Мнимая величина

Итак, президент Молдовы Владимир Воронин встретился с президентом России Владимиром Путиным. Прорвался в Кремль. Просочился. Долго его там не хотели видеть, но напросился все-таки.

И что? И ничего... Ничего - это если оценивать внешне. А если говорить о реалиях, то любые конструктивные подвижки в отношениях с Россией для Молдовы возможны только после выполнения Кишиневом целого ряда условий. А один из важнейших пунктов в этом списке - пересмотр позиции по Приднестровью.

Чтобы отношения с Россией улучшились, Кишиневу придется отказаться и от идеи унитарного государства, и от попыток блокад и иных способов насильственного решения приднестровского вопроса. А также от претензий на приднестровскую собственность – притом, не на уровне небрежного устного обещания, наспех данного Ворониным, а письменно. Путем отмены одного существующего закона, принятия другого и подписания международных обязательств. Все это - та начальная стартовая позиция, двигаясь от которой возможно возобновление переговоров по линии Кишинев-Тирасполь. А без подвижек на этих переговорах отношения с Россией также останутся на точке замерзания.

Одним словом, все вернулось на круги своя: попытки решать приднестровскую проблему без участия самих приднестровцев провалились. Попытки наладить отношения с Россией, обойдя приднестровский вопрос – тоже не удались. Таким образом, половина прогноза, сделанного мной в статье "Милостивый барин Владимир Владимирович" уже оправдалась.

Полагаю, что и вторая его половина также оправдается, притом, уже в ближайшее время. Российское посредничество предполагает отказ от действий, которые в Кремле считают недружественными. От вступления в НАТО. От требований вывести из зоны конфликта российских миротворцев. Есть еще ряд шагов, которые необходимо предпринять Кишиневу для того, чтобы восстановить хотя бы минимальный уровень доверия со стороны Москвы. Но способен ли на такие шаги Воронин?

Нет, он, конечно, легко может обмануть любых партнеров, и западных партнеров - в том числе. Но деньги! Деньги семьи, хранящиеся на западных счетах, делают Воронина чрезвычайно уязвимым. В 2003 году для торпедирования "плана Козака" хватило 30 минутной беседы с послом США. Не думаю, что в 2008 году позиции Воронина сильно изменились. Он так же зависим, и, как следствие, так же легко управляем. А значит, уже через несколько месяцев, в Москве начнут присматриваться к тому, какую из альтернативных Воронину фигур можно было бы поддержать. Выбор тут, правда, очень беден - но это уже другой разговор. Я, в данном случае, говорю о том, что политические перспективы самого Воронина – это нечто, из разряда мнимых величин.
Обсудить