Отец Николай: "Верой мы сильны, а не исходом"

По статистике девяносто процентов наших соотечественников считают себя православными. Но прикасаясь к теме изнутри, видишь, что провозглашающие это не живут по заповедям божьим. Многие из них не приходят ни исповедоваться, ни причащаться... И за порогом церкви ведут себя отнюдь не праведно. Нетерпимо относятся к ближним, ссорятся с соседями, занимаются блудом...

Со времени моей первой встречи с отцом Николаем минуло пятнадцать лет. Помнится, тогда мы сидели с ним в Храме под самым куполом. И он рассказывал, что было здесь тогда, когда после военной разрухи сюда пришли люди. Воображение рисовало поверженность и разграбленность, остылость и запустение, проломы в стенах, куда с приходом человека устремились потревоженные птицы...


И вот - первое свидание с возрожденным Храмом. В минуты, когда именно здесь хочется укрыться от суеты и спешки, от тревожных и душеизлияний случайных и неслучайных людей, углубиться в свою собственную жизнь, в которой, как и у других, немало проблем и тревог...

- Отец Николай, - спрашиваю своего собеседника, - кажется, у Леонида Андреева есть рассказ о священнике, к которому пришли две старушки - седые, мглистые, глухие. И - долго исповедовались. Он отпустил им грехи. А они все о чем-то просили... Может, и в моем настрое есть что-то похожее. Потому что и у моих тревог - житейские истоки. За прожитые годы мы разрушили столько святынь. Я имею в виду не только рукотворных, но и не рукотворных - души людей, в которых жила и живет вера. У каждого - своя...

- Храмы начали рушить давно, - сказал мой себеседник. - Рушили их и при Петре Великом, и - при Екатерине... В ту пору на Руси и на соседствующих с ней землях заболели чужебесием. И на веру началось настоящее гонение. Сколько духовных людей было истреблено, порасстрижено и перемучено. Сколько икон древнего письма замалевано. Веру загоняли в тупик...

- Все это было и у нас. Об этом мне говорил однажды ваш коллега, тоже известный священник - монах

- "Каждая святая обитель держится не только на вложениях материальных, но и на опорах духовных. А их время подтачивало... тут и берет начало появление монахов-бродяг. Адреса их приписки размещались всюду. В Почаевском монастыре осели монахи из Сынжеры. В Киеве наместник монастыря "голосеева пустынь" и многие его братья были тоже нашими. В Одессе, в Успенском монастыре, служил наш отец Ефимий. В Загорске, в Троице-Сергиевой лавре, молдавский игумен Харитон Чекан стал вторым дирижером хора лавры. Мы редко вдумываемся в то, с чем связан такой исход. Восстановить святые руины - это далеко не все. Сложнее заселить святую обитель новоселами".

- Прикасаясь к подобной памяти, с годами все больше понимаешь, что душа - вместилище главной сути человека. Не потому ли за нее без устали боролись все. Какие преимущества в этой борьбе есть у церкви? И верите ли вы, отец Николай, что церковь, и только церковь, может повернуть сознание и души людей к ценностям не сиюминутным, а вечным?

- Не верю, верую! Но... Господь оставил человеку великий дар - свободу совести. Даровал и право выбора. Хочешь - принимай его слово. Не хочешь - не принимай. Каждый свой путь выбирает сам. Решает, с кем ему лучше. С Богом? С бесами? С праведниками или грешниками? Избрали же для себя "сатанинские игры" те, кто когда-то убил "троих иноков" в Оптиной пустыне. Переступили же черту средневекового мракобесия те, кто покупал и покупает семилетних наложниц. Сделали свой выбор и те, кто варварски разрушает памятники истории, обелиски славы... Если на то пошло, то вся всемирная история формировалась под знаком распятого Христа. Как кто-то верно заметил, по логике разрушителей нужно было бы и распятие уничтожить и забыть...
Кстати, в этом плане немалое делается. Когда церковь получила свободу, многие потянулись к Богу. А сегодня осталась ли церковь столь же востребованной? Судите сами. По статистике девяносто процентов наших соотечественников считают себя православными. Но прикасаясь к теме изнутри, видишь, что провозглашающие это не живут по заповедям божьим. Многие из них не приходят ни исповедоваться, ни причащаться... И за порогом церкви ведут себя отнюдь не праведно. Нетерпимо относятся к ближним, ссорятся с соседями, занимаются блудом... Эти пороки множит и другое - повальная тяга к развлечениям. Люди преклонного возраста "приковали" себя к телевизорам, молодежь - к казино и компьютерным играм. Игры, игры, игры...

Я много езжу. Как-то побывал в США и Англии... Там - то же самое. Восстребованнее компьютерных игр и ночных кабаре нет ничего. Люди мало читают. Излюбленное чтиво - порнографические издания. Как ни странно, но это так. В итоге - в Англии многие церкви продают под жилье и бары...

Вдумываешься в это и все больше понимаешь, как важно сохранять веру в святое, праведное и светлое, что и предохраняет человека от порчи, соблазнов и падения...

- Отец Николай, мне кажется нам это удается с трудом и не без издержек. Совсем недавно на воскресной службе я видела много женщин. И - почти не видела мужчин. Тем более - из сфер деловых. Слушала обращенные к прихожанам слова и думала: не слишком ли далеки они от мирских тревог и забот?

- Женщина - наша главная мироносица. Она и очаг содержит, и семью крепит, и грехи мужа замаливает... Моя бы воля, я бы уже давно ей памятник воздвиг по параметрам, превосходящим многие другие. А мужчина под нашим кровом действительно редкий гость... И это отступничество от православия, к которому надо приближаться всем. Ошибочно думать, что жизнь начинается с нас. Все уже было. Святые отцы и еретики. Любовь и ненависть. Добродетель и подлость. Чем глубже мы погружаемся в мудрость святого писания, тем ближе к вечным истинам.

- К этим мне бы хотелось присовокупить и другие слова. Как-то читала заметки священника Ельчанинова, эмигрировавшего за границу. Запомнились строки: "Есть люди чудесного райского типа с душой до грехопадения. Так вот, они всегда стоят вне церкви, обходятся без религии. Они слишком стыдливы, чтобы на людях выражать свои чувства. А сколько есть других, утверждающих, что они верующие, и не имеющих этого чувства". Вас это не тревожит? Сейчас, когда многие символом своего духовного возрождения сделали крест напоказ?

- Есть это, есть... Наше общество было слишком консервативным. Сейчас, когда запрет на многое снят, кое-кто обвесился крестами, думая, что в этом и есть их спасение. Заблуждаются сами. И - других вводят в заблуждение. Они всего лишь обрядоверцы. Вера напоказ - не вера, а ложь...

- Мистицизм без веры в Бога, на обычном светском языке, - просто православный китч...

- Безусловно...

- Отец Николай, заблудшие люди к Богу приходят трудно. Чаще всего - через потрясение. И вера часто начинается с веры в человека, который повел по дороге в Храм... Одна известная поэтесса как-то рассказывала, что на пике житейской драмы ее буквально собрал священник Мень...

- Мудрость священнослужителя - сила особая. Хотите расскажу о своем пути в Храм? Он тоже был непростым. Мы - русские. Издавна - в Бессарабии. Бабушкин брат был монахом. Но я его не знал. К церкви приобщила она. А с верой породнил человек, который ее отпевал, - отец Георгий Сербанюк. В час беды он завладел моим сердцем. С мальчишкой разговаривал как с взрослым. И в этих беседах раскрывались целые миры. В его доме была богодельня, ютились обездоленные. Он всем жертвовал ради других. После школы я шел не домой. а к нему. Топил печь в алтаре, чистил кадильницы... Заодно слушал и поглощал. Он был очень начитанным и порядочным человеком. Расставание с ним было трагедией. Приняв монашество, он навсегда уехал в Старый Афон... Меня взяли на службу. После демобилизации мой командир предложил: "Оставайся в Казани. Помогу тебе устроиться в университет. Станешь юристом". Я возвратился в Храм...

- И стал священником... Сегодня у священнослужителей - высокий общественный рейтинг. Форумы. Конгрессы. Совещания... Однажды, отец Николай, вы рассказывали мне о русском Храме в Париже. Это - эталон?

- Нет. Просто речь шла об опыте жизни русской эмиграции за границей. Парижские эмигранты во многом отличаются от наших прихожан. Там Храм для русской диаспоры - родной дом, где полнокровно живут дух, мысль, культура. К этому надо стремиться и нам.

- Вашему Храму сегодня трудно?

- Как всем. Хотя было куда труднее в пору его возрождения.

- Какая строка из Библии вам ближе всего в трудный час?

- "Сын мой, если ты приступаешь служить господу Богу, то приготовь душу к искушениям"...

- А поэты-духовники у вас есть?

- Есть. И - не один. Но ближе всех - Максимилиан Волошин...

Так случилось, что в канун нашей первой встречи настоятелю Свято-Георгиевской церкви отцу Николаю Флоринскому исполнилось 33. Возраст Христа. В пасхальные дни ему даровали митру - головной убор, которым венчают за особые заслуги. Мало кто знал и знает, что в дни завершения восстановления Храма он примерил, да так и не снял, а понес на голове другую ношу - огромный колокол. И водрузил туда, откуда его когда-то сняли... Как и все, работал рьяно. Рьяность эту подогревала страшная весть: русской монахине отказали в исповеди на родном языке...
Он понимал, что это - крайность, ворвавшаяся и под купола. И потому торопился. Торопился тогда, когда тревожил чью-то инертность, пробивая право на русский Храм. Торопился и тогда, когда разбирал завалы и поднимался с живописцами на строительные леса...

Как контрапункты в симфонии, сплелись две разные линии: был бы юристом, кого-то судил бы и карал. Сделав другой выбор, дарует людям милосердие. Каждый ли из священнослужителей обладает этим даром? Нет, наверное. Он не сваливается с небес. Приходит из жизни. И какое же счастье, если с пастырем к пастве приходит созидатель. Созидатель духа и судеб людских. Как нужно это в наше время. В Храме. И - за порогом его...
Источник: nm.md

Обсудить

Другие материалы рубрики