«Задача моего башканства — создать максимально быстро условия для того, чтобы люди не были вынуждены покидать свои дома»

Гагаузии необходима, прежде всего, политическая стабильность как в регионе, так и в стране в целом. Переиначивая известную поговорку, можно сказать, что рыба ищет где глубже, а деньги — где тише. И эта самая общественно-политическая «тишина» — главное и решающее условие прихода иностранных инвестиций, от которых зависит развитие нашей экономики.

«Через два года я буду мэром этого города, а потом — башканом Гагаузии»,— так когда-то, более 12 лет назад, работая в военкомате в Чадыр — Лунге, сказал мне во время интервью Михаил Формузал.
Не знаю, была ли это военная стратегия и тактика, но так оно все и произошло: действительно, через два года после этой встречи он стал градоначальником. А в декабре 2006 года сменил мэрское кресло на пост главы Гагаузии.

Главное — мы остались «на ногах»

- Башкан Гагаузии — гражданский человек. Забывать, наверное, стали свой военный опыт, Михаил Макарович?

- Почему вы так думаете? Офицеры не бывают бывшими. И вообще, что такое, по сути, военный человек? Это государственник, привыкший всегда действовать для усиления государственности. Военный — это жесточайшая дисциплина и невероятная работоспособность. И когорта офицеров, которые служили Отечеству и делали карьеру,— глубоко патриотичные люди.

- Это вы о себе сейчас говорите?

- О себе я могу сказать, что прошлый опыт военного человека мне очень помогает. Я встаю в шесть утра, в семь выезжаю на работу. Возвращаюсь в девять-десять часов вечера. Потом еще работаю с электронной почтой, ложусь спать в двенадцать. Кстати, за весь прошлый год у меня не было ни одного выходного, только семидневный отпуск. Но я реально вижу конкретные результаты работы своей команды. И мы добились их без поддержки центра и депутатов Народного собрания Гагаузии.

- Какими из них вы гордитесь?

- Это был трудный бюджетный год с катастрофической засухой. И больше всех в республике пострадала Гагаузия. Для нас очень важно, что сельское хозяйство Гагаузии, несмотря на огромные убытки, осталось «на ногах». Озимый клин у нас сейчас на 10 тысяч гектаров больше, чем в благоприятном 2006 году, сокращены площади необработанных земель. Что еще очень существенно: Гагаузию принято считать стопроцентно газифицированной. Однако, во многих селах газа до сих пор нет, так как газопровод подведен лишь к краю села. Так вот, исполком автономии решил с 1 января 2007 года оплачивать внутрипоселковую прокладку трассы за счет бюджета. И такого нет нигде в республике. В итоге население тратит в два раза меньше, и за год газифицировано более 1500 жилых домов. В этом году мы хотим довести уровень газификации жилого сектора до 90 процентов. То есть, еще в 4000 домов придет «голубое топливо». К тому же в прошлом году впервые за всю историю Гагаузии мы не взяли ни лея кредитов в банке. Более того, мы вернули проценты по кредитам и кредиты на 6 миллионов леев. Кроме того, на 1 января 2008 года на счетах автономии бюджетов всех уровней 13 миллионов леев. Как? Мы оптимизировали расходы. Скажем, там, где старая власть тратила 3 лея, мы используем 1–2 лея. И это серьезно сокращает наши затраты.

«Они обязательно вернутся»

- Какая проблема остается самой больной для Гагаузии?

- Было бы замечательно, если бы существовала лишь одна такая проблема… У нас много вопросов: и экономических, и социальных. Но самая больная тема, на мой взгляд, связана с менталитетом людей. Чтобы преодолеть экономические трудности, при грамотном управлении, нужно несколько лет. Но на исправление образа мышления людей придется потратить десятилетия. Наш народ, уже который год живя в отвратительных условиях, все продолжает ждать, когда же, наконец, придет «правильная» власть и решит за него все проблемы. Среднестатистический человек привык видеть в первом секретаре райкома партии судью, прокурора и Господа Бога в одном лице и не спешит осознавать, что жизнь давно стала другой, что, не изменив своих взглядов, невозможно добиться ни успеха, ни благополучия. Вот мы и стараемся воспитывать в наших людях инициативу, поощряем их гражданскую активность. Чтобы они избавились от пессимизма и вместе с властью искали и находили пути выхода из кризиса. Люди еще не стали самостоятельными. Очень часто те вопросы, что они ставят перед башканом, перед правительством даже, им под силу решить самим на местном уровне. Но вместо того, чтобы засучить рукава и действовать, все сидят и ждут, когда кто-то за них это сделает. Если бы этот процесс пошел быстрее, я уверен, что Гагаузия могла бы жить лучше, чем, скажем, та же сытая Америка.

- И как вы воспитываете граждан?

- Поддерживаем неправительственный сектор, стимулируем деятельность независимых СМИ, проводим сходы граждан в селах автономии, где общаемся с народом. Вот что еще: суббота у меня — день, когда я принимаю руководителей. Пусть даже это глава предприятия, где работают два человека. Ему достаточно позвонить в приемную и его запишут на прием ко мне. Вот смотрите, видите, тут у меня на столе три мобильных телефона. Номер вот этого, например, знает любой житель Гагаузии. Так что мне несложно знать обо всем, что делается в любом селе Гагаузии. Мне часто звонят на этот телефон, задают вопросы, жалуются, возмущаются… Так что я знаю из первых уст, что происходит в автономии.

- Честно говоря, задавая вопрос, я думала, что вы будете говорить о миграции. Ведь с юга больше всего людей уезжает на заработки, не так ли?

- Миграция — это угроза не только Гагаузии, но и вообще суверенитету Молдовы. Не могу сказать, что с юга больше народу уезжает, или с севера. Да, около 30 тысяч гагаузов постоянно находятся за рубежом в поисках работы. Это, увы, реалии. Когда я был на дне рождения у Демиреля в Турции, я признался ему в своих переживаниях по этому поводу. Что гагаузы уезжают, покидают свою землю вместе с семьями… И Демирель мне сказал: «Я понимаю тебя, потому что во время моего премьерства турки также массово уезжали в Германию. Начинали там уборщиками улиц, но возвращались домой с деньгами и вкладывали в экономику родного государства. И изменили Турцию до неузнаваемости. Так что, не переживай, гагаузы вернутся. Ты только создай условия».

- Да, но для этого нужны годы. И без того уже не первый год гагаузы скитаются в поисках работы.

- Не спорю, это так. Но задача моего башканства — создать максимально быстро условия для того, чтобы люди не были вынуждены покидать свои дома. Вот вы говорите, миграция. Если бы Гагаузия тоже отказалась от патентов, еще две тысячи людей отсюда бы уехали. Но они здесь, дома, у себя на земле. Когда сюда придут компании, готовые предоставить патентообладателям зарплату и соцпакет, поверьте, труженики рынков сами плавно перетекут в другой разряд работающих. Не от хорошей жизни они сегодня на рынках стоят. Но пока это время не наступило, в Гагаузии закон о патентах не отменен. До тех пор, пока мы не создадим для людей достойной альтернативы заработка, лишать возможности торговли на основе патента мы не будем.
Деньги ищут, где тише

- Хорошо, но когда это время в автономии наступит?

- Гагаузии необходима, прежде всего, политическая стабильность как в регионе, так и в стране в целом. Переиначивая известную поговорку, можно сказать, что рыба ищет где глубже, а деньги — где тише. И эта самая общественно-политическая «тишина» — главное и решающее условие прихода иностранных инвестиций, от которых зависит развитие нашей экономики. За годы существования автономии создан благоприятный инвестиционный климат. У нас широкая система правовых гарантий и льгот для иностранных инвесторов. Кроме того, существует система мер по стимулированию деятельности предприятий с иностранными инвестициями. Подчеркну, что все гарантии и льготы для инвесторов действуют на законодательном уровне, то есть, защищены местными законами. Мы понимаем, что без спокойствия в обществе, без стабильного развития Гагаузии никакой капиталист к нам не придет, несмотря ни на какие льготы. Но могу сказать, что за последний год внимание к автономии со стороны зарубежных бизнесменов возросло. Потому что мы добились стабильности и спокойствия в регионе. Не хотелось бы раньше времени «рапортовать об успехах», но в 2007 году мы с шестью зарубежными фирмами подписали Протоколы о намерениях, предусматривающих десятки миллионов евро инвестиций в гагаузскую экономику. А это означает открытие новых производств, создание высокооплачиваемых рабочих мест и решение многих других проблем.

- Турция вам помогает?

- Раньше — да. И если бы депутаты Народного собрания не устроили бы «солярочного» скандала, то Турция и сегодня бы нас поддерживала. Но те, кто устроил этот кордебалет с соляркой, лишили Гагаузию серьезной финансовой поддержки.

- А как складываются отношения башкана с центральной властью?

- Для налаживания тесного и плодотворного сотрудничества с центральными властями я сделал все возможное. Еще в день своей инаугурации я официально заявил, что настроен на честный и открытый диалог, основанный на взаимоуважении. Конечно, у меня есть рабочее взаимодействие с руководством страны. Но мы чувствуем недостаток внимания.

Работа на имидж

- Михаил Макарович, вы много ездили в прошлом году, встречались с разными людьми в разных странах. Что это дало Гагаузии?

- Очень часто мои командировки — это, так сказать, работа над имиджем автономии. Важно, чтобы за рубежом знали о нас не понаслышке, не из прессы, а из первых рук. Иногда от личных контактов зависит, решится ли инвестор прийти в наш регион со своими деньгами или и думать перестанет вообще о Гагаузии. Так вот, в течение года мы установили десятки контактов с разными регионами, подписали Соглашения о сотрудничестве с Польшей, Белоруссией и несколькими областями России. Мы открыли представительства Гагаузии в Украине, Канаде, Башкирии. Кстати, мне недавно звонил один молдаванин, благодарил. Оказывается, с ним что-то случилось в Киеве, и там ему подсказали адрес гагаузского представительства в Украине, где, собственно, ему и помогли вернуться на родину. Это все для того, чтобы наши люди, оказавшись в трудной ситуации, могли искать защиты и помощи.

— А вы лично чувствуете себя истинным гагаузом?

- У нас не принято делить гагаузов на «истинных» и «не истинных». Могу сказать, что я патриот своего края. Я неравнодушен к судьбе своей малой родины, к судьбе ее жителей и стараюсь делать все от меня зависящее для процветания Гагаузии. Знаете, почему я решил баллотироваться на это пост? Потому что уверен: я могу делать это лучше других и способен принести много пользы.

Беседовала Татьяна КАЛАК.

Источник: www.kp.md

Обсудить