Григорий Маракуца: «Россия хочет получить из Кишинева ясный и четкий ответ, чего хочет сама Молдавия»

России нужен, я полагаю, более широкий плацдарм для геополитического присутствия в этом регионе Европы. Она хочет остановить приближение НАТО к ее границам и предотвратить замыкание цепи враждебных государств от Прибалтики до Черного моря, разорвать «санитарный пояс», которым хотят ее опоясать

Накануне слушаний в Госдуме по непризнанным республикам генеральный секретарь межпарламентской Ассамблеи содружества «За демократию и права народов», представленного Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем, Григорий Маракуца поделился с «НГ» своим взглядом на ситуацию. Особенно в его родном Приднестровском регионе, который, как известно, специальных обращений по поводу возможного признания в последнее время не делал.

– В Госдуме 13 марта состоятся слушания по непризнанным государствам, будут рассмотрены обращения Абхазии и Южной Осетии с просьбой о признании. На нем будет присутствовать и делегация из Тирасполя. Но в последнее время циркулируют слухи, что готовится некий прорыв на приднестровском направлении и регион будет принесен в жертву миротворческим амбициям некоторых кремлевских чиновников. Это так?


– По моим сведениям, в ближайшее время никакого резкого изменения позиции России по Приднестровью не произойдет. Как раньше, так и сейчас интересы России состоят в том, чтобы удержать в сфере своего влияния всю Молдавию, а не только одно Приднестровье. Поэтому я не жду от Москвы ни увеличения помощи республике, ни, наоборот, ужесточения позиции в отношении Тирасполя.

– Может быть, нерешительность Москвы, которая опасается откровенно поддержать независимость Приднестровья, связана с угрозой, что Молдавия, потеряв надежду вернуть отколовшуюся территорию, может уйти в Румынию?

– Эти опасения есть, и они небеспочвенны. Но вряд ли это главное. России нужен, я полагаю, более широкий плацдарм для геополитического присутствия в этом регионе Европы. Она хочет остановить приближение НАТО к ее границам и предотвратить замыкание цепи враждебных государств от Прибалтики до Черного моря, разорвать «санитарный пояс», которым хотят ее опоясать. Взяв на себя обязанности посредника и гаранта урегулирования приднестровского конфликта, Россия никогда не становилась на сторону одного из участников переговоров. Она всегда, и особенно после прихода в МИД Лаврова, занимала жестко нейтральную позицию. Мы иногда обижались на Москву за это, так как считали, что имеем право на более значительную поддержку. Обижалась и Молдавия, которая считает, что Россия должна встать на ее сторону. Но по зрелом размышлении понимаешь, что Москва права: страна-посредник не имеет права принимать сторону одного из участников конфликта.

– Второй страной – гарантом приднестровского урегулирования является Украина. Что вы можете сказать о ее позиции?

– Во времена Кучмы Украина соблюдала нейтралитет. Но после прихода Ющенко вероятно, в соответствии с западными рекомендациями, позиция изменилась: теперь Украина однозначно встала на сторону Кишинева. Отсюда и проблемы с таможенным оформлением грузов, которые вывозятся с территории Приднестровья через Украину. Киев официально отказался от соблюдения положений меморандума, подписанного в 1997 году в Москве президентами России, Украины и Молдавии, лидером Приднестровья и действующим председателем ОБСЕ. В меморандуме четко сказано, что Приднестровье обладает правом самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной сферах. Так было, но с приходом к власти в Украине оранжевых сил она присоединилась к блокаде Приднестровья со стороны Молдавии, которая продолжается.

Был план урегулирования, выдвинутый Ющенко. С определенными положениями этого плана мы были согласны. Но Молдавия, приняв закон о порядке присоединения приднестровских земель, по существу, его аннулировала. Сейчас мы находимся в подвешенном состоянии: ни переговоров, ни конкретных планов урегулирования.

– Чего хочет Россия добиться от Молдавии? Гарантий невступления в НАТО, того, что она не объединится с Румынией? Изменения геополитической ориентации?

– Россия, на мой взгляд, хочет получить из Кишинева ясный и четкий ответ, чего хочет сама Молдавия. Пока это не совсем понятно. В разные периоды Молдавия совершала противоречивые движения. То в сторону Румынии, то от нее. То она вроде нейтральная, то проводит в год 30–40 совместных мероприятий с НАТО. Было время, когда на молдавских аэродромах садились десятки натовских самолетов. Армия Молдавии оснащается при помощи западных структур, обучается натовскими инструкторами. То есть военное сотрудничество с Западом становится все более тесным. В то же время в ОДКБ Молдавия не входит. Если Кишинев настаивает на полном выводе российских войск, то нужны гарантии, что никто другой их место не займет. Если гарантии нейтралитета Молдавии будут даны международным сообществом, это окажет влияние и на позицию Приднестровья. Известно, что молдавский парламент готовит соответствующее обращение ко всем участникам переговорного процесса, в том числе США и Евросоюзу.

Марина Перевозкина
Источник: ng.ru


Обсудить