национальная политика вначале имперской России, а затем и Советского Союза была именно такова.

Сегодня Молдавия, когда-то бывшая окраиной огромной Российской империи, сама обрела национальный суверенитет, стала от кого-то и от чего-то независимой, превратившись в своеобразную «маленькую империю» со своими собственными национальными окраинами: Приднестровьем и Гагаузией.

Сможет ли в этой ситуации молдавский политический класс сформулировать объединяющую весь многонациональный народ страны национальную идею, сможет ли он ограничить своё национальное эго здравым смыслом, чтобы, изжив комплекс «младшей сестры», заняться собиранием земель, взяв на себя ответственность за будущее этого государства?

Вопрос всё ещё остаётся открытым …

Обсудить