Вооруженные силы ЕС: Европа против НАТО?

Николя Саркози заявил о необходимости создания общего для Евросоюза вооруженного формирования. Костяком нового формирования могут стать многонациональные соединения, функционирующие пока «под крышей» Североатлантического альянса

Задачами этого формирования ЕС будет противостояние террористическим угрозам, формирование и реализация совместных оборонных программ, осуществление давней идеи создания европейской системы противоракетной обороны (ПРО – в отличие от американской не стратегической, а ТВД, театра военных действий, то есть меньшего уровня, что не должно пугать Россию) и создание общего разведывательного сообщества. Для реализации проекта необходимо принятие минимального оборонного бюджета в размере «натовских» двух процентов ВВП странами-участниками. Как известно, на сегодня из них лишь Франция и Великобритания дотягивают до такого уровня оборонных затрат, хотя 2% - это минимальное требование Альянса, создание единого рынка вооружений и выделение каждой из стран 10 тысяч военнослужащих для подразделений нового формирования. Франция конкретизирует свои предложения после вступления в силу в начале 2009 года «Лиссабонского договора», который определяет принципы функционирования ЕС и предусматривает возможность «постоянного структурированного сотрудничества» стран ЕС, в том числе в военной сфере.

Дежа вю в «брюссельском стиле»

На вопрос, что такое геополитика, герой романа Виктора Пелевина «Generation «П» отвечал, что это понятие рождено неразрешимыми противоречиями между правым и левым полушариями, что случается у некоторых людей от рождения. Тем не менее, меняются лидеры стран и руководств ЕС и НАТО, а противоречия между полушариями, то бишь Европой и Америкой, остаются. Одно из главных – создание европейцами собственных единых вооруженных сил. При том, что наиболее мощные европейские страны, как известно, являются членами НАТО и, таким образом, уже участвуют в единых военных структурах Альянса. В целом же, слыша нынешние заявления Саркози, трудно отделаться от иной «шутки полушарий» - впечатления глубокого дежа вю.

Скандал вспыхнул в ноябре 2003 года во время двухдневного саммита европейских держав в Брюсселе. Представители Германии, Франции и Великобритании сообщили о намерении создания общеевропейских вооруженных сил, куда будут входить соединения армий стран ЕС, с едиными структурами управления. Идею поддержали Бельгия и Люксембург. Реакция тогда последовала незамедлительно: Белый Дом устами представителя США в Североатлантическом альянсе Николаса Бернса заявил, что подобные шаги ведущих стран Европы ставят под угрозу дальнейшее развитие НАТО. Вашингтон потребовал отчета о ведущихся переговорах и получил достойный Абовиль заявил, что разработкаответ. Представитель Франции в НАТО Бенуа д планов является конфиденциальной информацией, и ЕС будет разглашать ее лишь на свое усмотрение. Во время «брюссельского европейского демарша» 2003-го были оглашены даже временные рамки относительно создания «евросил». Согласно заявлению премьер-министра Бельгии Ги Верхофстадта, штаб общеевропейского вооруженного формирования, которое со временем якобы охватит войсковые структуры всех стран ЕС, должен был начать функционировать уже в 2004 году в Тервюрене, районе Брюсселя. Но, как и следовало ожидать, победила дружба, то есть США, и общеевропейские ВС если и функционируют, то скорее в эфемерно-зачаточном состоянии, нежели серьезной военной силы под руководством Евросоюза. В самом деле, не считать же таковой печально знаменитый «Еврокорпус», являющийся перечнем подразделений в составе национальных армий, готовых разве что действовать под руководством командования Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе.

Кстати, о «Еврокорпусе». По большому счету, мысль о создании общеевропейских вооруженных сил начала муссироваться в Германии и Франции сразу по окончании войны против Югославии 1999-го года. Нелишне вспомнить, что в этой операции немецкие военные впервые после окончания Второй мировой войны (и вопреки законодательству родной державы) приняли участие в боевых действиях вне национальной территории, но это деталь. Французы и немцы прозрели относительно истинного положения вещей в НАТО: сбор и анализ разведданных, оперативное планирование, боевое управление осуществлялись фактически лишь американцами, с чисто символическим участием «братьев по оружию», которые в основном работали лишь на уровне исполнителей. Такое положение вещей европейцев никак не удовлетворяло, и уже на саммите европейских государств в Хельсинки в 1999 году было заявлено о создании общеевропейского вооруженного формирования, получившего название «Еврокорпус». Хотя долгое время Европа «стеснялась» собственных планов: официально заявлялось, что он не является альтернативой НАТО и предназначен исключительно для проведения в кризисных ситуациях миротворческих операций европейского уровня, когда НАТО не будет задействовано.

В 2000 году ЕС принял решение о создании «общих» сил быстрого реагирования в составе 50 000 военнослужащих. После этого планы неоднократно уточнялись в ходе различных совместных мероприятий в рамках Евросоюза, однако всегда с оговоркой в сторону Вашингтона: мол, это мы так, для общего поднятия международного престижа ЕС, и ни о какой альтернативе НАТО речь не идет. Затем поводом для снятия «фиговых листочков» с намерений Евросоюза стали разногласия между США и ведущими европейскими странами по поводу операции против Ирака. Шоком для всех (прежде всего для Белого Дома) стала поддержка «раскольничьих» планов Великобританией, верного союзника Соединенных Штатов. В 2003-м существовала лишь одна правдоподобная версия: Париж и Берлин согласились простить Лондону «иракское предательство» в обмен на поддержку планов относительно общеевропейских ВС. Что сейчас побуждает Николя Саркози так твердо рассчитывать на активную поддержку «европейского милитари» Лондоном – остается только догадываться.

Самый маленький – самый хитрый

Едва ли Европе удастся в обозримом будущем осуществить наполеоновские планы наполеоновского же соотечественника. По крайней мере, если речь идет о полноценном участии Европы в нынешней трансформации НАТО, в том числе его военной составляющей, и параллельном развитии эффективных «альтернативных» военных структур в рамках Евросоюза. Понятно, что ни Германия, ни Франция, ни Великобритания подобной роскоши – содержать часть сил для НАТО, часть для ЕС – просто не потянут.
Тут самое время вспомнить упомянутую операцию против Югославии 1999 года. Тогда американцы, обосновывая свою «командирскую» роль и приписывая победу над Милошевичем всецело себе, поясняли, что Европа ничего самостоятельно сделать не может, ее военный потенциал крайне низок. И резали правду-матку: на момент начала войны только армии Германии и Франции насчитывали не менее 620 тыс человек, однако несмотря на это вся Европа (а это плюс Великобритания, Италия, Бельгия, Дания и др.) смогли наскрести для участия в операции всего-то 40 тыс. солдат и офицеров, которые могли выполнять задания. Сейчас Вашингтон, говоря об операции Альянса в Афганистане, вновь печально констатирует: от Европы просто нереально добиться послать туда дополнительные подразделения, в то время как деятельность нынешних европейских контингентов (кроме британского) более напоминает демонстрацию присутствия, нежели эффективную антитеррористическую операцию. И это в рамках НАТО – то есть того, к чему европейские страны вроде как готовились с самого начала, сразу после подписания Вашингтонского договора. Как они собираются нынче и обязанности перед Альянсом выполнять, и за его спиной чего-то там создавать – загадка. А ведь со времен югославской кампании и начала операции в Афганистане в Европе изменилось немногое – ЕС по прежнему сосредоточен на проблемах, связанных своим расширением, и по прежнему страны-члены Евросоюза выделяют на оборону абсолютно недостаточные средства. Германия, например, и вовсе придумала «отмазку» на все случаи жизни: и в Югославии, и при отказе от операции в Ираке, и в ответе на нынешнее требование Вашингтона расширить присутствие в Афганистане Берлин с театральной трагичностью в голосе сообщает, что в условиях реформирования Бундесвера выделить тысчонку-другую профессиональных военных – неразрешимая проблема.

Что удивительно, наиболее готовым к военному участию и в НАТО, и в ЕС, оказался… неупомянутый Саркози Люксембург! Зря французский президент его запамятовал: изворотливости города-государства европейцам только остается позавидовать, достаточно вспомнить основу военного строительства этого мини-государства. Фактически вся его армия с начала этого века – две роты быстрого реагирования (порядка 900 чел личного состава, вооружение – стрелковое оружие, 81-мм минометы и ПТУРы «TOW»). Причем официальные задачи этих рот определены исходя из того, что одна из них предназначена для участия в операциях Альянса, а другая – для нужд ЕС (в составе бельгийской дивизии «Еврокорпуса»). Однако, как мы уже отмечали, страны, упомянутые Николя Саркози, едва ли потянут подобное дублирование войсковых организмов.

«Мягкая сила» себе не верит

Впрочем, можно говорить не о дублировании, а параллельном подчинении подразделений и штабным структурам НАТО и ЕС. Костяком нового формирования могут стать многонациональные соединения, функционирующие пока «под крышей» Североатлантического альянса. Среди наиболее мощных из них можно вспомнить польско-немецко-датский армейский корпус «Северо-Восток» (Multinational Corps North-East), штаб которого начал работу еще в сентябре 1999 года. При его создании каждая из стран предоставила по одной дивизии: ФРГ и Дания – по мотопехотной численностью 18 000 человек каждая, Польша – 12-ю механизированную дивизию (15 000 чел). По мнению военно-политического руководства ЕС, «Северо-Восток» с самого момента создания был готов выполнять весьма широкий спектр задач, в том числе и в широкомасштабном конфликте. Техника и вооружение это позволяли: 800 основных боевых танков, более 900 бронемашин разных типов, 20 боевых вертолетов, более 300 артсистем (в т.ч. 100 реактивных систем залпового огня), ПТУРы и минометы. Штаб 51-тысячного корпуса создавался на основе шести управлений, где вместе работают представители всех трех государств, а также наблюдатель от Великобритании. Кроме этого, имеются отдельные штабные структуры, как объединенный центр управления боевыми действиями авиации и группа взаимодействия с военно-морскими силами. В мирное время штаб как бы «оторван» о дивизий, последние находятся в национальном подчинении, а штаб функционирует сам по себе. Но в «день М» командование полностью переходит в его руки. Корпус вошел в состав группировки войск регионального командования НАТО «Север» и был непосредственно подчинен субрегиональному командованию НАТО «Северо-Восток». То есть в принципе, имея опыт деятельности многонациональных единых структур управления, европейцам стоит только переподчинить это и подобные соединения от НАТО единому европейскому штабу, как можно будет говорить об общеевропейских ВС как свершившемся факте.

Но тут возникает иная проблема. Едва ли подобную идею одобрят США, которые и так называют своих европейских союзников «мягкой силой» и весьма скептически оценивают военный вклад стран Европы в деятельность НАТО. Если ко всему Евросоюз заявит о «двойном подчинении» своих наиболее боеготовых подразделений, Вашингтон просто разорвет от ярости.

Впрочем, и о доверии в самом ЕС говорить рано, а уж тем более о создании, например, упомянутого Саркози единого разведывательного сообщества ЕС. По поводу разведки вспомним недавнюю историю. После терактов в Мадриде руководство ЕС приняло решение усилить деятельность своих разведслужб в части, касающейся борьбы с терроризмом. Во время двухдневного саммита в Брюсселе в 2005 году лидеры стран Евросоюза пришли к выводу, что успешное противостояние террористическим группировкам невозможно без тесного взаимодействия национальных спецслужб и полиции. В то же время Великобритания и Франция выступили резко против заключения соглашения об обмене секретной информацией между разведывательными службами стран ЕС. Аргументом стало опасение утечки разведывательной информации, что может создавать угрозу интересам национальной безопасности этих государств. То есть факт налицо: страны Евросоюза после всех деклараций и постулатов о «единой Европе» на деле попросту не доверяют друг другу.

Исходя из всего этого, можно смело заявлять: может быть, ЕС и необходимы свои единые вооруженные силы, как логичное дополнение к процессу глобализации. Но, по крайней мере, в прогнозируемом будущем, европейцам едва ли удастся усидеть на двух стульях в виде ЕС и НАТО без того, чтобы это выглядело не более чем фарс. Не всем удастся повторить фокус Люксембурга.

Источник: «Главред»

Дмитрий Тымчук

Обсудить