К итогам встречи президентов Молдовы и России

К этому январю 2008 года руководство двух стран шло долго и непросто. За этим процессом - и запреты на мясную и растениеводческую продукцию, и "винные войны" - с одной стороны, и резкие выпады в выступлениях официальных лиц - с другой, и, самое главное, в связи с этим нерешаемость важнейшего для Молдовы и непростого для России вопроса - приднестровского конфликта.

Пятая встреча президента России Владимира Путина и президента Молдовы Владимира Воронина, состоявшаяся во вторник, 22 января, не стала сенсацией в привычном понимании этого слова.


Взаимоотношения двух президентов со дня вступления Воронина во власть и до появления так называемого "Плана Козака" в политической жизни юго-западного партнера России можно без преувеличения назвать теплыми и дружескими. И для этого было много оснований. Молдову с Россией связывали не одно столетие и общие исторические события, и их герои. Реалиями конца XX и начала XXI веков вновь стала встроенность молдавской экономики в российскую промышленность и сельское хозяйство. Потребителем ее овощей и фруктов и главным заказчиком предприятий военно-промышленного комплекса, во многом определявшим лицо молдавских машино- и приборостроения стала Россия. Общность культуры, менталитета народов, источником которых было православие, казалось, навсегда их объединила. И даже тяжелейшее для республики и всех стран СНГ десятилетие девяностых не смогло навсегда развести общие дороги двух стран.

В 2001 году, когда коммунист Воронин стал президентом Молдовы, многими политическими кругами ближних и дальних соседей республики было встречено, мягко говоря, без энтузиазма. Но Россия, в которой у истеблишмента и коммунистов были напряженные отношения, на государственном уровне приняла появление Владимира Воронина в качестве политического коллеги достаточно доброжелательно. Даже остро стоящий вопрос о реинтеграции Приднестровья воспринимался с пониманием у российской стороны.

А его надо было решать. Почти десять лет тема обсуждалась и Москвой, и Кишиневом, и Тирасполем, и другими переговорщиками вяло и ни к чему не обязывающе. Воронин тему реинтеграции сразу поставил во главу угла своей внешней и внутренней политики. И Россия его поддержала.

Политическая ситуация в Молдове и собственные интересы к ней различных стран Европы, внутреннее положение в республике, различные силы в Молдове и в России, тормозящие решение приднестровской проблемы, сделали свое дело. План Москвы не был принят, потянув за собой годы охлаждения и непонимания друг друга.

Казалось, общего между странами осталось всего-то желание одной и другой интегрироваться в Евросоюз. Разрыв диалога между ними виделся всерьез и надолго. Обнадеживающая риторика с обеих сторон была всего лишь фигурой речи, прикрывающей "ледниковый период" в отношениях двух стран. И если для России это было не так чувствительно, то Молдове это принесло проблемы и в экономике, и в геополитических интересах.

Вряд ли стоило бы воспроизводить все вехи этой печальной эпопеи в истории сотрудничества двух стран, если бы она не раскрывала важности всего происходящего в эти январские дни в Москве. К этому январю 2008 года руководство двух стран шло долго и непросто. За этим процессом - и запреты на мясную и растениеводческую продукцию, и "винные войны" - с одной стороны, и резкие выпады в выступлениях официальных лиц - с другой, и, самое главное, в связи с этим нерешаемость важнейшего для Молдовы и непростого для России вопроса - приднестровского конфликта.

Что это было для России? Угроза потери дружественной страны в центре балканского региона - неспокойного анклава, который не единожды в истории становился "возмутителем спокойствия" в Европе? Вряд ли взаимоотношения двух православных стран, связанных одной духовной нитью, можно уложить и в прагматичный анализ даже таких основополагающих для жизни общества понятий, как экономическая и политическая выгода. "Жизнь врозь" показала, что в трудный XXI век, когда речь идет о разделе не земель, но цивилизаций, когда мир раздирается планетарными катаклизмами, когда всеобщее природное потепление не более опасно, чем межнациональные, межконфессиональные переделы, в таких условиях историческое и духовное братство гораздо глубже, серьезней и судьбоносней земных сиюминутных интересов или пристрастий политических элит.

Поэтому, говоря об отношениях России и Молдовы, нужно, прежде всего, благодарить здравый смысл руководителей двух стран. Можно было бы сказать и более возвышенно в свете вручения Владимиру Воронину премии Международного фонда единства православных народов за 2007 год - за активное участие и содействие "укреплению канонического православия на территории своего государства, возрастанию роли духовных ценностей в обществе", которое состоялось 21 января в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя. Президент Молдовы получил награду из рук Патриарха Алексия Второго, тут же заявив, что всю денежную часть премии, а, если не хватит, и собственные сбережения передаст на восстановление и развитие церквей и монастырей.

Все сошлось - Возвышенное и Земное во благо двух народов. "В разоренной и разрозненной Молдове, лишенной природных богатств, люди сказали себе, что их путь к независимости - это не борьба против, а борьба за: взаимопонимание и сотрудничество с другими народами", - заявил Владимир Воронин.

"Это дань уважения Вашим личным заслугам в деле укрепления духовности отношений между православными народами, нашими странами: Это всегда необходимая основа для развития межгосударственных отношений", - подчеркнул Владимир Путин.

Январская встреча двух президентов, начавшаяся так знаково, так многообещающе, - это, можно сказать, "пятый этап" "российских сезонов" Владимира Воронина.

В 2007 году отношения России и Молдовы развивались достаточно конструктивно. В последнем году президентства Владимира Путина встречи глав двух стран проходили буквально одна за другой. 10 июня в Петербурге в рамках неформального саммита глав государств СНГ, 22 июня в ходе рабочего визита молдавского лидера в Москву, 30 июня в Ростове-на-Дону на скачках на приз президента РФ (куда приглашают обычно коллег из дружественных стран), 5 октября в Душанбе на заседании Совета глав государств СНГ.

2008 год - это год, когда Владимир Путин, уходя со своего поста, спешит решить особо важные для России дела, дабы оставить своему преемнику уже "вспаханное и засеянное поле". Медведеву, в случае избрания, в чем не сомневаются даже оппоненты и враги, передается в наследство - взращивать и собирать урожай - результаты тяжелейшей работы прошедших лет. Так и просится метафора о поддержании земли "под парами" для будущего сева. Но: литературное слово, увы, куда менее весомо, чем реальные результаты.

Итак, времени у Путина в должности президента осталось только на самые важные дела, значимость которых он определяет для России, а значит, и для себя, самолично.

Встречаясь с Ворониным в сжатое до пружины время, Путин обозначил темы сотрудничества с Молдовой, среди которых решение приднестровского вопроса - в числе приоритетных. И не случайно они переводятся в самую главную, острую область человеческих отношений - сферу духовного, в сферу православной веры, цементирующей сотрудничество и вековую дружественность двух народов. Почему-то постоянно приходит на ум знаменитое у Достоевского - "Если Бога нет, то и рая - нет, если рая нет - то и ада нет. Но тогда всем все дозволено". Это не просто литературное, философское - это Знаки, о которых вновь напоминает Время.

Через год Владимир Воронин тоже станет перед выбором, вернее, перед выборами. Не настаиваем на предвидении или чтении мыслей. Но не окрашена ли эта встреча значимостью решений и завершения важнейших для страны и Владимира Воронина начатых им дел? Здесь ответ только за будущим. Но впечатление такое есть. Поэтому и конкретика встречи, вернее, ее темы понятны - экономика, сотрудничество, Приднестровье.

Из одного того, что участники встречи и из Москвы, и из Кишинева в один голос характеризуют переговоры "продуктивными и перспективными", а это касается всех тем обсуждения, можно сделать вывод, не вдаваясь в конкретные цифры и факты - курс России и Молдовы на стратегическое сотрудничество, на доверие и поддержку передается Владимиром Путиным Дмитрию Медведеву для дальнейшего продолжения партнерского диалога между странами. В его основе лежат договоренности, достигнутые в Минске, Душанбе, на других этапах сотрудничества. Пост еще не сдан, но есть твердая уверенность, что он будет принят как конкретизация того духовного, что связывает оба народа.

Источник: nm.md

Обсудить