"Я поражен печалью"- интервью Маэстро Еуджена Дога Info-Prim Neo

Люди становятся лучше, когда собираются вместе. Только за дружеским столом, за круглым столом, в круге хоры можно обрести душевное здоровье, о котором мечтает каждый. Уходит отрицательная энергия, поскольку сердца людей открыты, на лицах улыбки. Пусть за этот стол, в этом дом, в Молдову мы начнем съезжаться со всех уголков мира. Мы должны знать, что сколь не морозна зима, сколь не долга она, все же весна придет.

- Маэстро, 2007 год был ознаменован рядом событий под названием "Год Еуджена Дога". Как Вы оцениваете этот год?


- В двух аспектах – в художественном, с аплодисментами и добрыми пожеланиями и в бюрократическом с множеством "очень важных" проволочек и задержек. Две крайности, которые я понять не могу. Почему эти два мира не могут сосуществовать в согласии, не могут стать аккордом, созвучием, как в музыке?


- Что Вы имеете в виду? Вы недовольны мероприятиями, организованными Правительством?


- Мне не в чем упрекнуть высшее руководство. Оно достойно выполнило свою миссию. 2007 год был объявлен Годом Еуджена Дога, чего никогда не делалось для композиторов. Был принят очень хороший план мероприятий. Были предусмотрены концерты, издание монографий, выпуск CD, DVD, телевизионные и радиопередачи, научные симпозиумы.


- На презентации монографии "Eugen Doga, compozitor, academician" (Еуджен Дога, композитор, академик), министр культуры Артур Козма сказал, что Правительство изыщет возможность приобрести "Dialogurile dragostei" (Диалоги любви), над которыми Вы работаете для постановки в Национальном театре оперы и балета.


- Пока они не заказаны. Возможно, он хочет сделать мне приятный сюрприз. На самом деле именно я пообещал Театру передать музыку к этой опере и постараюсь сдержать слово.

- Какое из событий пришлось вам наиболее по душе?


-Презентация музыки к балету "Luciafarul" в концертном исполнении в Национальной филармонии, 15 января в день рождения Еминеску. Это было хорошим стартом, и также филармония завершила Год Дога балетом "Venancia".
Концерт в Национальном дворце стал настоящим праздником и большое спасибо высшему руководству, которое предоставило деньги на его проведение. А также моим коллегам – артистам из Молдовы и других мест, которые поддержали меня в этот день и подарили, и мне, и всем моим почитателям минуты радости, все свое душевное тепло и любовь. Были и другие концерты. Правительство Москвы организовало в зале имени Чайковского чудесный спектакль с великолепной сценографией, потрясающим оркестром и прекрасным дирижером. Концерт был записан и телеканалом "Культура". Было бы хорошо, если бы была сделана копия, чтобы этот концерт был показан и в Молдове, или хотя бы остался в наших архивах. Были два незабываемых концерта и в Кыргыстане, в Бишкеке. Кыргызские бизнесмены, очень душевные люди, сделали мне портреты размерами 6 на 8 метров. Один у меня в Кишинэу. Не знаю, где его поместить. Президент этой страны наградил меня высоким орденом "Делакер". В Татарстане также был организован великолепный концерт. Там я выступал в сопровождении лучшего в моей деятельности оркестра. Состоялись концерты и в Университете имени Ломоносова, в Доме национальностей в Москве с камерным оркестром, с ансамблем скрипачей, солистами-вокалистами. Я был в Швейцарии, в Цюрихе, где прошли две музыкальные встречи в художественных салонах. Всегда мечтаю играть в таких местах. Когда видишь картины художников-классиков и играешь на рояле, конечно же, это особое состояние, это истинный праздник души.
Научная конференция в Академии наук Молдовы была очень хорошо организована прямо перед моим днем рождения. Было много известных людей, которые представили настоящие исследования. Например, работа Анны-Марии Плэмэдялэ – исследование выходящие за рамки стандартов и клише своим философским видением рассматриваемой проблемы - музыка к кинофильмам, этого комплексного, сложного искусства. Второе, что сделала Академия наук, было издание третьего тома "Academica" - "Eugen Doga, compozitor, academician". Книги из этой серии, обычно посвящены деятельности Академии в течение года. В этот том, однако, были включены только материалы о моем творчестве. Это великолепный жест, в который вложили всю свою любовь и талант президент Академии наук Г. Дука, М. Шлапак, А. Дэнилэ и вулканичная Л. Думбрэвяну, издательство "Stiinta", и многие умные и порядочные люди. Хочу отметить, что с 1991 года, в самый трудный период, Академия приняла меня в свой коллектив и поддержала. У меня большая семья, которая понимает меня, и где я чувствую себя легко и свободно.
В Театре оперы и балета был поставлен мой балет "Luciafarul". Премьеру я не видел. Посмотрел только третий спектакль. Публика была очень довольна, что меня радует. Однако меня все же мучают сомнения. Жаль, что он не был поставлен по написанной музыке, снято несколько танцев и даже самая важная сцена, в которой Лучафэрул просит Создателя сделать его смертным. Сниженное ритмическое напряжение из-за сложной композиции танцев. Создается впечатление, что музыка была написана после постановки, а не наоборот. Симфоническая партитура фрагментирована, что нарушает целостность музыки и теряется ее изначальный смысл. Подожду еще 24 года, и может "Luciafarul" будет поставлен еще раз.

- Над чем вы сейчас работаете? Знаем, что на данный момент в работе "Диалоги любви".


- Работа над "Диалогами" продвигается трудно. В-первых, я постоянно занят другим. Что сказать, если честно, я вынужден писать разную "музыку". Которую писать не должен бы, например музыку для сериалов. Но здесь и другое: композитор должен всегда писать, чтобы не забыть свою профессию, а потом не на втором плане и материальный аспект, который должен обеспечивать существование даже творческого человека, его семьи. И еще один момент, который относится к либретто, которое чрезмерно перегружено персонажами, массовыми сценами, они отвлекают меня от главных героев, Вероники Микле и Михая Eминеску. Есть и другие сочинения, над которыми я работаю, или же недавно закончил.

- Вы имеете в виду "Табор" для румынской теленовеллы "Цыганское сердце"?


- Да, "Табор" меня очень порадовал, потому что со времени "Марии Мирабелы" это первое возвращение к студии "Buftea" в Бухаресте.

- Говорят, что в Молдове Вам не платят за авторские права. А в Румынии и в России?


- Нет, почему, ассоциация по авторским правам очень серьезно взялась за дело благодаря настойчивости Анатола Кирияк. Несмотря на то, что "хитростей" много. Например, в бюро записи актов гражданского состояния, при регистрации брака постоянно исполняется вальс из фильма "Драма на охоте", а также в ресторанах, домах культуры. Я подписал контракт только с театрами из Словакии и Финляндии. С Румынией ситуация сложная, поскольку ни из Тимишоара, ни из Констанца мне не заплатили за мюзикл "Табор", который идет на сценах театров в этих городах. Повторяю, у меня договора только со Словенией и Финляндией. Не соблюдают авторские права и немцы. Россияне кое-что делают.

- Вы писали в последнее время музыку для кино?


- Последнее мое достижение, которое меня радует, было в 2007 году, - музыка для фильма "Актриса". Это комедия со Станиславом Говорухиным, которого я считают человеком номер один сегодня в российской культуре. Не только в кинематографе, как актера, а также как политика. Он истинный интеллигент, высшей пробы. Это моя вторая работа с Говорухиным, первой был фильм "Благословите женщину". Также в 2007 году был сериал, созданный на киевской студии "Шанс". Сотрудничаю с ней уже давно. Сейчас пишу музыку к полнометражному художественному фильму с сюжетом из истории России периода 1916-1925 годов. Такого я еще не писал и поэтому работать будет очень интересно.

- Каковы Ваши планы на 2008 год?


- Я должен дать много концертов. У меня есть приглашения из стран Балтии и из Израиля, где я никогда не был.
Конечно, должен сдержать слово и закончить "Диалоги любви". Ближе к весне я где-нибудь "спрячусь" и хотел бы полностью погрузиться в тему этой тайны любви двух моих персонажей, ЕГО и ЕЕ. Хочу воспеть эту любовь. На самом деле это миф. Искусство, вообще, миф, иллюзия, фантазия, тайна. Эту тайну носит в себе и каждый из нас, простых смертных.
Я пообещал представить к концу года, 25 декабря, балет "Королева Марго". Сначала был "Luceafarul", затем "Venancia", в 2008 году будет "Королева Марго" и если Господь будет добр ко мне, мы сможем создать традицию для новых премьер. Может быть мы доживем и до традиции Джузеппе Верди, который ежегодно ставил по опере (в 19 веке !) а не так как мы ( в 21), раз в 24 года мучительных ожиданий! Конечно же, я хотел бы увидеть на сцене балет "Venancia", и не обязательно в Оперном театре. Может быть в Национальном дворце. Я был бы рад, если бы был создан музыкальный спектакль, и был бы приглашен хореограф, может быть из одной из стран Латинской Америки, поскольку здесь идет речь o сумасшедшем темпераменте и сценах, характерных тем краям Нового света.
Я думал, что "Luceafarul"- вершина моего творчества, но случилось так, что эта "Venancia" понравилась мне гораздо больше. Думаю, что виновато время. Мне было страшно ее показывать. Меня все время преследует этот страх, не дай Бог, не разочаровать публику.
Может быть, завершится и строительство Музыкального салона. Слава Богу, что Правительство нашло душевного человека, бизнесмена, который купил рояль для Салона. Очень хороший рояль, который я очень хотел иметь, но который пока находится в разобранном виде. В этом Салоне, который строит также очень духовно богатый человек, я надеюсь собрать в первую очередь все архивы, потому что они рассеяны по всему бывшему Советскому Союзу и я должен их, наконец собрать, иметь возможность привести их в порядок, систематизировать, чтобы ими можно было пользоваться. Может быть когда-нибудь, здесь в Кишинэу напечатают, хотя бы заметку, поскольку больше печатают в России. А что делают с нашими, написанными для бедных молдован, на нашем языке, самом прекрасном на всем земном шаре?

- Правда, что в Молдове вам трудней пишется?


- Творчество очень трудное дело вообще. Я пишу с трудом, где бы не находился. Но с удовольствием. Последний раз я написал здесь, 10 лет назад музыку к фильму Серджиу Продана "Прокрустово ложе". И не потому что здесь трудней или легче работать. У нас принято рассматривать музыку, как развлечение, или как что-то второсортное, что не стоит воспринимать серьезно. Можно не заплатить, или же заплатить, как будто даешь милостыню. Не могу вспомнить, чтобы мне предложили договор на написание музыки для Министерства культуры или Teleradio-Moldova. Последнее купленное у меня сочинение, не по заказу министерства, был балет "Luceafarul" в 1983 году и за который я получил Государственную премию СССР. Символически у меня купили четвертый квартет через 10 лет после того, как он был сочинен. В репертуарах художественных коллективов почти нет моих произведений. И не только моих. Все электронное информационное пространство загрязнено веселыми "тра-ля-ля" иностранного происхождения, которые отвлекают нас от самих себя, от красоты и неповторимости мелодий, несущих в себе шепот родников или тайны вековых Кодр. И потом, у нас так много причин для такой безграничной радости? Неужели эту музыку будут слушать десятки тысяч молдован, уехавшие на чужбину в поисках счастья? Но везде почему-то требуют, чтобы было по короче и по веселей. Грош цена этим клише!.

- В 2007 году вы чаще бывали в Молдове?


- Да. Хотя я и не считаю себя уехавшим отсюда. Я двигаюсь, как двигается все живое. Даже река.

- Значит, Вы чаще бывали и в родном селе, в Мокра в приднестровском регионе?


- Нет. Видите ли, эта река, которая называется Днестром для нас остановилась и превратилась в каменную стену. Там я не был и не знаю, когда поеду, поскольку, все чаще на меня давит это унижение - переходить с опущенной головой эту трагическую реку, бедный Днестр, и платить пошлину ворам. Чтобы они проверяли мои документы, когда я, будучи малышом, бегал по тем местам босиком, а они, этих казаки-разбойники, приехав неизвестно откуда требуют с меня плату. Бедная мама… Обычно я езжу только на ее могилу. В село не спускаюсь, так как это чужое село, насильно оторванное от языка, от любви и самоуважения. Я боюсь услышать слово, которое уничтожит меня, унизит, и поэтому избегаю таких ситуаций, не провоцирую их и не езжу туда. Хорошо хоть сохранился родительский дом, потому что я его вовремя продал порядочным людям, которые заботятся о нем. В остальном полсела брошено, дома пришли в упадок, а на кладбище - полно покойников. Умирают, оставшиеся старики, а молодежь уехала. Это моя постоянная боль. И, когда, меня, кто-нибудь спрашивает, откуда печаль, даже в моих песнях о любви, я отвечаю, что она уже вошла в мою кровь. Я весь охвачен, поражен печалью.

- Маэстро, мы в разгаре зимних праздников. Как Вы обычно отмечаете эти святые праздники и переход и это перепутье лет?


- Я вообще предпочитаю не праздновать. Праздник для меня мука, потому что это означает, что я ничего не делаю. Я не большой любитель поесть, пить – совсем не пью. Но каждый раз стараюсь быть дома с семьей, с внуком Домиником, с женой и дочерью. У меня есть плугушор с бусуйком и шерстяной красной ниткой, как, когда-то в моем родном селе Мокра. На этот раз тоже буду дома. Доминик приготовил колядки на румынском и английском языках. У нас есть и украшенная внуком Рождественская елка.

- Вы празднуете Рождество по старому или новому стилю? Мы восхищались Вами на открытие Рождественской елки у здания Примэрии 24 декабря.


- Я поступаю, как все. Все празднуют по одному календарю. Не понимаю: "новый стиль", "старый стиль". Я воспринимаю лишь нормальный ход времени. Как может быть сначала Крещение, а потом Рождество Христово? Общественность введена в заблуждение. Якобы, 25 декабря католическое Рождество, а 7 января - православное. Но разве румыны католики, или болгары, или сербы? Когда я в России, то поднимаю бокал шампанского и 7 и 14 января, но в Молдове, совсем другое дело. Держатся за эту ветошь … Мы пребываем в церковной среде, совершенно нам чуждой. Но и верующим из России не совсем ясен этот порядок. В тяжкие времена нашей истории была изменена ситуация наших храмов, существовавшая до 1812 года, мы утратили свою церковную архитектуру, язык, исторические имена. Я не мог даже окрестить свою дочь Виорику и внука Доминика, так как хотел, потому что в церкви мне было сказано, что таких имен нет. И все же я думаю, что каждый имеет право праздновать, как считает. Но!
Почему не радоваться и нашим людям вместе со всей Европой, если мы хотим быть Европейцами? Меня пригласили на елку примэрии и я пришел. Попытался что-то сыграть на холоде. Речь не шла столь об игре, сколь о самом факте. Очень обрадовало меня множество, собравшихся людей. Даже удивило. Вот это праздник. Праздник души, а не календаря. Я откликаюсь на приглашения хороших людей, кем бы они ни были, и когда бы не пригласили, 25-го или 31-го декабря.

- Чтобы Вы пожелали нашим читателям по случаю зимних праздников?

- Собраться за столом. Люди становятся лучше, когда собираются вместе. Только за дружеским столом, за круглым столом, в круге хоры можно обрести душевное здоровье, о котором мечтает каждый. Уходит отрицательная энергия, поскольку сердца людей открыты, на лицах улыбки. Пусть за этот стол, в этом дом, в Молдову мы начнем съезжаться со всех уголков мира. Мы должны знать, что сколь не морозна зима, сколь не долга она, все же весна придет. Многие не понимают нас, ото всюду, как бы хорошо там не было, нас тянет домой, не потому что там лучше, а потому что это у нас. И у меня есть все основания произносить такие словам как у нас, для нас, с нами… С Новым годом!

Источник: Info-Prim Neo

Обсудить