Два мешка с неприятностями

По мере возрастания градуса пропагандистских заявлений о близящейся независимости Косова, растут и тревоги о возможных последствиях этого прецедента. Сложилась уже целая группа стран ЕС, выступающих против провозглашения косовской независимости без санкции СБ ООН.
В нее вошли Румыния, Испания, Болгария, Греция, Кипр и Словакия.

Побудительные мотивы

Обычно говорят о том, что все это страны, имеющие собственные проблемы с собственными сепаратистами. Это не совсем верно. Точнее, это верно, но проблемы с сепаратистами - не тот признак, по которому сложился круг противников косовской независимости. В конце концов, у Великобритании и США есть сходные проблемы, и немалые - но это никак не сказывается на их позиции по косовской проблематике.

Внимательно взглянув на список, видим : в клуб противников независимости Косово вошла группа слабых государств, в большей или меньшей степени сталкивающихся с внутренними противоречиями. Именно их слабость: слабость экономики, политическая нестабильность, наконец, сложное прошлое, породившее общественный раскол, и породили боязнь косовского прецедента.

Позиция Украины

Украина также внимательно следит за событиями вокруг косовского узла - тем более, что в Косово присутствуют украинские миротворцы. Правда, официальная позиция Киева пока не определена. А на уровне общественных организаций и партий бытует полный спектр мнений: от «конечно, признать» до «ни шагу без санкции Совбеза». Каковы же доводы сторон?

Противники признания в первую очередь упирают на опасность прецедента. В ход идут аргументы о возможном отделении Крыма, о проблеме закарпатских русинов, о попытках ввести в обращение лозунг «провозглашения Новороссии». В единый блок с проблемой Косово, как правило, увязывается и приднестровская проблема: «нельзя признавать ни Косово, ни Приднестровье». Сторонники признания Косово приводят в качестве аргументов то, что, признание или непризнание Украины никак не скажется на общей ситуации, но зато осложнит отношения с Западом – точнее, с группой ведущих западных стран, выступающих в роли локомотивов косовской независимости. В этом случае тоже часто вспоминают о Приднестровье. Чаще всего, говоря о том, что и в отношениях к ниму необходимо проявлять лояльность к Западу: мол, сказавши «а», надо говорить и «б», и, признав Косово, поддержать также и западную позицию по непризнанию Приднестровской республики.

Оба подхода выглядят достаточно сырыми – и сулящими по мешку неприятностей каждый. Чувствуется, что в горячке внутренних политических баталий проблема Косова выпала из поля зрения украинских политологов. Но есть ли выход? Возможна ли оптимальная модель поведения Украины в этом вопросе – точнее – в этом комплексе вопросов. Поведения с максимальным соблюдением собственных интересов - не западных, не российских, не сербских, не косоварских, не приднестровских, не молдавских – а именно украинских?

На мой взгляд - возможна. Возможна в том случае, если при рассмотрении проблемы во главу угла будут поставлены интересы Украины, а не абстракции международного права или желание кому-то угодить. Чтобы не возвращаться к этим двум – одинаково порочным! – подходам, замечу, что международное право, по сути, сводится к праву сильного, а все исполненные идеализма международные законы легко истолковываются в пользу кого угодно. Что же касается вознаграждения за лояльность чужим интересам, то но, в международных отношениях, всегда недостаточно и не покрывает собственных издержек.

Прогнозы и параллели

Итак: в чем же интересы Украины? Их, в данной ситуации, можно разделить на три группы. Первая касается отношений с Россией. Вторая – отношений с ЕС и США. Третья – отношений с ближайшими соседями, если говорить о Приднестровье – то с Румынией и Молдовой. Задача, если говорить грубо, во всех случаях стоит одна: не испортить отношения - с одной стороны, и по максимуму уклониться от обслуживания чужих интересов с другой. Чтобы понять, как это сделать, попробуем спрогнозировать ближайшее развитие косовской ситуации.

О том, что независимость Косово будет объявлена на будущей неделе, говорят, по меньшей мере, уже года три. Сами лидеры косоваров настроены решительно…правда, лишь в той мере, в какой им это позволяет «группа поддержки», возглавляемая США и Великобританией. Сюда же входит Германия, немного менее твердо настроена Франция, впрочем, подробный анализ состава и мотивов сторонников косовской независимости – это немного другая тема. Важно то, что всякий раз, когда до очередной даты провозглашения независимости остается примерно неделя, лидеров Косово приглашают для консультаций – и срок откладывается. Все это, конечно, сопровождается заверениями в неизменности курса на независимость, решимость, непреклонность и прочее, такие же заверения – но с противоположным знаком, звучат и из Сербии, но мы говорим не о заверениях и лозунгах, а о реалиях.

Итак, реалии таковы, что даже сторонники отделения Косова пока не знают, как выхватить из огня эту горячую картофелину. Можно сильно обжечь пальцы… Можно, к примеру, резко укрепить российские позиции в Сербии. Окончательно подорвать позиции ООН. Вызвать новые выступления своих внутренних сепаратистов. Каждая из этих причин в отдельности не столь уж и существенна, но все вместе они заставляют немного притормозить. С учетом же близких президентских выборов в США и достаточно сложных процессов внутри самого ЕС, с учетом мощной оппозиции признанию Косово, можно уверенно прогнозировать, по меньшей мере, две вещи.

- Хотя Сербия и потеряла Косово – да, потеряла, и вопрос этот, по сути, уже решен, официальное провозглашение косовской независимости состоится отнюдь не завтра.
И не в этом году. И, скорее всего, не в следующем. Да и зачем торопиться? Косово де-факто и так независимо от Сербии и полностью зависимо от ЕС. В перспективе ближайшего десятилетия можно будет постепенно склонить Сербию к согласию на отделение Косово, что вообще решит все проблемы. Нынешнее крайне неприятие сербским обществом такой идеи имеет и теневую сторону «эффекта качелей». За десять лет косовский тупик всем надоест, и сербам – в первую очередь. Это сейчас еще свежи воспоминания о воздушных ударах НАТО, а через десять лет Косово станет всего лишь досадной помехой, гирей на ноге на пути в ЕС. Лоббируя отселение из Косова оставшихся сербов, предоставление им условий для переезда и выплату скромной компенсации беженцам прошлых лет можно значительно снять остроту проблемы. Сегодня еще нельзя – страсти пока пылают, но от них уже потихоньку устают. Года через три проблему шаг за шагом начнут перетаскивать в чисто экономическую плоскость – многое для этого делается уже сегодня.

- Если Косов все-таки признают через голову Сербии и ООН, то это тоже произойдет не завтра. И подготовка, описанная в предыдущем пункте, все равно будет проведена, и, в значительной степени, смягчит остроту ответных реакций и значимость прецедента. В составе прецедента появится солидный гуманитарный блок – иными словами, его последователи будут поставлены перед необходимостью решать множество дорогостоящих проблем, связанных с отселением недовольных. А признание Косово в этом случае будет далеко не всеобщим. Признают США, признает Великобритания, еще 3-45 стран – и все. О членстве в ООН можно будет надолго забыть. О членстве в ЕС – тоже, хотя тут возможны разные комбинации и выкрутасы. Но в любом случае, полноразмерного государства вот так сразу не получится.

Нужно ли Украине бросаться в эту кашу? Никакого смысла в этом не усматривается. Налицо тот случай, когда разумнее всего держаться в серединке – не слишком вырываясь вперед, но и не плетясь в самом хвосте. Тем более, что общей границы с Косово у Украины нет. Зато с Приднестровьем – есть.

Взгляд на Тирасполь сквозь призму Приштины

Прогноз для Приднестровья во многом сходен с косовским. До окончательного решения проблемы пройдет еще немалый срок. За это время на свет могут появиться какие угодно модели урегулирования. Включая даже и модель общего государства, которую сейчас кое-кто пытается вытащить из нафталина. Но модель – это одно, а реализация – совсем другое. Откровенно говоря, я бы даже хотел, чтобы эту пресловутую модель общего государство попробовали реализовать. Исключительно для того, чтобы последующий ход событий уже на самом раннем этапе продемонстрировал ее полную нежизнеспособность. Словом, ситуация неопределенности продлиться еще долго. И здесь я бы хотел обратиться к другому прецеденту – к прецеденту экономических отношений Косово и ЕС.

Евросоюз уже в ближайшее время намерен вложить немалые средства в инфраструктуру края. Правда, с оговоркой «как только будет определен его статус» - но это уже чисто дипломатический оборот. Запланированные полмиллиарда евро будут вложены в ближайшие год-полтора, поскольку альтернативой увеличению числа легальных рабочих мест является дальнейший рост криминального бизнеса. В ЕС эту простую истину вполне усвоили.

Кроме того, ЕС прямо заинтересован в промышленных инвестициях в Косово. Поскольку помимо монастырей, святынь и памятников сербской культуры там находятся крупнейшие в Европе запасы свинца, цинка, никеля, кобальта, бокситов и магнезита. Имеются также редкие минералы, такие как индий, кадмий, германий, талий и зеолит. А месторождения лигнита (бурого угля), оцениваемые более чем в 15 млрд. тонн дают возможность вести их интенсивную эксплуатацию в течение, как минимум, 150 - 200 лет, развивая тепловую энергетику и экспортируя энергию. Это обстоятельство, кстати, имеет и очевидное следствие: ЕС заинтересован в отрыве Косово от Сербии, но совсем не заинтересован в его утверждении как самостоятельного государства. Так что нет ничего удивительного в том, что в данных обстоятельствах и переговоры с сербами, и варианты признания Косова регулярно заходят в тупик. Положение, сложившееся сегодня: временный протекторат ЕС плюс американская база в Косово вполне устраивает Запад. И все разговоры о скором провозглашении Косово имею совершенно противоположную цель – удержать нынешнее положение в течение наибольшего времени. Так что весьма вероятно, что и через десять и через двадцать лет статус Косово будет пребывать все в той же неопределенности – зато экономика края получит мощный импульс для развития. Естественно, под иностранным контролем. В этих условиях неопределенная позиция МИД Украины представляется самой разумной. Другой вопрос, что поучаствовать в экономической экспансии в Косово ей не удастся – все заберет себе ЕС.

Иными словами о скором разрешении проблемы Косово путем провозглашения независимости от Сербии в Европе лишь кричат – а под шумок решают совсем другие задачи. НО ведь то же можно сказать и о разговорах о быстром решении проблемы Приднестровья. Разговоры прикрывают чисто экономические переговоры. А Украина, вместо того, чтобы просчитать и использовать все экономические выгоды от сотрудничества с Приднестровьем - и, соответственно, участия в экономических переговорах, увы, упускает свои шансы. Конечно, бокситов и угля в ПМР нет – но есть немало интересных вариантов сотрудничества. Тем более интересных, что ни Молдову, ни Румынию, при всех дипломатических реверансах никак нельзя назвать дружественными Украине государствами. Между ними и Украиной идет, и будет идти жесткая конкуренция за контроль над экономическими возможностями региона. Причем, конкуренция эта будет ужесточаться: претензии Румынии на часть Черновицкой и Одесской областей, на шельф Змеиного и целый букет дунайских проблем – всего лишь начало.

Неурегулированность ситуации в Приднестровье во многом сдерживает антиукраинскую активность сил, задействованных в этом узле. Развязав себе руки и укрепившись в «объединенной Молдове» все эти силы быстро заключат союз, и неминуемо возьмутся за уже за Украину. Отсюда легко просчитать и наиболее выгодную позицию украинской стороны: не форсировать урегулирование, и вместе с тем развивать, пусть не на государственном, а лишь на областном уровне, но с позволения центра, хотя бы и негласного, отношения с Приднестровьем.

Подведем итоги

Ситуации действительно схожи. А действия ЕС и США в Косово – вполне продуманы, и, безусловно, отвечают их интересам. Иной вопрос, что эти интересы нужно еще рассмотреть, особенно за трескотней о скорой независимости края. Но рассмотреть и просчитать их можно. Так отчего бы не поучиться, не перенять успешный опыт, спроецировав его на украинские реалии? В этом случае можно получить серьезные преимущества в регионе – и в тактическом, и в стратегическом плане. Следуя же заезженным штампам можно получить лишь один из двух мешков с неприятностями, описанных в начале статьи. Если же очень постараться – то и оба сразу.
Обсудить