На двух стульях

Молдова выступает сегодня в роли канатоходца, балансирующего над глубокой пропастью с шестом в руках. С одной стороны от канатоходца – Запад, с другой – Россия. И приходится ему поочередно упираться шестом то в один край, то в другой. Подобная эквилибристика молдавского руководства пока позволяет Молдове удержаться от головокружительного падения в пропасть, хотя все прекрасно понимают, что продолжаться подобное балансирование вечно не может. Молдова, с одной стороны, крепко привязанная к российским энергоносителям и рынкам сбыта, а с другой - к финансовым вливаниям в экономику западными инвесторами, лишившись одной из «подпорок», вмиг может стать не только самой нищей страной Европы, но и мира.

Президент РМ Владимир Воронин в этом убедился, когда после многочисленных его выпадов в адрес России, молдавский бизнес в одночасье был лишен возможности экспортировать свою продукцию в Россию. Запреты на ввоз мясомолочной, плодоовощной и винно-коньячной продукции в один миг привели молдавскую экономику в состояние коллапса. Единственный выход из этой ситуации заключался в возобновлении если не дружеских, то хотя бы добрососедских отношений с Москвой. Что и начала, скрипя зубами, воплощать недавно в жизнь молдавская администрация и лично господин Воронин. И Россия вновь будто поверила в искренность намерений молдавских коммунистов. Результатом стало «воскрешение» товаров из Молдовы на российских рынках, и очередное потепление молдо-российских отношений.

Вот и визит президента Молдовы в Москву, начавшийся 21 января, является не чем иным, как дружественным жестом Кремля. По данным пресс-службы главы российского государства, Воронин намерен встретиться с президентом РФ Владимиром Путиным, провести переговоры с председателем совместной межправительственной российско-молдавской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко.

Основной вопрос, который будет обсуждаться во время встречи двух президентов, как писали в эти дни молдавские СМИ, связан с урегулированием молдо-приднестровской проблемы. То есть Воронин, как показывает практика, вновь будет муссировать вопрос о территориальной целостности Молдовы, в которой Приднестровью отведет статус уезда или усеченного автономного образования. О федерации или конфедерации молдавский президент уже давно речей не заводит, полагая, что и статус заштатного уезда для Приднестровья - многовато. Не забудет он, очевидно, упомянуть и свои газетные излияния, которые им же громко были именованы «инициативами по приднестровскому урегулированию». Может, вновь вспомнит и недавно озвученное заявление о «мафиозной группировке, захватившей власть в Приднестровье в начале 90-х годов прошлого века».

Побывав неделю назад в Брюсселе, Воронин, не стесняясь, вещал именно эту откровенную ложь в интервью зарубежным СМИ. Впрочем, стесняться в выражениях – не в правилах Воронина. Вспомним хотя бы обвинения по поводу приднестровской «черной дыры», которые были развенчаны наблюдателями ЕС, проводящими уже несколько лет мониторинг украино-приднестровской границы.

Впрочем, Россия – не Запад. Здесь Воронину придется держать себя в узде, причем, не только в высказываниях в адрес приднестровского руководства, но и в плане перспектив молдо-приднестровского урегулирования.

Прекрасно понимая, что Россия серьезно «завязана» в сербо-косовской проблеме, Воронин на встрече с Путиным, наверное, попытается прозондировать, как поступит Россия в случае одностороннего объявления Косово своей независимости, запланированного премьер-министром Хашимом Тачи уже на февраль текущего года. Воронина не может не интересовать, готова ли Москва и дальше отстаивать свою точку зрения в плане соблюдения принципа территориальной целостности государств, или же она может признать универсальность косовского прецедента, после чего вполне реальным станет и признание независимости Приднестровской Молдавской Республики?

Ну и, наконец, самый важный для молдавского президента вопрос: продолжит ли Россия нынешний курс на сближение с Молдовой, несмотря на резкие высказывания политиков РМ по поводу вывода российских миротворцев из Приднестровья и моратория РФ на ДОВСЕ, а также - заявления РМ о необходимости ее евроинтеграции и тесного сотрудничества с НАТО.

А то, что Молдове сегодня очень важно при откровенно прозападном векторе развития не потерять расположение России – понятно всем. Как и понятны причины, побуждающие Воронина, скрипя серцем, снова ехать в Москву. Эти причины Воронин недавно озвучил, выступая в телепрограмме «Беседы с президентом», где процитировал заявление, которое он сделал в ходе своей первой пресс-конференции в качестве президента Молдовы в 2001 году: «Мы - маленькая страна, и поэтому республика будет там, где ее интересы». Сегодня интересы Молдовы и на Западе, и на Востоке. Пытаясь усидеть на двух стульях, Воронин мечется между Брюсселем и Москвой, выторговывая очередные подачки и преференции. Россия это прекрасно понимает, как понимает и то, что Молдова внезапно стала ласковой только потому, что ее загнали в угол.

По сути, визит Воронина – это последняя его встреча с Владимиром Путиным, находящимся в качестве президента РФ. Уже в марте этот пост займет другой человек. Но, исходя из результатов парламентских выборов, на которых уверенно победили «единороссы», следующим президентом России, скорее всего, будет Медведев. А это значит, что политика Кремля еще четыре года останется практически неизменной. Вот почему Воронину так важно получить ответы на свои вопросы.

Впрочем, Молдова должна отдавать себе отчет и в том, что нынешнее ее сотрудничество с Россией отягощено целом рядом собственных неблаговидных деяний. Молдова, ратовавшая на словах в 2001-ом за вступление в Союз России и Белоруссии, сжигавшая российские флаги и портреты Владимира Путина уже два года спустя, отказавшаяся подписать Меморандум Козака в 2003-ем, не пустившая российских наблюдателей на парламентские выборы в 2005-ом и заявляющая об искренней дружбе с Россией в 2008-ом - не может вызывать доверия.

Поэтому ожидать каких-либо весомых результатов визита молдавского президента в Москву в деле урегулирования молдо-приднестровских отношений – вряд ли стоит.
Обсудить

Другие материалы рубрики