Русские в Молдавии. Их настоящие и фальшивые друзья

«Русская проблема» в Молдавии всё ещё сохраняет, к сожалению, свою актуальность и сегодня, хотя я лично глубоко убежден, что она вполне решаема. Причём перспективы её решения неотделимы от перспектив сохранения и упрочения молдавской государственности, в том числе и от того, как будет решена проблема Приднестровья.

«Русский вопрос», то есть вопрос о положении русского населения, оставшегося после развала Советского Союза за пределами исторической Родины, в Молдавии, нет-нет, да и промелькнет в наших местных внутриполитических перепалках. Позиции участвующих в них сторон, как правило, бывают всегда диаметрально противоположными.
Это, на мой взгляд, происходит по той причине, что каждая сторона смотрит на эту проблему только «со своей собственной колокольни», начисто отвергая любую возможность конструктивного диалога и разумного компромисса.

Прорвавшиеся к власти в Молдавии в начале девяностых годов прошлого века ультраправые националисты и русофобствующие унионисты, например, вообще намеревались решить проблему русского населения в стране раз и навсегда, «быстро, просто и эффективно», устроив на улицах наполовину русскоязычного Кишинева дикий шабаш под погромным лозунгом: «Чемодан! Вокзал! Россия!». Кое-кто из них пошёл ещё дальше, предлагая отправить местных русских либо за Днестр, либо …в Днестр!

Однако, надо признать, спровоцировать сколько-нибудь масштабное межэтническое противостояние в Кишиневе и в Молдавии, в целом, на бытовом уровне им так и не удалось. Многовековые исторические традиции и опыт длительного совместного проживания молдаван и русских связали их прочными узами дружбы и добрососедства, разрушить которые воинствующим националистам и прорумынским унионистам оказалось не по силам.

Но, к сожалению, безумная националистическая вакханалия и языковые чистки того времени в учреждениях и ведомствах в значительной степени способствовали тому, что многие русские граждане, которые были еще достаточно молоды и полны сил, от греха подальше, уехали из Молдавии.
А ведь это были, в большинстве своём, очень грамотные, высококвалифицированные специалисты, мастера своего дела, то есть те самые «золотые руки», которые в любом нормальном государстве считаются самым большим его национальным богатством. Неудивительно, что это уже обернулось и продолжает оборачиваться Молдавии огромными экономическими потерями, вызванными острейшим дефицитом опытных кадров во всех сферах производства, торговли, управления, образования и науки.

По большому счёту, выдвинутый фронтистами черносотенный лозунг вскоре сработал и против них самих, как говорится, «с точностью до наоборот»: взяв чемоданы и отправившись на вокзал, разоренную и порушенную национал-демократами страну покинули, вслед за своими российскими собратьями, сотни тысяч самих молдаван, решивших искать счастье и удачу на чужбине по той простой причине, что в своей родной Молдавии они оказались никому больше не нужны.

А вот свыше 600 тысяч этнических россиян всё ещё по-прежнему остаются в Молдавии, хотя многие из них чувствуют себя далеко не так уютно и безопасно, как во времена советского интернационализма. Они то и дело сталкиваются с национальным дискомфортом, непризнанием своих законных интересов на всех уровнях и этажах общественной жизни и «демократической власти», даже не пытающейся как-то скрывать свой откровенно мононациональный характер, являющийся абсолютным нонсенсом в многонациональной стране, якобы живущей «в полном соответствии с правовыми нормами, принятыми в Евросоюзе».

Личные перспективы любого гражданина Молдавии (возможности получения профессионального образования, трудоустройства, продвижения по службе) напрямую связаны со знанием им государственного языка, то есть языка титульного – молдавского - этноса. И это всё при том, что национально-ориентированный раж в Молдавии на бытовом уровне давно сошел на нет. Однако он по-прежнему присутствует на уровне официальном, во властных структурах, в том числе в правоохранительных органах.

И, тем не менее, несмотря ни на что, многие русские люди всё равно остаются в Молдавии. Главным образом, потому, что имеют не меньше прав, чем сами молдаване, считать её своей родиной, так как родились и выросли здесь, честно и самоотверженно трудились на её благо, причём нередко в нескольких поколениях.

Известно, что официальные власти страны после февраля 2001 года, когда правящей партией в Молдавии стала ПКРМ во главе с Владимиром Ворониным, вообще считают, что никакой «русской проблемы» в настоящее время больше не существует, ибо все права русских граждан якобы надежно защищены действующим законодательством. Да и сам президент Молдавии и лидер правящей ПКРМ Владимир Воронин тоже постоянно заявляет, что не допустит никаких проявлений русофобии в стране.
Однако, на самом деле, все попытки коммунистического правительства республики повысить статус русского языка неизменно натыкались и натыкаются на ожесточенное сопротивление национальной (точнее, румыноориентированной, не только русофобствующей, но и откровенно антимолдавской) оппозиции, хотя и не представляющей большинства населения, но очень активной и, что немаловажно, имеющей особое влияние в городах, в том числе и в столице – Кишиневе, где ей удалось в июне 2007 года захватить власть в свои руки.

Поэтому «русская проблема» в Молдавии всё ещё сохраняет, к сожалению, свою актуальность и сегодня, хотя я лично глубоко убежден, что она вполне решаема. Причём перспективы её решения неотделимы от перспектив сохранения и упрочения молдавской государственности, в том числе и от того, как будет решена проблема Приднестровья.
Её решение зависит также от политики нынешней власти и оппозиции по отношению к русскоязычным. Безусловно, важную роль в её решение могла бы сыграть и Россия, которая всё ещё пока (на протяжении уже 16 лет!) «изучает этот вопрос». Но в самой большой степени её решение зависит всё-таки от самих русскоязычных. Им давно уже пора перестать метаться между «профессиональными русскими» и «профессиональными провокаторами», то и дело сбивающими их с правильного пути.

«Профессиональные русские» - это всем в Молдавии давно и хорошо известные одиозные личности - представители маргинальных, но очень крикливых партий, которые слишком уж театрально и натужно позиционируют себя как активные русофилы. Делают они это, как правило, старательно, но так неуклюже, что вызывают лишь досаду, раздражение и категорическое неприятие их позиции не только у молдаван, но и у весьма значительной части самих русскоязычных, которые вовсе не случайно всё чаще отказывают им в политическом доверии, в том числе и на выборах.

«Профессиональных русских» давно уже хорошо раскусили и молдаване, и русские, а потому они в последнее время не вызывают никакого интереса к себе ни у тех, ни у других. Однако, по этой же самой причине русскоязычные граждане в Молдавии находятся сегодня в некоторой растерянности. Их проблема заключается в том, что все другие партии в Молдавии преимущественно мононациональные, то есть молдавские, и русскоязычных в них, особенно в их руководстве, практически нет.

Например, в списках кандидатов в Муниципальный совет Кишинева от так называемых демократических партий, да и от Партии коммунистов тоже, на местных выборах в 2007 году практически не было русских фамилий. Неудивительно, что всё это «аукнулось» партии Воронина тем, что разочарованные таким дискриминационным отношением к себе русские избиратели просто не вышли на выборы.

Что же представляют из себя подозрительно расплодившиеся в последнее время «профессиональные провокаторы», хорошо видно на примере их нынешнего идеолога Владимира Лорченкова, который позиционирует себя как «основатель русскоязычной литературы в Молдавии».

Не являясь литературным критиком, не берусь судить о степени его профессионализма, как писателя. Но, читая его заумные политические опусы, я пришел к выводу, что главная цель, которую он преследует своими публикациями, состоит не только в том, чтобы разобщить русских и молдаван, столкнуть их лбами и поссорить между собой, но и натравить на молдавскую элиту простой народ.

При этом он совершенно упускает из виду, что «жиреет и жирует» в Молдавии не только её национальная элита. Среди местных богачей-олигархов есть и русскоязычные граждане. Есть они, кстати, и в администрации президента, и на некоторых постах в правительстве, и в различных госмонополиях.

Вбрасывая в общество идею «бытового нацизма», Лорченков, судя по всему, явно поставил перед собой цель, максимально обострить ситуацию в Молдавии, вызвать ответную реакцию со стороны тех, кто, может быть, и хотел бы развесить в публичных местах таблички с надписью «Говорите только по-румынски!», но пока ещё не решается это сделать.
В целом же, что бы там ни писал и ни утверждал Лорченков, но на сугубо бытовом уровне русские и молдаване, несмотря ни на что, по-прежнему прекрасно уживаются. Поэтому, если уж искать этот самый «нацизм», то делать это надо вовсе не у простого народа, поскольку он культивируется лишь очень небольшой группой местной политической элиты. В этой среде, безусловно, не найти ни интернационализма, ни молдавского патриотизма, ибо она, по сути своей, совершенно антинациональна, а потому смертельно опасна и для молдаван, и для русских.

Перспективы решения «русской проблемы» в нашей стране неотделимы от перспектив сохранения и упрочения молдавской государственности вообще, имея в виду отношения Кишинева с Бухарестом и Тирасполем, а также от того, как будут развиваться отношения Молдовы с Россией, в какой степени они будут соответствовать заявленному уровню стратегического партнерства.

В этих условиях у русских, проживающих в Молдове, есть простой выбор: либо активно поддерживать все здоровые, патриотические политические силы, которые стремятся сохранить молдавскую независимую государственность, ориентируются на союзническую дружбу и всемерное сотрудничество с Россией, твердо и жёстко отстаивая свою собственную национальную идентичность; либо капитулировать, упаковать чемоданы и попытаться прижиться где-нибудь на демократическом Западе, или же в поднимающейся с колен России. В последнем случае историческая Родина, испытывающая, кстати говоря, острый демографический кризис, просто обязана будет оказать этим людям всяческую поддержку, в первую очередь материальную.

Однако, я лично считаю, что этнические русские, здесь родившиеся и выросшие, отдавшие лучшие годы своей жизни труду на благо этой страны, всё-таки не должны уезжать из Молдавии. Ведь это и их тоже родная земля, на которую они имеют не меньше прав, чем их «титульные» сограждане.

Русские должны, прежде всего, перестать ощущать себя случайными и непрошенными «гостями» в Молдавии и соответственно вести себя, требуя полного равноправия во всём по отношению к себе, но и не допуская неуважительного отношения по отношению к своими молдавским согражданам, пренебрежения к их культуре и традициям.

С каждым днём становится всё более очевидно, что складывающаяся в связи с агрессивным поведением Румынии и её «пятой колонны» внутри нашей страны опасная для сохранения молдавской государственной независимости ситуация настоятельно требует не межнациональной конфронтации, не противопоставления русских и молдаван друг другу, а объединения их усилий в деле спасения и защиты Молдавии, как независимого государства.

Понимание этой истины сегодня уже заметно и во власти, и в патриотической оппозиции, и в обществе, в целом, однако предпринятые ранее и предпринимаемые сегодня практические шаги в этом направлении пока ещё очень робкие, нерешительные, непоследовательные, недостаточно эффективные. На этом пути за постосоветское время всевозможными русофобами, националистами и унионистами нагромождено столько завалов, что работы по их разгребанию хватит всем.

В этой связи статья Владимира Лорченкова «Союзник русскоязычных – Румыния» прозвучала вообще полнейшим диссонансом всему тому, что говорят и думают сегодня проживающие в Молдавии русские люди, в подавляющем своём большинстве считающие своими союзниками отнюдь не правителей соседней страны, бесцеремонно протянувшей цепкие щупальца своих спецслужб и подрывных организаций через Прут, чтобы попытаться удушить молдавскую государственность, а Россию и своих молдавских сограждан .

Лорченков без обиняков заявляет, что «государства РМ фактически не существует». Не могу с ним согласиться. При всех известных трудностях, издержках, перекосах и недостатках, присущих молодой молдавской независимой государственности, она всё-таки существует. И только благодаря её существованию проживающие в Молдове русские люди, в том числе и сам Лорченков, имеют сегодня определенные её Конституцией и другими законами права, которых они были бы начисто лишены, окажись наша страна всего лишь румынской провинцией.
«Бытовой интернационализм», о котором с явной иронией упоминает господин Лорченков, тоже никуда не делся. В этом он и сам может легко убедиться, если снимет черные очки, через которые смотрит на весь окружающий мир. На бытовом уровне русские и молдаване, несмотря ни на что, прекрасно уживаются, поэтому совсем уж негоже, пытаться сталкивать их лбами.

А вот с тем, что «нормальная интеграция» русских в современное молдавское общество идёт нелегко и всё ещё остаётся «большим вопросом», я не могу не согласиться. Это, увы, действительно так. И этой «нормальной интеграции» в одинаковой степени мешают как русофобствующие националисты и унионисты, как не слишком дальновидные представители местной национальной элиты, так и слишком крикливые и склонные к радикализму и эпатажу «защитники» русских людей типа Лорченкова, поскольку и те и другие постоянно и грубо вмешиваются в этот процесс, привносят в него элементы раздора, недоверия, обвинений и взаимных упреков, чем заметно мешают его поступательному развитию.
Что же касается таких стимулов интеграции, как работа, экономика, нормальная жизнь, то их, как известно, в равной степени не хватает сегодня и самим молдаванам. И, что характерно, в их отсутствии они отнюдь не упрекают ни Россию, ни русских.

Вывод Лорченкова о том, что только «Румыния является заслоном на пути бессарабских нацистов», вообще вызывает недоумение. Конечно, это полное личное право Лорченкова, считать Траяна Бэсеску большим защитником «русскоязычных», которым он и может воспользоваться, перейдя в румынское гражданство. Как говорится, каждому – своё, о вкусах не спорят. Но навязывать свои странные политические химеры всей русской общине Молдовы, а тем более, говорить со страниц СМИ от её имени, это уже слишком.

Владимир Лорченков явно заблудился среди трёх сосен - России, Молдавии и Румынии - но упорно не хочет в этом признаться даже самому себе. Более того, свои опасные заблуждения он пытается навязать всем русским, проживающим в Молдове, очень мешая этим той самой «нормальной интеграции», о которой якобы так горячо печется.

Обсудить