Новые предложения по приднестровскому урегулированию как повод обсудить судьбы

Директор европейского института, бывший советник президента РМ по внешней политике Виктор Дорош, обнародовавший недавно свой проект урегулирования приднестровской проблемы, считает представленные в нем наработки новым поводом для широких дискуссий о судьбе молдавского государства. Как предположил он в беседе с корреспондентом НИКА-пресс, официальные структуры Молдовы вряд ли проявят к данным предложениям интерес и, скорее всего, предпочтут его замолчать. Среди причин такого отношения не столько боязнь федерализации страны и пресловутой «приднестровизации», сколько устойчивое ревностное отношение ко всему, что относится к неорганизованной деятельности различного рода экспертов и политиков, выступающих со своими идеями восстановления территориальной целостности страны.

Такие настроения, с одной стороны, понятны, но с другой, естественным образом должны вызывать и вызывают, как показывает длительный процесс урегулирования, к жизни «неправительственные инициативы, что тоже следует оценивать и воспринимать естественным ходом событий. В то же время, убежден Дорош, даже очевидная сложность проблемы и явная «запущенность материала» не дает серьезных причин для отказа от участия в процессе гражданского общества РМ и ПМР.

«Проект Дороша» предполагает двигаться к решению приднестровского вопроса через федерализацию Молдовы, создавая фактически новое государство с тремя и более субъектами. Последовавшие сразу же после обнародования проекта обвинения его в поддержании пророссийского варианта разрешения конфликта, он воспринимает как инертные настроения 2003 года и не считает нужным на них реагировать. Кроме того, Дорош обращает внимание не только на отсутствие у него настоящих и будущих оппонентов, но и иных сколько-нибудь перспективных и реализуемых предложений, направленных на прекращение всех видов противостояния между Кишиневом и Тирасполем. Среди обязательных условий реализации данного проекта Дорош называет и существенные качественные изменения во властных структурах.

Комментарий молдавского информационного агентства «НИКА-пресс»

Различных планов урегулирования конфликта на Днестре было много. И сейчас, по прошествии времени, следует отметить одну их особенность, общую черту: все они – будь то официальные и согласованные или рожденные «неорганизованными» экспертами или политическими оппонентами властей – принесли известную пользу и, так или иначе, приблизились к ответу на вопрос «что делать?». Меморандум 1997 года дал формулировку «общее государство», от которой, если отбросить детали, никто из участников переговоров не отказался. Этот же документ решал кадровые вопросы в кишиневских коридорах высшей власти: на «московском Меморандуме» въехал в президентский дворец Петр Лучинский (он на президентских выборах 1996 года активно критиковал Снегура за затягивание подписания документа); используя его же, шел к высшей власти и пришел Владимир Воронин (он критиковал Лучинского за неспособность реализовать на практике понятие «общее государство», а затем – вплоть до осени 2003 года, слал «острожным федералом»).

Проект ОБСЕ 2002 года – тоже «федеральный», сам по себе мало что показал. Ну, общественность при поддержке политической элиты РМ, которую, в свою очередь, хорошо напитали федеральной энергетикой «большие игроки», показала, что воспринимает такой подход к решению вопроса.

А вот «план Козака», ведущий от федеральной идеологии и риторики к федеральной практике, вызвал в Кишиневе и за его дальними пределами бурю эмоций – родина в опасности, не допустим, не простим, унитарная Молдова или смерть… Оба документа разбили страну на два лагеря – «федералов» и «антифедералов». И это при том, что очень по-кишиневски, обе группы были в основном одними и теми же людьми. Сначала подавляющее их большинство выступало за проект ОБСЕ, а потом - против «меморандума Козака». Но в этом конфликте идей и интересов, а также в конфликте отсутствия идей и интересов, явственно возник главный вывод. Политический класс Молдовы вместе с гражданским обществом так легко поворачивается в противоположные стороны, с такой легкостью меняет свои убеждения и готов и дальше заглядывать в рот и карман зарубежным советчикам, что говорить с ним о государственных ценностях и о наличии воли для отстаивания этих ценностей – лишь сотрясать воздух.

Был и «план Цэрану», предусматривавший много чего интересного, но дружно раскритикованный кишиневскими политиками и чиновниками. Больше всех по его поводу шумели коммунисты - воронинцы – это шаг к новому конфликту, это новые и лишние зарубежные эксперты в стране… Но сами коммунисты потом же лихо взяли на вооружение термин интернационализации приднестровского урегулирования и определили европейский курс Молдовы, как один из способов решения территориального вопроса. Анатол Цэрану, надо думать, не потребовал с Воронина компенсации за политический плагиат только потому, что решил не терять время. А мог бы…

Был еще и такой план - Концепция «Трех Д» (демократизация, демилитаризация и декриминализация). Сделанный на чужие деньги и при участии независимых экспертов Молдовы, Украины и Румынии, он поначалу предполагал демократизировать и т.д. всю Молдову – это было главным прорывом в подходах к вопросу. Однако по мере осознания «красными властями» РМ того, что реализация на практике «Трех Д» начисто выметет их из страны, Концепция стала смещаться в приднестровскую сторону – демократизировать, декриминализировать и проч. нужно только ее, а не всю Молдову. Эксперты вместе с властями дружно взялись за пропаганду этих идей, но никто из них не мог ответить на вопрос – как практически вы собираетесь проводить демократические реформы на левом берегу без участия приднестровских политиков и чиновников? Более или менее внятным ответом были кивки в сторону ЕС, США, а то и НАТО – они нам помогут… Не помогли. Концепцию «Трех Д» стали называть по иному – «Дай Дураку Дорогу». Поскольку и данная Концепция оказалась нереализуемой, во весь рост, встал забытый было вопрос: а есть ли в Молдове люди, способные трезво оценить невеликой набор вариантов урегулирования, и такие же трезвые, чтобы без истерик принять их? Пока же в Кишиневе возились с « тремя буквами» (официальный Кишинев до сих пор вспоминает о них по поводу и без повода), на границу с Молдовой вышли с плакатами приднестровцы. Суть акции сводилась к возгласу: это вы-то нас собираетесь демократизировать? Вы, которые..? Вместе с вопросами на правый берег была доставлена и часть тиража книги «Голый Воронин» - о недемократической власти Партии коммунистов в РМ, о политических заключенных в РМ, о преследовании независимой прессы…

Теперь вот – «проект Дороша». Судьба его тоже по всей видимости окажется печальной…
Обсудить