Отказ от сотрудничества с Приднестровской железной дорогой носит политический характер

ПриднестровьеИнициативы приднестровских железнодорожников вызвали в Молдове замешательство. Недавнее интервью Мирона Гагауза носит эмоциональный характер, в нем нет логики и аргументов. Это говорит о том, что Кишинев не готов к конструктивному сотрудничеству. Так оценил генеральный директор Приднестровской железной дороги Сергей Марцинко растиражированное в молдавской прессе интервью генерального директора Железной дороги Молдовы Мирона Гагауза.

Напомним, что 24 января приднестровская сторона официально направила Мирону Гагаузу предложение восстановить движение на участке Каушаны - Бендеры – Кучурган, а также возобновить грузовые работы на станциях Бендеры и Тирасполь. Предлагалось снова направить основной поток экспортно-импортных грузов молдавских и приднестровских экономических агентов по маршруту Бендеры - Кучурган, а не через север Молдовы (Волчинец – Могилев-Подольский), как это имеет место сегодня. Это значительно удешевило бы стоимость перевозок.

Предлагалось также восстановить пассажирское движение по участку Бендеры - Кучурган. Кроме того, ПЖД сделала заманчивое с точки зрения экономической целесообразности предложение, которое выгодно и молдавским, и приднестровским предпринимателям. Предлагалось, чтобы молдавская сторона пропускала до станции Бендеры и Тирасполь приднестровские грузы бесплатно. В свою очередь, ПЖД согласна бесплатно пропускать через свой участок грузы молдавских экономических агентов.

Но инициативы Приднестровской железной дороги, взвешенные и аргументированные, почему-то не заинтересовали молдавскую сторону. А ведь они выгодны не только приднестровским экономическим агентам, но и для предпринимателей южных и центральных областей Молдовы. Другое дело, что не нашел в них личной выгоды сам Мирон Гагауз и те, чьи деловые интересы он представляет. Имеется в виду семья президента Молдовы Владимира Воронина, точнее, его сын – Олег Владимирович. Именно ему принадлежит крупная фирма «Транслайн», которая занимается железнодорожными перевозками. Он же – главный акционер банка, где обслуживается ЖДМ.

Поэтому ничего лучше в Кишиневе не придумали, как объявить предложения ПЖД «провокацией». Именно под таким заголовком в «Независимой Молдове» от 29 января опубликовано интервью главного молдавского железнодорожника.

В Приднестровье же уверены, что ничего провокационного в инициативах ПЖД нет. В них есть серьезные аргументы и продуманные предложения. А молдавское руководство в очередной раз продемонстрировало отсутствие политической воли и нежелание договариваться. При этом совершенно ясно, что если речь идет о выгоде бизнес-структур определенных лиц, все остальное в расчет не принимается.

СЖД ПМР тем, как познакомился Мирон Гагауз с инициативами ПЖД, была связана занятная история. 24 января в Кишинев было отправлено официальное письмо за подписью генерального директора Приднестровской железной дороги Сергея Марцинко. К вечеру этого же дня оно было получено. То есть самое позднее 25 января утром оно должно было попасть на стол главе ЖДМ. Однако в пятницу «Независимая Молдова» цитирует Мирона Гагауза, который говорит, что у него нет официальных документов с предложениями приднестровских железнодорожников и что с инициативами он знаком только по публикациям в прессе. Но уже во вторник все та же газета публикует интервью с хлестким названием «Провокация». В интервью Мирон Гагауз сказал следующее: «Не знаю, как попало в администрацию ЖДМ письмо от его имени (генерального директора ПЖД Сергея Марцинко-прим. ред.), адресованное мне».

Но оставим частные случаи полтергейста в администрации ЖДМ, удивившие Мирона Гагауза, и перейдем к сути его интервью.

Мирон Гагауз в своем интервью отмечает, что Владимир Воронин, когда говорил о сотрудничестве, имел в виду «восстановление единства железной дороги, подразумевающего прежде всего возврат «Железной дороге Молдовы» ее законного имущества, захваченного в августе 2004 года». И далее - «никто никогда не говорил, что мы можем начать какое-то сотрудничество с компанией, присвоившей нашу собственность. Это можно сравнить с ситуацией, когда у тебя украли автомобиль, а потом предлагают им пользоваться, но за твои же деньги». То есть глава ЖДМ попросту предлагает отдать приднестровский участок под юрисдикцию Молдовы.

Здесь следует напомнить ситуацию начала 90-х. После провозглашения Приднестровьем независимости начался раздел имущества почти всех предприятий. Часть собственности, находившейся в Приднестровье, была переведена под юрисдикцию ПМР – автопарки, дорожные предприятия и другие. Никто не предъявлял претензий на этот счет. Равно как и никто не предъявлял Молдове счет после выхода ее из состава СССР, несмотря на то, что там осталось имущество советских предприятий. До 2004 года ПМР не переводила под свою юрисдикцию приднестровский участок железной дороги, несмотря на то, что никаких отчислений ЖДМ в бюджет Приднестровья не делала. Возможно, это положение сохранилось бы и до сих пор, не введи руководство РМ санкции против приднестровских экономических агентов, заставив их регистрироваться и оформлять грузы в Молдове. Именно тогда встал вопрос о переводе под юрисдикцию ПМР участка железной дороги, проходящего по ее территории. Когда молдавскому руководству стало ясно, что раздел железной дороги неизбежен, с предприятий ЖД вывезли всю технику и оборудование, какие только возможно. Было вывезено около 100 тепловозов, трактора, моторельс. Из кабинетов администрации была вывезена оргтехника, а что не вывезли – уничтожили и разбили.

«Это ЖДМ получала доходы, ничего не оставляя в ПМР. Или если говорить словами Гагауза – именно Молдова ездила на украденном автомобиле», - сказал в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» гендиректор ПЖД Сергей Марцинко.

Совсем недавно Владимир Воронин заявил, что проблемы между ПМР и РМ можно решить без посредников, была бы на то политическая воля. Выходит, что Мирон Гагауз невнимательно слушает своего президента? Или Воронин свои заявления делает только для международного сообщества, а для внутреннего пользования у него другие?

«Совершенно очевидно, что все разговоры о собственности, порядке функционирования железной дороги в сложившейся ситуации – не в компетенции ни Гагауза, ни Марцинко. Договоренности такого рода должны осуществляться на более высоком уровне – министерства и правительства. Напомню, что для реализации инициативы президента Воронина создана рабочая группа во главе с одним из заместителей министра транспорта и дорожного хозяйства», - говорится в интервью главы ЖДМ.

Это довольно странный аргумент. Причем вдвойне странно слышать его от Мирона Гагауза.

«Заявляя о том, что эти вопросы надо решать на уровне министерств и правительства, Мирон Гагауз, по сути, самоустранился. Непонятно – почему в Молдове все вопросы, связанные с железнодорожным сообщением, теперь может решить один из заместителей министра транспорта и дорожного хозяйства, тогда как сам Мирон Гагауз долгое время был министром, но вопрос так и не решил», - отметил в интервью информационному агентству «Ольвия-пресс» гендиректор ПЖД Сергей Марцинко.

Против объединения двух предприятий - Приднестровской железной дороги и Железной дороги Молдовы работает еще один фактор – человеческий. После создания ПЖД туда массово стали уходить молдавские железнодорожники.

«Зарплата на ПЖД выше почти на 30%, условия работы лучше. Специалисты и простые путейцы охотно переходят на работу в ПЖД. За 2007 год около 30 сотрудников Молдавской железной дороги перешли к нам. Только в январе этого года 13 работников мостопоезда перешли со станции Бендеры–3», - сообщил Сергей Марцинко.

Комментируя предложение Тирасполя о бесплатной перевозке грузов по приднестровскому участку железной дороги, Мирон Гагауз сказал: «Не надо забывать, что бесплатным сыр бывает только в мышеловке».

Такие обвинения объясняются тем, что при этом сам Гагауз потеряет некоторую часть своей прибыли, хотя не всю. За приднестровский участок он взимал бы плату с молдавских агентов, ее не взимали бы в Приднестровье.

«Все ответы лежат в экономической плоскости. ЖДМ потеряет прибыль, а сыр тут совершенно не при чем», - считает Сергей Марцинко.

В свое время именно руководство Молдовы заблокировало движение грузов по территории Приднестровья. Поэтому высказывания главы ЖДМ о том, что «призыв Марцинко восстановить полномасштабное движение на приднестровском участке – не что иное, как попытка властей Приднестровья вернуть себе рычаги влияния на ситуацию в Молдове и возможность диктовать свои условия, блокируя движение грузов на станции Бендеры» сам Сергей Марцинко прокомментировал лаконично: «на воре шапка горит».

Затронув тему возобновления пассажироперевозок через территорию ПМР, Мирон Гагауз мотивирует свой отказ тем, что власти Молдовы не могут обеспечить безопасность и контроль. Но это тоже хлипкий аргумент.

По мнению Сергея Марцинко, с тех пор, как было возобновлено движение пассажирских поездов «Москва – Кишинев» и «Саратов – Варна», никаких сбоев ни разу не произошло. К тому же, по мнению приднестровских специалистов, маршрут через Бендеры безопаснее.

«По северу Молдовы проложен один железнодорожный путь. Вам любой специалист скажет, что двухпутная ветка всегда безопаснее и лучше. К тому же ее пропускная способность больше», - отметил Сергей Марцинко.

Оценивая в общем тональность интервью Мирона Гагауза, директор ПЖД отметил, что «наши предложения лежат в экономической плоскости, а их ответ – в политической».
Обсудить