Две модели консолидации и развития молдавской государственности

Другой вопрос, сумеет ли национальная элита страны объединить этот народ вокруг себя, мобилизовать его на укрепление и развитие молдавской государственности, убедить его в том, что это его государство, что оно служит его интересам, защищает его, заботится о нём, создаёт для него комфортные условия жизни.

Не только в ближнем и дальнем зарубежье, но и в самой Молдове есть сегодня немало экспертов, которые с возрастающей тревогой говорят о всё более явных проявлениях углубляющегося кризиса молдавской независимой государственности.

Более того, в международном политологическом сообществе закрепилось устойчивое представление о Молдове, как о «несостоявшемся» «погибающем» или «слишком слабом для самосохранения» государством. Почти таком же, как, к примеру, Конго, Руанда, Босния, Сомали, Судан, Чад, Нигер, которые обрели свою независимость после распада биполярного мира, связанного, прежде всего, с развалом СССР, но так до сих пор и не смогли укрепить, развить и консолидировать свою государственность.

Не имея ни собственных материальных и финансовых ресурсов для успешного экономического развития, ни достаточной помощи и поддержки со стороны бывших метрополий, утративших к ним всякий геополитический интерес, все эти государства постепенно оказались в «мёртвом политическом пространстве», будучи просто забытыми международным сообществом и постепенно превратившись в «черные дыры», откуда исходит опасность терроризма, торговли оружием, людьми, наркотиками, а также анархии и постоянных кровопролитных конфликтов.

Действительно, если анализировать состояние дел в сфере независимой государственности в Республике Молдова, то придется признать, что все основные атрибуты государства - территория, население, власть, национальная символика и даже валюта - являются в нашей стране по-прежнему проблемными.

Что касается первого атрибута государственности - территории, то вполне очевидно, что Молдова не в полной мере контролирует собственные границы, является территориально раздробленным государством (приднестровская проблема).

При рассмотрении второго атрибута государства - населения, бросается в глаза тот факт, что свыше 800 тысяч молдавских граждан заявили о намерении приобрести гражданство других государств. И это при том, что российским, украинским и румынским гражданством в Молдове уже обладают несколько сот тысяч человек! При общем количестве населения в 4 миллиона, это чрезвычайно высокий показатель, ставящий под сомнение прочность молдавской суверенной государственности.
Около 1 миллиона молдавских граждан находятся в настоящее время за пределами страны на заработках, и их число постоянно растет. Иначе говоря, происходит депопуляция страны, то есть медленное умирание государства.

Третий атрибут государственности - власть является в Молдове наиболее проблемным. Сегодня вся власть в стране, вопреки Конституции, которая, после внесенных в неё 5 июля 2000 года поправок, провозгласила Молдову парламентской республикой, сконцентрирована в руках Президента.

Вследствие этого, и без того весьма хрупкая молдавская государственность оказалась парализованной установившейся в стране авторитарной системой власти, при которой Парламент и Правительство оказались в полном подчинении воле Президента.

Судебная власть в стране нефункциональна, более 40.000 судебных решений не исполняются. Нефункциональность законов и преобладание насильственных методов видны хотя бы и из того факта, что сегодня в молдавских тюрьмах содержится около 6.800 заключённых. По отношению к количеству населения в Молдове этот показатель намного выше среднеевропейского.

На уровне местной публичной администрации из 898 примэрий в Молдове только 41 способна самофинансироваться. Местная публичная администрация полностью зависит от центра, что говорит о ее полной нефункциональности, неспособности отвечать интересам и удовлетворять запросы граждан.

Действующая власть Молдовы не в состоянии оплачивать внешний долг страны. Функция государства, состоящая в создании новых рабочих мест, не выполняется. За последние 7 лет в Молдове приблизительно 500.000 человек потеряли работу.

То же самое можно сказать и о других функциях государства: социальной (уровень жизни 70% молдавского населения ниже порога бедности), экономической ( промышленность находится в кризисе, в структуре ВВП преобладает сельское хозяйство, его рост обеспечивается сферой потребления и валютными переводами «гастарбайтеров» из-за рубежа). Из-за нефункциональности власти в последнем Отчете о качестве управления за 2007 год (Raport despre calitatea guvernării), разработанном Всемирным Банком, Молдова набрала всего 22,3 пункта из 100 возможных!

Очевидно, что Республика Молдова становится все больше похожей на так называемое «captured state», то есть «захваченное государство», которое находится под контролем определенных групп интересов.

Власть в нашей стране, как и в большинстве неблагополучных африканских стран, принадлежит представителям «компрадорской буржуазии», которая обслуживает интересы иностранного капитала и импортеров, что видно хотя бы из структуры торгового баланса страны: импорт превосходит в 3 раза экспорт.

Именно данные группы добились для себя налоговой амнистии, вследствие чего только в 2007 году, им были прощены 3 миллиарда леев долгов перед госбюджетом. Все это, безусловно, тормозит приток инвестиций в страну, снижает уровень доверия бизнеса к власти.

Молдавское государство парализовано и из-за тотальной коррупции, которая, несмотря на декларативную «борьбу» с ней, уже цепко охватила все сферы власти. Согласно некоторым оценкам, ежегодно частный сектор платит большой и малой бюрократии в качестве «дани», естественно, неофициально свыше 2 миллиардов леев (около 200 миллионов долларов), собираемых под всевозможными благовидными предлогами.

Вся государственная символика Республики Молдова – флаг, герб, а также и прежний гимн, в принципе, является почти точной копией символики другого государства - Румынии.

Все это следствие того, что те, кто создавали в 1990 – 1991 г.г. Республику Молдову, не задумывались всерьёз о будущем молдавского суверенного государства, рассматривая независимость страны всего лишь как «временный проект», который рано или поздно завершится присоединением к Румынии.

Вследствие всех этих факторов, сегодня Республику Молдову мало кто в мире считает подлинно суверенным и независимым в своей внутренней и внешней политике государством.

В иностранных дипломатических кругах Молдову нередко называют «этническим регионом», «санитарным кордоном», «геополитической пустыней», но только не полноценным, состоявшимся государством.

ЕС, США, Россия, Украина, Турция, Румыния и даже Болгария то и дело вмешиваются, нередко открыто, во внутренние дела Молдовы, каждый раз требуя от неё определенных политических «уступок» для себя.

Румыния, например, всем своим видом показывает, что даже не собирается подписывать базовый политический договор и договор о «государственной границе» с Молдовой, что можно считать как непризнание молдавской государственности.

Соседняя Украина не признает молдавскую собственность на своей территории, до сих пор не разрешены определенные территориальные проблемы с этой страной.

С Россией у Молдовы имеется целый ряд серьёзных противоречий по приднестровской проблеме. По большому счету, Россия нарушает нейтралитет нашей страны, увязывая уход своих военных из ПМР с устраивающим её политическим разрешением приднестровской проблемы.

США, в свою очередь, также преследует определенные геополитические цели в Молдове. К примеру, Вашингтон встал в жесткую позицию по отношению к «меморандуму Козака», поскольку в нём был пункт, предусматривающий присутствие Российской Армии на территории Молдовы в течение 30 лет. При этом, США мало беспокоят такие проблемы, возможность «приднестровизации» Молдовы, фальсификация выборов, свобода СМИ, независимость судей, и т.д. По крайней мере, каких-либо жёстких санкций со стороны США по отношению к правящей ПКРМ после откровенно и нагло сфальсифицированных властью парламентских выборов в 2005 году не последовало.

И надо признать, что подобное отношение наша страна «заслужила» своей политикой, а точнее сказать, отсутствием оной. Утром мы дружим с одной страной, днем с другой, а вечером с третьей. И как только перестаем с кем-то дружить, так сразу начинаем враждовать. Называя вещи своими именами надо сказать, что это политическая шизофрения, а не политика.

Возможные модели разрешения кризиса молдавской независимой государственности

На сегодняшний день существует, по большому счёту, два различных видения путей консолидации молдавской государственности: коммунистический и социал-демократический.

Коммунистическая модель имеет в своей основе несколько тезисов, не лишенных определенной логики:

1.
Для консолидации молдавской независимой государственности, с точки зрения правящей КПРМ, необходимо изменить государственную символику.
С этой целью необходимо использовать в качестве флага красный стяг времен господаря Штефана Великого, в качестве герба – изображение головы «молдавского» зубра, а не «румынского» орла, в качестве гимна - более мобилизующие, патриотические текст и мелодию.
По крайней мере, песня о «Лимба Ноастрэ», являющаяся сегодня молдавским гимном (заменившим в 1994 году прежний гимн «Проснись, румын!») на эту роль мало подходит.

В этом смысле, в какой-то мере, коммунисты правы, так как гимн, флаг, герб, являются важнейшими «представительскими» атрибутами государства, так же как власть, территория и население. То есть, они являются основой государства, которого без своих государственных символов, как и без своей валюты, не бывает. Любое государство, имеющее «чужую» символику, является структурой сугубо временной.

2.
Молдавское независимое и суверенное государство не может существовать без своей государственной истории (без «Истории Молдовы», а не «Истории румын»), без своего государственного языка (молдавского, а не румынского), без своей государствообразующей нации (молдавской, а не румынской.)

В этом смысле молдавские коммунисты приводят пример бывшей Югославии, где во всех новых независимых государствах, образовавшихся после распада федерации, язык, в принципе, один и тот же - сербский, но каждая новая страна называет его по-своему: хорватским, боснийским и т.д.

3.
Церковь, в лице Молдавской Митрополии, также является государствообразующей структурой, что чётко видно из недавно принятого Закона о Культах.
Любое ослабление Молдавской Митрополии означает также ослабление и исчезновение Молдавского государства. В этом смысле, только Российская Патриархия, по мнению самих наших церковных деятелей, может защитить молдавскую церковь, а значит, и молдавскую независимую государственность.

4.
Объединение страны означает для ПКРМ также обретение надежной поддержки идеи независимой государственности страны со стороны почти 600 тысяч жителей самопровозглашенной ПМР, которые являются непримиримыми противниками унионизма.

Социал-демократическая партия (СДП) во главе с её лидером Думитру Брагишем выдвинула свою собственную концепцию консолидации молдавской государствености:

1.
Избрание всех ветвей власти в Молдове – президента, депутатов парламента, судей, представителей ВСМ, членов Счётной палаты и Координационного совета по радио и ТВ - на всеобщих выборах, всем народом.
Депутаты парламента должны избираться: 50% по одномандатным округам (то есть от каждого района), 50% по партийным спискам.
Все это должно повысить подконтрольность власти со стороны граждан, приблизить власть к нуждам и чаяниям простых людей.

2.
Международное признание статуса постоянного нейтралитета Молдовы должно помочь успешному завершению процесса объединения страны, привлечению иностранных инвестиций, которые обеспечат реальный экономический рост.

3.
Государство можно построить только тогда, когда всё население страны почувствует свою общность - языковую, территориальную, историческую или гражданскую.
То есть, только тогда, когда весь народ страны превратится в сознательных и убеждённых граждан Республики Молдова, когда всё её население почувствует что его объединяют общая для всех земля, законы, история, страна.
Это осознание общности и есть важнейший признак нации. Так как все мы являемся гражданами Молдовы, то и нация является молдавской, хотя и состоит из нескольких этнических групп.
По крайней мере, такой подход к понятию нации разделяется в ООН, а также в США, Канаде, Франции, ФРГ и во всех цивилизованных государствах.
При этом надо понимать, что нацию из людей без чувства патриотизма, любви к родной земле и своему народу сформировать нельзя.

4.
Создание конкурентоспособной рыночной экономики и государства всеобщего благоденствия. Трансформация «экономики потребления» в «экономику производства», создание «экономики знаний», развитие высокотехнологичных областей экономики, а также производства товаров с высокой добавленной стоимостью.

Безусловно обе модели имеют свои плюсы и минусы.

ПКРМ делает акцент на духовных факторах, которые, к сожалению, являются весьма взрывоопасными для нынешнего молдавского общества.

Весьма непродуктивным представляется и постоянное нагнетание напряженности в отношениях с Румынией, даже если соседнее государство иногда и дает к этому определенные поводы. Тем более, что поводов и Молдова дает предостаточно. Конфликт с Румынией не укрепляет, а, скорее всего, ослабляет молдавское государство.

С нашей точки зрения, у сторонников молдавской государственности есть сегодня две очень серьезные проблемы:

1.
Курс на безоговорочную евроинтегацию является, в принципе, фактическим подписанием смертного приговора неокрепшему молдавскому государству, поскольку евроинтеграция, ведущая к стиранию национальных границ и ограничению национальных суверенитетов, неизбежно приведет вначале к экономическому, а затем и культурному и политическому объединение Молдовы с Румынией.
В этом плане молдавским государственникам есть над чем задуматься: ведь получается, что все партии в Молдове, выступающие за евроинтеграцию, так или иначе, являются партиями унионистского толка.

2.
Молдавское государство вследствие некоторых политических решений Сталина и Хрущева, лишено сегодня трёх жизненно важных основ.

Во-первых, территории Буковины, где находится духовная святыня страны - могила символа Молдавского государства – господаря Штефана Великого, не говоря уже об исторических церквях, крепостях и других памятниках средневекового Молдавского княжества, которые усиливали и поддерживали молдавскую идентичность.

Вторая основа является геостратегической: без свободного выхода к морю и устьям Дуная Молдова теряет своё геостратегическое значение для НАТО и России, как форпоста на пути к Балканам.
Выход к морю в несколько раз увеличил бы экономический потенциал страны, укрепил бы её энергетическую безопасность, превратил бы Молдову в зону активного международного туризма.

Третья основа – экономическая. Без Приднестровья страна, образно говоря, «стоит на одной ноге», так как здесь сконцентрирован весь её промышленный потенциал. Без Приднестровья Молдове не избавиться от ярлыка «аграрной страны», не имеющей ни малейшего шанса на успешную модернизацию экономики.

В то же время, хотя у Молдовы есть определенные проблемы, делать из этого вывод о том, что народ Молдовы не имеет права на собственную государственность, совершенно неправильно.

Другой вопрос, сумеет ли национальная элита страны объединить этот народ вокруг себя, мобилизовать его на укрепление и развитие молдавской государственности, убедить его в том, что это его государство, что оно служит его интересам, защищает его, заботится о нём, создаёт для него комфортные условия жизни.

Какая модель консолидации молдавского государства будет положена в основу этой работы, покажет ближайшее будущее.

Обсудить