Червь сомнения

Сербо-косовское противостояние, похоже, заставило наконец-то Запад более внимательно приглядеться к аналогичным конфликтам на постсоветском пространстве. Тем более что твердая и принципиальная позиция России об универсальности косовского прецедента, в случае его возникновения, рано или поздно заставит Запад оправдывать свои утверждения об исключительности косовского прецедента.

И совсем не случайно в последние годы зачастили в непризнанные постсоветские республики высокопоставленные европейские чиновники и представители различных западных СМИ. Европе сегодня нужна собственная информация, как говорится, из первых уст не только молдавских и грузинских властей, да полевых миссий ОБСЕ, но и та, которую озвучивают представители Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. Нынче уже невооруженным глазом видно, что Европа, учитывая то, что Приднестровье удалено от России и не имеет с ней общих границ, решила в первую очередь возглавить «разруливание» ситуации, сложившейся в молдо-приднестровских отношениях. Причем, намерена делать это не наступательно, не силой, а изнутри, взяв, как нам кажется, на вооружение мудрый совет: «Если не можешь справиться с ситуацией - возглавь ее». По всей видимости, Запад решил использовать в диалоге с Приднестровьем т.н. «метод пряника», который, как известно, гораздо эффективнее «кнута». Такой путь, правда, требует времени и детального владения информацией для того, чтобы искусно сформировать у местного населения имидж Европы как справедливого и искреннего участника переговорного процесса, якобы желающего приднестровцам только добра.

К слову, имидж «третейского судьи» международным организациям изрядно подпортили как раз заявления властей признанных метрополий. Давайте вспомним, с каким напором в 2006 году настаивали страны ГУАМ вынести рассмотрение проблемы «замороженных конфликтов» на заседание 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и как затем президент Грузии Михаил Саакашвили обвинил Россию в «бандитской оккупации» территорий непризнанных постсоветских государств – Абхазии и Южной Осетии. Совсем нешуточные заявления, сделанные не откуда-нибудь, а с трибуны ООН, потребовали от этой организации тщательного и скрупулезного разбора ситуации, сложившейся в зонах т.н. «замороженных конфликтов».

И вот 25 января, выступая с докладом в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун со всей ответственностью заявил, что «дезинформация и риторика, а не военные действия разжигали в последние годы напряженность в зоне грузино-абхазского конфликта». Пан Ги Мун констатировал, что «за отчетный период (с 3 октября 2007 года) не было никаких инцидентов как между грузинской и абхазской сторонами, так и между грузинскими силами безопасности и миротворцами СНГ, за исключением конфликта 30 октября в молодежном лагере, который обошелся без жертв и обеими сторонами был назван «провокацией».

«К сожалению, на этом позитивном фоне непрерывная череда заявлений, касавшихся либо развертывания сил по обе стороны от линии прекращения огня, либо инцидентов с участием абхазских или миротворческих сил СНГ, порождала напряженность, а иногда и тревогу», - говорится в докладе. В нем также подчеркивается несоответствие между реальным положением на местах и картиной, преподнесенной грузинскими СМИ и официальными политиками.

Зато, отметил в своем докладе Генсек ООН, «политическая кампания по выборам президента Грузии 5 января особо способствовала разжиганию провокационной риторики, направленной против российских миротворцев. Увеличилось число подобных заявлений грузинских властей, конкретно направленных против миротворческих сил СНГ, дислоцированных в Гальском секторе. Проверки, проведенные патрулями Миссии ООН, показали, что эти заявления в большинстве случаев были беспочвенными».

Завершая доклад, Пан Ги Мун констатировал, что политический процесс грузино-абхазского урегулирования зашел в тупик.

Таким образом, Генсек ООН целиком и полностью подтвердил то, о чем не раз заявляли и Абхазия, и Россия – именно Грузия является инициатором нестабильности в регионе, устраивая постоянные провокации и обвиняя в них Сухуми и Москву.

Впрочем, сегодня не только в ООН начинают осознавать, что дела на постсоветском пространстве обстоят не совсем так, как их пытаются обрисовать официальные власти метрополий с «замороженными конфликтами».

На следующий день после обнародования доклада Пан Ги Муна, генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис в интервью грузинским телекомпаниям заявил о том, что он «не исключает возможности приглашения в Совет Европы лидеров непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии, чтобы выслушать их позицию по отношению к урегулированию конфликтов, потому что для урегулирования конфликтов надо использовать все формы диалога».

После стольких лет игнорирования позиций непризнанных постсоветских республик, после объявления персонами нон-грата руководителей Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, на Западе, хочется верить, начинают понимать всю ущербность однобокого рассмотрения проблем «замороженных» конфликтов. Последует ли за этими проблесками изменение политики Запада по отношению к пророссийски настроенным де-факто государствам бывшего СССР? Однозначного ответа пока нет. Мы уже привыкли к тому, что чаще всего не ошибаемся, когда говорим: «Поживем - увидим». Главное сегодня – не изменять себе в угоду никому и ничему, памятуя, что самый вкусный и полезный для здоровья пряник – печется на собственной кухне. Вспоминая все этапы участия ООН и ЕС в урегулировании отношений между Приднестровьем и РМ, трудно не озадачиться вопросом, а не пытаются ли вышеназванные структуры перехватить сегодня у России пальму первенства в разрешении «замороженных» постсоветских конфликтов и решить их по-своему? И не этим ли вызвано столь пристальное внимание к ним? А вот окунувшись в проблему с головой, не начал ли вдруг Запад осознавать, что ситуация в корне не соответствует той, которой он руководствовался все эти годы? И не потому ли прогресса в разрешении конфликтов не наступало?

Как бы там ни было, червь сомнения в умах западных политиков родился. А сомнение, как известно, рано или поздно приводит к поискам. Истины ли?
Обсудить