Сказки дедушки Воронина

Когда Воронин пришел к власти в 2001 году, он обещал решить
приднестровский вопрос за два года. Он не смог сделать этого за
семь лет. Через год Воронин будет отстранен от власти, и за этот
год ему не удастся сделать то, что не удалось за семь лет. У
Воронина просто не осталось времени, чтобы решать
приднестровскую проблему, особенно, в условиях, когда перед ним
и перед всей его камарильей в качестве главного встает отнюдь не
приднестровский вопрос, а проблема личного выживания.

Телевизионные программы "Резонанс" и "Максима", выходящие на так
называемом общественном телевидении "Молдова 1" и президентском
телеканале NIT, на прошлой неделе были до безобразия похожи.
Ведущие двух главных пропагандистских телерупоров администрации
президента показывали одни и те же картинки и озвучивали
практически идентичные тексты. Было очевидно, что темники к этим
передачам писал один и тот же президентский советник. Две
телекомпании сэкономили бы кучу денег, если бы слили обе
передачи в одну, назвав ее "Резонаксимой" или "Максинансом", и
попросив ведущих выступать дуэтом, оборудовав при этом в студии
и суфлерскую будочку для упомянутого президентского советника.

Ложь, только ложь, и ничего кроме лжи


Главной темой субботней "Резонаксимы"-"Максинанса" стал визит
президента Молдовы Владимира Воронина в Москву. Большая часть
комментария была посвящена первому дню визита, связанному с
присуждением Воронину премии Фонда единства православных
народов. К этой части комментария мы вернемся в следующем номере
"МВ", а сегодня поговорим о второй части, посвященной встрече
Воронина со своим российским коллегой Владимиром Путиным, и ее
главной теме - приднестровскому урегулированию.

И "Резонаксима", и "Максинанс" процитировали пресс-релиз Кремля,
в котором говорилось, что российская сторона будет и дальше
способствовать приднестровскому урегулированию на основе
единства и территориальной целостности Молдовы, в том числе
поддерживая международные усилия в этом направлении. Сразу же
после этого сюжета был показано выступление Воронина на встрече
с аккредитованными в Кишиневе послами, в котором президент
Молдовы заявил о необходимости решить приднестровскую проблему
уже в этом году. Тем самым, у телезрителя должно было бы
сложиться впечатление, что, вот, встретился Воронин с Путиным,
обсудил с ним приднестровский вопрос, и вот, уже в этом году он
будет решен.

Все это - очередной обман воронинской пропаганды. Ничего нового
в озвученной Кремлем позиции нет. Об уважении единства и
территориальной целостности Молдовы говорил еще Борис Ельцин 15
лет назад, и то, что Владимир Путин сегодня повторяет те же
самые слова, - всего лишь дань политкорректности и
дипломатической риторике. Воз приднестровского урегулирования
сегодня находится ровно там же, если не дальше, где и семь лет
назад, когда Воронин пришел к власти. И заклинания президента о
том, что он вот-вот решит этот вопрос - просто дедушкины сказки.

Глухой тупик


Официальный Кишинев неоднократно подтверждал, что
приднестровское урегулирование должно стать итогом
многосторонних договоренностей в формате "5+2" между Кишиневом и
Тирасполем как сторонами конфликта, при посредничестве ОБСЕ,
России и Украины, и при участии Европейского союза и США в
качестве наблюдателей.

Переговоры в формате "5+2" зашли в тупик два года назад, и
сегодня не просматривается никакой перспективы их возобновления.
Но даже если они возобновятся, трудно представить, как и когда
стороны придут к согласию, итогом которого, фактически, должно
стать упразднение нынешних Республики Молдова и Приднестровской
Молдавской Республики и создание на новой национальной и
международной конституционно-правовой основе, по сути, нового,
федеративного или конфедеративного, Молдавского государства.
Формально, оно будет существовать в тех же границах, что и
сегодня, но реально это будет другая страна. Даже самому
несмышленому первокласснику кишиневского лицея или
тираспольской школы очевидно, что Владимир Воронин и его
тираспольский коллега Игорь Смирнов создать такое государство
неспособны.

Когда Воронин пришел к власти в 2001 году, он обещал решить
приднестровский вопрос за два года. Он не смог сделать этого за
семь лет. Через год Воронин будет отстранен от власти, и за этот
год ему не удастся сделать то, что не удалось за семь лет. У
Воронина просто не осталось времени, чтобы решать
приднестровскую проблему, особенно, в условиях, когда перед ним
и перед всей его камарильей в качестве главного встает отнюдь не
приднестровский вопрос, а проблема личного выживания. Главной
мотивацией уходящего режима становится не реинтеграция страны, а
стремление любой ценой избежать уголовного и судебного
преследования за те беззакония, которые эти люди творили все эти
годы.

В Москве прекрасно осведомлены о крайне слабых позициях
молдавского президента у себя дома. Там не питают иллюзий по
поводу его международной договороспособности и его возможностей
обеспечить внутри собственной страны принятие и реализацию
таких решений, которые и означали бы реальное приднестровское
урегулирование.

Почему, в таком случае, в Москве продолжают принимать Воронина?
Из дипломатической вежливости: не выгонишь же его, раз уж
приехал. Москве неудобно игнорировать домогательства кишиневского
руководства по поводу все новых и новых встреч в Кремле. Эти
встречи происходят, но это чисто формальные встречи, которые не
могут сами по себе решить вопрос восстановления территориальной
целостности Молдовы. "Мы готовы вам помочь, но договариваться
стороны должны сами, и делать это они должны на равноправной
основе, с учетом ранее достигнутых договоренностей", - примерно
так обычно выглядит позиция Москвы. И если сядут когда-нибудь
опять Владимир Воронин с Василием Шовой за стол приднестровских
переговоров, то по другую сторону стола увидят они Игоря
Смирнова с Валерием Лицкаем. До-о-о-лго они будут друг с другом
договариваться. А если не сядут, то вообще не договорятся.

Козак forever


Когда говорят, что у России нет своего плана урегулирования, это
не так. У России есть такой план. Это "План Козака". Он может
обрастать новыми деталями, например, как пишет московская
пресса, требованием закрепить нейтралитет Молдовы не только в ее
Конституции, но и в международных документах, как это было
когда-то сделано в отношении Финляндии и Австрии. Но в основных
чертах этот план остается тем же. Речь идет о федерации Молдовы
и Приднестровья с сохранением на длительный срок российского
миротворческого контингента в регионе. В 2003 году этот план был
отвергнут Западом, под давлением которого перепуганный Воронин в
последний момент отменил визит Путина в Кишинев и отказался
подписывать "Меморандум Козака". Поверить в то, что с тех пор
Запад передумал, и сегодня готов одобрить модернизированный
"План Козака", трудно. Во всяком случае, американцы не
согласятся на то, чтобы российские военные оставались в Молдове
еще 20-30 лет. Пойти против западников Воронин тоже не может без
риска стать жертвой очередной оранжевой революции. Москва его
слезам тоже не верит - там не забудут унижения, которому подверг
Воронин Путина в ноябре 2003 года.

Детский лепет


Так называемые мирные инициативы Воронина, озвученные им
минувшей осенью, - это детский лепет, ни к чему не обязывающий
перепев того, что давно зафиксировано в десятках документов,
подписанных за 15 лет переговоров тремя молдавскими
президентами и их одним тираспольским коллегой. Предназначение
этих инициатив - служить поводом для бесконечного пиаровского
"бла-бла-бла" в "Резонаксиме"-"Максинансе".

Реальным шагом к урегулированию, который мог бы сделать Воронин,
стала бы инициатива о денонсации законодательства, принятого
парламентом в 2005 году, и сделавшего приднестровское
урегулирование невозможным. Воронин мог бы внести в парламент
законодательную инициативу об отмене тех решений, но он этого не
делает. Значит, не хочет. Или не может. Или боится.

Между тем, с момента принятия парламентом Молдовы "Закона об
основных положениях особого правового статуса населенных пунктов
левобережья Днестра (Приднестровья)" прошло два с половиной
года. Закону, положения которого известны также как "План "Три
Д" (демилитаризация, декриминализация, демократизация)
предшествовало принятие постановления парламента "Об инициативе
Украины по урегулированию приднестровского конфликта и мерах по
демократизации и демилитаризации приднестровского региона".

Мы не раз подробно излагали содержание этих документов, и просим
прощения, что приходится повторяться. Но уж слишком нагло те,
кто эти законы писали и принимали, делают вид, что их как бы не
существует.

Проекты обоих этих документов были составлены в администрации
президента Владимира Воронина, предположительно, под общим
руководством его советника Марка Ткачука. Они были единогласно
утверждены всеми депутатами парламента, включая фракцию партии
коммунистов, и представлены официальной кишиневской пропагандой в
качестве "общенационального консенсуса" в отношении
приднестровской проблемы.

Кишиневский Мюнхгаузен


Попытки президента Воронина обойти "антиприднестровское"
законодательство напоминают попытки барона Мюнхгаузена вытащить
самого себя за волосы из болота. С той лишь разницей, что
сказочному фантазеру-вруну это все-таки удавалось.

Последняя статья закона гласит, что "изменения и дополнения к
настоящему закону принимаются тремя пятыми голосов избранных
депутатов Парламента Республики Молдова". Чтобы получить такое
большинство, Воронину не хватит голосов своей фракции в
сочетании с голосами своих политических союзников - христианских
демократов. Нужно будет искать недостающие голоса в других
фракциях. Но Воронин даже не хочет попробовать это сделать.

До тех пор, пока этот закон остается в силе, все те переговоры
по Приднестровью, которые ведет Кишинев с Москвой и Тирасполем,
- нелегальны, а люди, которые их ведут - нарушители закона.

Согласно этому документу, "переговорный процесс с Приднестровьем
проводится для достижения целей демократизации и демилитаризации
Приднестровья" на основании постановления от 10 июня 2005 года.
Этим постановлением утверждены одна декларация - "Об инициативе
Украины по урегулированию приднестровского конфликта", - и два
обращения - "О критериях демократизации приднестровского
региона" и "О принципах и условиях демилитаризации
приднестровского региона". Эти документы предусматривают:

* ликвидацию политической полиции (так называемого министерства
государственной безопасности;

* реформирование так называемой судебной власти приднестровского
региона;

* устранение препятствий для свободной деятельности
политических партий, общенациональных средств массовой
информации, неправительственных организаций Республики Молдова
на территории приднестровского региона;

* проведение выборов в Приднестровье исключительно под эгидой
Международной избирательной комиссии, имеющей мандат ОБСЕ;

* осуществление допуска к избирательному процессу в регионе
только при подтверждении гражданства Молдовы;

* осуществление мониторинга демократических стандартов в
приднестровском регионе Международной избирательной комиссией не
позднее чем за пять месяцев до даты проведения выборов;

* Российская Федерация завершает до конца 2005 года вывоз и
уничтожение российских боеприпасов и вооружений, а также вывод
российских вооруженных сил, находящихся на территории Молдовы;

* Российская Федерация и Республика Молдова признают, что
воинские контингенты, расположенные на основе
молдавско-российского Соглашения от 21 июля 1992 года в зоне
безопасности Республики Молдова, достигли поставленных целей и
подлежат поэтапному сокращению и полному выводу с территории
Молдовы до 31 декабря 2006 года. Одновременно к вышеуказанному
сроку осуществляется поэтапная и полная трансформация нынешней
миротворческой операции в международный механизм военных и
гражданских наблюдателей, действующий под мандатом ОБСЕ, при
этом молдавско-российское Соглашение от 21 июля 1992 года
утрачивает силу.

* Республика Молдова берет на себя обязательство предложить в
рамках программы НАТО "Партнерство ради мира" и при содействии
Международной миссии военных и гражданских наблюдателей в
Молдове осуществить роспуск вооруженных подразделений
приднестровского региона, утилизацию вооружений и военной
техники, а также программу социальной реабилитации и
переквалификации лиц, находящихся в составе так называемых
воинских формирований приднестровского региона.

* В свою очередь, после выполнения Россией взятых на саммите
ОБСЕ в Стамбуле обязательств по выводу своих сил из Молдовы, как
и контингентов, участвовавших в миротворческой операции, Молдова
выражает готовность ратифицировать адаптированный Договор об
обычных вооруженных силах в Европе.

До сих пор ни одно из этих предварительных условий начала
переговоров по приднестровскому урегулированию не выполнено.
Подключение к процессу (не)урегулирования США и Евросоюза в
качестве наблюдателей никак не сдвинуло переговоры с мертвой
точки. С момента принятия того постановления парламента в
Приднестровье прошел еще один референдум о независимости и о
присоединении к России, и еще одни перевыборы Игоря Смирнова на
пост тамошнего президента.

Унитарная федерация?


Как президент Воронин намерен выполнять то постановление
парламента, совершенно непонятно. А ведь только после выполнения
всех перечисленных в нем условий можно приступать к переговорам
по разработке "Закона об особом правовом статусе Приднестровья".
Хотя переговоры по такому закону еще не начались, и при
сохранении статус кво, вряд ли когда-то начнутся, депутаты
парламента, в том числе от партии коммунистов, уже определили,
каким должен быть этот статус. Это такой статус, на который
никакая тираспольская власть, выбранная самым демократическим
путем при содействии ОБСЕ, СЕ, ЕС, НАТО, СНГ и ООН, никогда не
согласится. Этот статус предусматривает:

* сохранение действующего конституционного положения об
унитарном характере Республики Молдова;

* учреждение в составе Молдовы автономно-территориального
образования с особым правовым статусом - Приднестровье;

* Верховный совет Приднестровья избирается с согласия ОБСЕ
Международной избирательной комиссией под мандатом ОБСЕ, при
мониторинге Совета Европы и в соответствии с законодательством
Молдовы после демократизации и демилитаризации региона;

* Основной закон Приднестровья не может противоречить
Конституции Молдовы;

* Приднестровье имеет право устанавливать и поддерживать внешние
контакты в экономической, научно-технической, гуманитарной
областях в порядке, предусмотренном законодательством Молдовы.

* Разграничение полномочий между центральными органами власти
Молдовы и органами власти Приднестровья будет осуществлено на
основе законодательства Молдовы;

* Принятие закона об особом правовом статусе Приднестровья будет
сопровождаться принятием системы внутренних гарантий.

Геополитическая проституция


Президент Воронин совсем запутался. Понятно, чего он на самом
деле хочет, - удержать власть и сохранить для своего окружения
возможность и дальше обворовывать народ. У Воронина есть
достоверная информация о том, что Запад, скажем так, не станет
помогать ему оставаться у власти. Запад сильно разочаровался в
товарище-господине Воронине и хотел бы после 2008 года иметь в
Молдове дело с другим руководством. Именно поэтому Воронин
бросился искать протекции в Москве. Там к нему тоже относятся с
плохо скрываемым презрением. Выслушать выслушают, возьмут, что
предложат (говорят, что во время последнего визита в Москву
гости из Кишинева предложили россиянам купить
"Молдова-Агроиндбанк" - оказывается, банками у нас торгуют не
акционеры, а президент), но по принципиальным позициям не
уступят. "Помочь решить вопрос Приднестровья? Нет проблем: вон,
видите, там в Тирасполе сидят Смирнов с Лицкаем - идите
договаривайтесь с ними. Не подходят? Тогда попробуйте с
Шевчуком".

Будучи не в состоянии, да и не желая, самостоятельно принимать
необходимые решения, Воронин ждет, что кто-то со стороны
чудесным образом решит все проблемы возглавляемой им страны. В
его выступлении перед зарубежными послами есть одна очень
смешная фраза: "Молдова становится комфортным пространством для
возможного диалога великих держав". На то и расчет, что великие
державы, возможно, проведут диалог на тему Молдовы, и как-то
обустроят это пространство. Это позиция геополитической
проститутки, которая готова отдаться кому угодно, лишь бы ей
было комфортно.

Обсудить