Патриот старого Кишинева

20 лет Петр Старостенко каждый свободный день проводил в Национальном архиве. Ходил туда, как на службу, с терпением и азартом охотника он по крупицам собирал "родословную" зданий нашего города. К покосившимся флигелям и старым стенам, оставшимся от прекрасных творений зодчества, он относился, как дореволюционным интеллигентам - с уважительным почтением.

Исполнилось 60 лет со дня рождения Петра Старостенко, старшего инспектора департамента культуры, редкого знатока старого Кишинева. 20 лет Петр Старостенко каждый свободный день проводил в Национальном архиве. Ходил туда, как на службу, с терпением и азартом охотника он по крупицам собирал "родословную" зданий нашего города. К покосившимся флигелям и старым стенам, оставшимся от прекрасных творений зодчества, он относился, как дореволюционным интеллигентам - с уважительным почтением.

Кишиневцев, которые трудились во славу и ради процветания нашей столицы, он знал, как близких родственников, часто называя их просто по имени-отчеству: Александр Осипович (Бернардацци, арихитектор), Карл Александрович (Шмидт, кишиневский городской голова), Иван Васильевич (Кристи, председатель бессарабской губернской земской управы, филантроп). Старостенко тяжело перенес утрату в обществе высоких гражданских эмоций: уважение к прошлому своей страны, патриотизм, любовь к своему городу... Петр не дожил до своего юбилея два года. После него осталось 45 исписанных "амбарных тетрадей", куда он заносил выписки их архивных дел, публикации в прессе и ни одной книги.

Одна из функциональных обязанностей Петра состояла в написании исторических справок. Назначение этих бумаг было различное, но большинство являлись главным документом для вердикта о сносе старого здания. Заранее зная ответ на этот вопрос, Старостенко, тем не менее, исписывал десятки страниц, подробно рассказывая "биографию" строения. Каждый раз он надеялся, что тот или иной факт из жизни "ветерана" окажется решающим в этой борьбе за жизнь. Что именно он остановит бульдозер, идущий на таран ветхих стен. Он написал тысячи справок, а исторические зданий, оставшиеся в столице, легко пересчитать по пальцам. Случаев, когда обеспокоенность историка нашла отклик у хозяйственника, было немного. Но они есть.

В 80-х Старостенко описал историю памятника архитектуры начала XX века бывшей Криковской сельскохозяйственной школы имени И. Г. Чореско. Вкратце ее история такова. В Бессарабии специалистов сельского хозяйства готовили несколько учебных заведений. Среди них Бессарабское среднее училище плодоводства, которое было открыто в 1842 году. В 1890 году его реорганизовали в училище виноделия и виноградарства. В 1894 году в крае окрылись еще несколько - Кукурузенская, Гринауцкая и Пуркарская низшие сельскохозяйственные школы. В начале XX века первых учеников приняла Васиенская сельскохозяйственная школа. В 1912 году Кишиневское уездное земство начало строительство Криковской сельхозшколы. Ктитором ее был кишиневский купец Иван Григорьевич Чореско, который в 1884 году завещал земству 400 десятин земли из своего имения Криково на постройку здесь образцового сельскохозяйственного училища его имени. Место выбрали на правом берегу Икеля. Рядом с участком, у подошвы скалистого берега, оказался ключ с питьевой водой. Дешевизна строительных материалов удивила даже строительную комиссию. Камень, песок и вода - все на месте, рядом. Тем не менее, городская управа посчитала необходимым изложить свои требования к объекту: строить из камня, крыть прочно - черепицей. Соблюдать предписания гигиены, вводя всюду возможно больше воздуха и света. По части фасадов и внутреннего оборудования избегать вычур, дорогих затей и стремиться к простоте. Словом, дать зданиям все необходимое и ничего лишнего! В 1913 году Кишиневская сельскохозяйственная школа была построена.
Она состояла из школьного корпуса со спальнями (дортуарами) для 40 учащихся, трех классных комнат, учительской, библиотеки, лаборатории, столовой, кухни и прочими помещениями. Для управляющего школой была построена отдельная квартира из семи комнат, а также дом на две учительской семьи. Отдельные здания были отведены под баню, прачечную, конюшню.

1 января 1914 года состоялся первый прием воспитанников в Криковскую сельскохозяйственную школу имени И. Г. Чореско. В школе изучали курс сельского хозяйства, виноградарство и виноделие, садоводство и огородничество, Закон божий и общеобразовательные науки. Кроме того ученики обучались бондарно-плотничному делу и корзиноплетению. С первого апреля по октябрь будущие аграрии проводили в поле, получая практические навыки. При школе имелась небольшая метеорологическая станция. Программа была рассчитана на три года. Но в августе 1914 года разразилась Первая мировая война. Учащихся распустили, школу переоборудовали в лазарет для раненых воинов. Лишь в 1916 году воспитанники школы продолжили обучение. В апреле 1919 года состоялся первый выпуск. Криковская аграрная школа просуществовала 40 лет, в 1944 году ее закрыли.

К 1992 году от школьного комплекса в селе Криково Ноуэ осталось лишь школьное здание по улице Александру чел Бун, 13, где размещалась музыкальная школа. Горечь историка Старостенко вызывало бедственное состояние здания церкви Иоанна Предтечи, где тогда размещался сельский клуб. Могила Ивана Григорьевича Чореско, ктитора церкви и бывшей сельскохозяйственной школы, носившей его имя, пребывала в ужасном состоянии. Но тогдашний примар коммуны Борис Плешка, преодолевая немалые трудности, восстановил историческую справедливость. Село Криково Ноуэ переименовали в Чореско. Ивану Григорьевичу поставили памятник, церкви вернули ее здание, которое сегодня находится в отличном состоянии.

Обсудить