Косово: что за гранями признания?

Итак, косовская ситуация постепенно проясняется. Конфигурация будущего «беспрецедентного признания» уже понятна: признавать будут поодиночке.


Ни одна международная организация Косово на первом этапе не признает. И США, и группа европейских стран, патронирующих Косово, тоже не будут торопиться с формальным признанием. Зачем? Де-факто они и так давно признают Косово и оказывают ему всяческую поддержку. Признавать Косово в первой волне будут малозначительные страны, чей суверенитет сомнителен, а международное влияние близко к нулю.

Все это уже было...

Афганистан стал первой из таких стран. Чтобы понять смысл происходящего, полезно задаться вопросом: а что такое сегодня Афганистан. Марионетка США? Страна, де-факто, оккупированная американцами и их союзниками? Отчасти - да. И признание Косово, несомненно, было согласовано с американцами. Но одновременно, Афганистан – это еще и база для наиболее радикальной части исламского движения. Именно исламского движения, а не мусульманства, поскольку речь пойдет об организациях, под прикрытием религиозной фразеологии решающих вполне светские вопросы.

Ситуация с Косово удивительно напоминает события 70-летней давно, когда в Мюнхене было достигнуто соглашение о расчленении Чехословакии. Все совпадает буквально один в один. Особенно, если вспомнить, какие надежды возлагал в то время Запад на Гитлера. Если коротко - точно такие же, как сегодня на радикальный исламизм. Вот только тогда ситуация вышла из-под контроля.

Неверно думать, будто США или ЕС воюют с радикальным исламом. Все несколько сложнее: обе стороны воздействуют друг на друга, пытаясь изменить своего визави в собственных интересах. Исламские организации занимаются активной миссионерской деятельностью на Западе - и очень успешно, кстати. В свою очередь, Запад отстреливает наиболее недружественных ему лидеров, не пытаясь причинить ущерб движению в целом - и одновременно прикармливает и обласкивает тех, кто может стать его союзником в борьбе с конкурентами, в лице, к примеру, России и Китая. Кроме того, мусульманское движение в перспективе рассматривается на Западе как хороший инструмент для ограничения прав и свобод собственных граждан: на первом этапе - под предлогом борьбы с терроризмом, а впоследствии - путем массовой исламизации своих стран. Следует понимать, что ограниченный круг лиц, действительно, а не номинально, правящих миром, равнодушен к таким мелочам как вероисповедание или культурные ценности - по крайней мере, в отношении низов. И замена слишком уж избалованного социальными гарантиями европейского населения на поставленное в жесткие рамки исламское, их вполне устроила бы.

Одновременно лидеры исламского движения считают - и не без оснований - что им удастся в значительной степени перехватить на себя западные механизмы управления. Таким образом, пока глупая чернь мочит друг друга "поясами шахидов" и рисует идиотские карикатуры на Мухаммеда, в верхних эшелонах разыгрываются тончайшие комбинации по захвату и перехвату власти. Косово как раз и есть одна из таких комбинаций. Пока что это взаимовыгодный компромисс, в котором каждая из сторон, и западноевропейская, и исламская, рассчитывают обрести некоторые выгоды для себя.

Во имя этого компромисса и было решено немного подвинуть в сторону старомодное и неповоротливое международное право. В принципе, маневр может и удаться. Хотя существуют и серьезные риски – по аналогии все с теми же, 70-летней давности событиями.

Ближайшие перспективы

Сыграет ли признание Косово роль фактора нестабильности, оживив сепаратистские движения во всем мире? Отчасти, да - но лишь в незначительной мере. Разговоры о грядущей неуправляемой "волне сепаратизма", которая сметет всех и вся, сильно преувеличены. Объявить себя независимым и добиться признания, хотя бы частичного – все же очень разные вещи. И стандарты признания Косово наряду с непризнанием, к примеру, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, вовсе не двойные. Стандарты вполне однозначные и совершенно объективные. Если выгодно признать - признают. Невыгодно - не признают. Так что никакой "неуправляемой" волны сепаратизма не может быть в принципе. Могут быть некоторые шансы для отдельных сепаратистских движений, которые те, при определенной ловкости и удачливости, могут реализовать - а могут и упустить.

Что же изменилось и что вскоре изменится в связи с формальным признанием Косово? На первом этапе – почти ничего. Сербия Косово уже давно потеряла. Сербского населения там практически не осталось, а то, что еще осталось, живет на осадном положении и последовательно выдавливается. Но формальное признание, пусть даже не всеобщее, пусть со стороны десятка-другого стран, 1-2 из которых имеют с Косово общую границу, открывает простор для легальной экономической деятельности, а также для финансовых потоков - и легальных, и не очень. Европа будет вкладывать деньги в эксплуатацию косовских природных богатств. Здесь сосредоточены крупнейшие в Европе запасы свинца, цинка, никеля, кобальта, бокситов, магнезита, индия, кадмия, германия, таллия. Здешние месторождения бурого угля, оцениваемые в 15-16 млрд. тонн дают возможность вести их интенсивную эксплуатацию в течение 150 - 200 лет. А исламские лидеры, в свою очередь, превратят Косово в «окно в Европу». Во всех смыслах: это будет и канал слабо контролируемой миграции, и наркокоридор (в Интернете уже ходит шутка про героиновый трубопровод «Белый поток», в обход России), и полномасштабный информационно-пропагандистский теле и радиопортал. Одним словом, Косово станет и площадкой для сотрудничества «старой Европы» и радикального ислама, и центром
исламской экспансии.

Как уже говорилось выше, с экономической точки зрения ислам для нынешней Европы очень удобен и привлекателен. Радикальный ислам, если придать ему требуемое направление, способен ограничить безудержный рост европейского потребления, ограничить права, свободы и социальные гарантии, ставшие тормозом для европейской экономики, приостановить неуправляемое разложение европейского общества. Но прагматики, делающие ставку на исламистов не учитывают тот факт, что исламизм, имея в своей основе религиозные догмы, не всегда укладывается в рациональные рамки. Ситуация в любой момент может выйти из-под контроля, и, просто по теории вероятностей, такой момент рано или поздно наступит. Произойти может все, что угодно - вплоть до объявления джихада неверным, причем, уже не за тридевять земель, а непосредственно в Европе. Конечные результаты такого события сегодня трудно предсказуемы. Можно утверждать только одно: скучно нигде не будет, и мало никому не покажется.

Перспективы непризнанных

Поскольку признание идет в рамках твердых стандартов: выгодно-невыгодно, то прочих претендентов просят пока не беспокоиться. Но некоторое оживление и консолидация европейского сепаратизма на волне признания Косово обязательно будут. А значит, у четырех непризнанных государств на территории бывшего СССР будут и повод и возможность поучаствовать в этом процессе, обзавестись связями - правда, среди изгоев, но все же... Насколько может быть выгодна такая игра?

Очевидно, что чем дальше от признания, тем она выгоднее. Поскольку терять вдали от признания особо нечего, а европейские связи, даже такие, бывают очень полезны. Кроме того, есть еще и Сербия - член ООН и вообще полноправное и признанное государство. На волне признания Косово, и в пику тем, кто его признал, она тоже может признать кого-то из непризнанных. Перспектива, конечно, зыбкая – но других пока нет.

Действительно, что сегодня «светит» Приднестровью? Давайте посмотрим на вещи реально: в отличие от Абхазии и Южной Осетии у нас нет общей границы с Россией. Кроме того, Воронин, в отличие от Саакашвили, в большей степени склонен к поискам компромисса с Кремлем. И, если внимательно отследить заявления России по поводу непризнанных государств, легко заметить, что две кавказских республики упоминаются гораздо чаще, чем Приднестровье. Возможно, что для них признание Косово и станет началом новой эпохи, когда будет запущен процесс их окончательного отделения от Грузии. Но приднестровские перспективы в этом плане выглядят куда менее обнадеживающими..

В этих условиях Приднестровье должно не пассивно ждать развития событий, а использовать любые шансы для получения признания. Я, к примеру, не могу понять, почему делегация от нашего МИДа еще не находится в Белграде? Почему там не открыто наше представительство - пусть на первых порах неофициальное, пусть на правах общественной организации. Почему мы не выходим на контакты со всеми европейскими движениями за независимость? Почему наши представители еще не колесят по Европе, предлагая объединить усилия в борьбе за наши общие права? Ведь отличие от большинства европейских сепаратистов у нас есть огромное преимущество: территория, полностью контролируемая нами. А у них, в отличие от нас, есть выход и на лобби в европейских парламентах и на европейские финансовые структуры. Именно в принятии на себя роли объединителя всех этих движений и кроется уникальный шанс для
Приднестровья. Конечно, надежда на Россию вещь хорошая. Но народная мудрость не рекомендует зевать и плошать, даже надеясь на Бога.

К сожалению, я почти не сомневаюсь в том, что этот уникальный шанс реализован нами не будет. Как и многие другие, столь же уникальные шансы до него. Провинциальная лень, нерешительность и некомпетентность приднестровских элит давно поставили крест на всех надеждах добиться чего-либо своими силами. В последние годы мы по большей части сидим и ждем: а не признает ли нас кто-нибудь сам, без нашего участия? Откровенно говоря, надежд на такой подарок немного. Практически никаких.

Мы стоим перед началом больших перемен

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун не намерен инициировать процесс признания незаконным самопровозглашенного суверенитета сербского края Косово, как этого требовали Сербия и Россия. "Независимость государств признается государствами, а не секретариатом, - сказал он. - Я не буду говорить, законно это или незаконно".

Более того - ООН вообще самоустраняется от ситуации в Косово. Миссия ООН уступает место миссии ЕС. Это начала конца – можно уверенно предсказать, что ООН сойдет со сцены в течение ближайших 10-15 лет.
Если говорить о реалиях, которые ждут косоваров, то более зависимой территории в Европе сегодня нет, и еще долго не будет. И жители Косово очень быстро, буквально за несколько лет это почувствуют. Эйфория от формальной независимости быстро пройдет и косовары потребуют уже не формального отделения от Сербии, а полноразмерного суверенитета. И найдут поддержку со стороны исламских собратьев по вере. Словом, будет интересно. Правда, интересно будет лишь тем, кто сможет наблюдать за происходящим издалека. Европейцам это не грозит. Они будут в центре событий.
Обсудить