Е.М. Губогло: «Этническая мобилизация национальных меньшинств»

Ценным вкладом в создание адекватной картины исторических событий 1989-1992 гг. можно считать выход в свет в Москве сборника документов и материалов «Этническая мобилизация национальных меньшинств» - первого тома серии «В лабиринтах самоопределения и самоутверждения», запланированной к изданию престижным Центром по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая.

Современная трактовка событий 1989-1992 гг. постепенно отходит от постулатов политической публицистики того времени. С одной стороны, историки начинают по-другому относиться к европейскому контексту событий в Молдавии, более правильно расставлять акценты, но, с другой - явно в соответствии с политическим заказом, забывают местную специфику и вместе с ней не только детали, но и смысл минувшего противоборства.

В Республике Молдова установление этнократического режима и провалившийся карательный поход против Приднестровья уже второе десятилетие пытаются закрепить в сознании народа как борьбу «за язык и латинскую графику» и войну «бессарабских румын» за «национальное освобождение». При этом непременным условием восприятия аргументации прорумынских националистов является забвение новым поколением причин и сущности гражданского конфликта в Молдавии и той борьбы, которую вели ее патриотические силы на правом берегу Днестра,

Ценным вкладом в создание адекватной картины исторических событий 1989-1992 гг. можно считать выход в свет в Москве сборника документов и материалов «Этническая мобилизация национальных меньшинств» - первого тома серии «В лабиринтах самоопределения и самоутверждения», запланированной к изданию престижным Центром по изучению межнациональных отношений Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая.

Одна из трагических коллизий разделения Советского Союза на 15 новых независимых государств состояла в том, что самоопределялось не все население каждой из бывших союзных республик, а только титульная национальность. Гражданский конфликт в Молдавии представлен в сборнике как конфликт двух государственно-политических проектов. Согласно одному из них Республика Молдова должна была стать национальным государством только молдаван, согласно другому - государством всех населяющих республику национальностей. Но в ходе общественной борьбы в массовое сознание был вброшен и третий проект, расколовший политический класс титульной нации: молдаване - это румыны, молдавского языка не существует, а из формулы «один язык - один народ» следует и третье звено триады - «одна страна». Появление Народного фронта Молдовы, пропаганда лозунгов унионизма, насаждение идеологии румынизма еще более осложнили политическую борьбу в республике.

Автору-составителю сборника «Этническая мобилизация национальных меньшинств» Е.М. Губогло удалось выявить и убедительно проиллюстрировать документами две главные сюжетные линии политических событий, происходящих в регионе: провоцирование гражданского конфликта по типовому сценарию путем общественного обсуждения, скандального принятия Верховным Советом Молдавии 30 августа 1989 г. закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР» и его не менее скандального проведения в жизнь путем кадровой чистки, которая обеспечивалась яростной националистической пропагандой. В свете материалов сборника становится понятнее, почему отказ от советского опыта гармонизации межэтнических отношений, несмотря на демократическую риторику, обернулся законодательным закреплением этнической дискриминации нетитульного населения, его социальной маргинализацией, ожесточенной политической борьбой и дезинтеграцией Молдавии.

В соответствии с европейским и мировым опытом такой сценарий «демократизации» традиционного общества должен был привести к крайнему обострению межнациональных отношений. Однако из опубликованных в сборнике уставов национально-культурных организаций, заявлений Интердвижения «Унитате-Единство», публицистических выступлений общественных деятелей, отчетных документов и справочных материалов следует неожиданный вывод: степень обострения межэтнических отношений оказалась сравнительно высокой и этот процесс имел место только на правом берегу Днестра. Даже из публикаций унионистов (а они тоже приведены в сборнике) явствует, что националистической реакции со стороны национальных меньшинств не последовало. Русские и украинцы, гагаузы и болгары, евреи и белорусы, цыгане и поляки были озабочены, прежде всего, защитой своих законных, конституционно признанных прав и не собирались покушаться на права титульной нации. Пожалуй, в Молдавии никто и не возражал против придания государственного статуса молдавскому языку. И приднестровцы, и гагаузы, и участники Интердвижения Молдавии требовали иного: придать в соответствии с закрепленными в Конституции принципами национального равноправия такой же статус русскому языку. Как видим, выдумка румынистов о «национально-освободительной борьбе» повисает в воздухе.
Учитывая содержание опубликованной документации, вызывает сомнение и правомерность использования при характеристике большинства политических мобилизаций, проходивших в тот период в Молдавии, определения «этнические». Мобилизация этносов республики проводилась под лозунгами борьбы не за этнические, а за общегражданские права.
Автору концепции этнических мобилизаций почетному академику Академии наук Молдовы М.Н. Губогло и составителю рецензируемого сборника, проводившим исследования в Тирасполе, Комрате и Кишиневе, известно, что даже национальное движение гагаузов, добивавшихся создания автономии, националистических лозунгов не выдвигало. В съездах гагаузского народа участвовали также русские, молдаване, украинцы, болгары, а в период, когда Гагау-зия была вполне не зависима от Кишинева, ни один молдаванин в Комрате, Чадыр-Лунге или Вулканештах не был уволен с работы, не был унижен или ограничен в правах, что сплошь и рядом происходило с гагаузами и другими нетитульными гражданами Молдовы в Кишиневе. Еще менее применимо определение «этническая» к политической мобилизации в Приднестровье. Многонациональное население левобережья Днестра, включая молдавское, стремясь оградить себя от неадекватной политики республиканского центра, создало автономию, в которой проводит испытанную политику баланса интересов национальных сообществ.

Как ни странно, но термин «этническая мобилизация» не вполне уместен и при описании политической мобилизации нетитульного населения Молдовы, прежде всего Кишинева. Ключевую роль в этом процессе, как явствует из опубликованных в сборнике материалов, сыграло Интердвижение Молдавии «Унитате-Единство» - организация, по определению чуждая национализму. Оно провело огромную работу, направленную на политическое сплочение многонационального сообщества русскоязычных, на прорыв информационной блокады вокруг событий Приднестровской войны, на разъяснение общественности СССР, а затем России, Украины и других новых независимых государств сути гражданского конфликта в Молдавии. Отмечая новизну документации по этому вопросу, вводимой в научный оборот впервые, сошлемся на хроникальные материалы о роли, которую сыграло «Единство» в создании в Молдавии Русской общины российских соотечественников. В период своего недолгого (1993-1996) существования, следует из приведенного в сборнике отчета, РОРС представляла собой наиболее активную и действенную этнокультурную организацию Молдавии.

Учитывая необходимость изучения технологии дестабилизации, примененной в Молдавии в конце 80-х и в 90-е годы XX в., Е.М. Губогло вполне правомерно включила в сборник ряд справочных материалов, характеризующих общественные движения Молдавии, в том числе список неправительственных организаций Молдовы, насчитывающий около 600 названий. Взрыв общественной активности показателен как свидетельство не столько становления гражданского общества, сколько возросшей потребности этнических сообществ и социальных групп оградить себя от произвола государства. А само существование множества официально зарегистрированных организаций, декларирующих своей целью решение одних и тех же задач, наводит на мысль об использовании известными государственными структурами организационного оружия в целях дробления и дезорганизации общественного движения, а также контроля над ним.
Зная позицию руководителей этнокультурных организаций, позволяющих различным политическим силам (почти всегда тем, которые находятся у власти) использовать их в своих интересах, обилие таких организаций нельзя признать свидетельством наличия демократии в Молдове.
Наряду с документами и немногими публичными выступлениями деятелей Интердвижения * Молдавии «Унитате-Единство» в сборник включены и публикации их оппонентов из Народного фронта Молдовы. Но этим, конечно же, не ограничивается список народнофронтовских мнений и взглядов -участники и свидетели событий, а также исследователи обладают огромным количеством саморазоблачительных документов и материалов, исходящих от прорумынских националистических организаций и заслуживающих публикации и введения в научный оборот. Заслуживает обсуждения и практического решения вопрос об издании специального сборника документов под рабочим названием «Шовинизм: как это делалось в Молдове».

Расчленение Союза ССР, подтверждают материалы сборника, не могло не привести к обострению и выявлению существующих в обществе противоречий, к серии региональных гражданских войн и вооруженных конфликтов, подобных молдово-приднестровскому. Опубликованная в сборнике документация наглядно характеризует не только начальный этап возникновения гражданского конфликта в Молдавии, но и позволяет лучше понять его современную фазу, механизм осуществления власти официальным Кишиневом, включающий патерналистские декларации, принятие законодательных актов, якобы направленных на поддержку развития культуры тех или иных национальных групп и практическое применение дискриминационных технологий.

У сборника есть трудно устранимый недостаток: подобно множеству других серьезнейших работ сотрудников ЦИМО, он издан настолько малым тиражом, что автор-составитель предпочла даже не указывать его. Между тем без использования включенных в него и анонсированных материалов создание действительно научного дискурса по современной истории Молдавии и истории Приднестровья представляется чрезвычайно сложным.
Первый том серии сборников документов и материалов «В лабиринтах самоопределения и самоутверждения» получился содержательным и познавательно интересным. Но его неполнота очевидна. Научная общественность ожидает выхода обещанных следующих трех томов.

Источник: pmr21.info

Обсудить