Аптечный бизнес

Сможет ли государственная аптечная сеть создать конкуренцию таким аптечным монстрам, как Farmacia Familia, Felicia, Orient, и станет ли в дальнейшем государство монополистом на рынке?

До 1990 г. аптечная сеть во всех республиках бывшего СССР была строго регламентирована: количество аптек, их расположение, цены на лекарства. принцип размещения прост и продуман – там, где есть медицинская помощь (больница, поликлиника, амбулатория), должна быть и помощь лекарственная. в крупных населенных пунктах аптеки не должны быть ближе 250 м друг от друга, при наличии производственного отдела расстояние увеличивается вдвое. в то прекрасное время МССР занимала почетное второе место по обеспечению медикаментами на душу населения, а продажа лекарственных препаратов была весьма прибыльна. С тех пор изменилось многое, кроме рентабельности, – она до сих пор высока.

Началом конца обширной государственной аптечной сети, впрочем, как и почти всей «совковой» экономики, стала поголовная приватизация середины 90-х. Более 500 аптек, которые с лихвой покрывали потребности больниц и других медицинских учреждений республики, в одночасье перешли в частные, причем не одни, руки (боны куда-то девать хотелось всем). Так государство потеряло контроль над медикаментозным обеспечением населения.

Дальше – больше и хуже. Позабыв про стандарты и нормы, в городах аптеки стали появляться как грибы после дождя. В популярный, набирающий обороты и не всегда легальный фармацевтический бизнес ринулись все, кому не лень (фармацевтическое образование при этом не учитывалось, главное – чтоб были деньги). В селах, особенно тех, что поменьше, аптеки просто закрылись в виду сразу нескольких причин – массового бегства жителей на заработки за границу (в том числе и фармацевтов), снижения покупательной способности тех, кто остался на родине.

На пороге нового тысячелетия Минздрав Молдовы принял неординарное решение, аналогов которому нет нигде. Филиалы больничных аптек (которые, по сути, являются закрытыми для посторонних, и покупка препаратов проводится только по перечислению) были открыты во многих селах. Обеспечив их необходимым минимумом лекарственных препаратов, а также медикаментами, входящими в различные национальные программы – например, по борьбе с сахарным диабетом, в сельских филиалах было разрешено работать за наличность.

Проблему нехватки кадров тоже решили – средний медицинский медперсонал (медсестры, фельдшеры), после прохождения соответствующих курсов повышения квалификации, могут работать в сельской аптеке или аптечном пункте, а при совмещении двух должностей им даже приплачивали.

Но относительную стабильность нарушила реформа в общественном здравоохранении, внедренная в республике с 1 января 2008 г. (подробно об этом Б&Ф писал в №10 – 2007 г.). После разделения первичной медицинской помощи и стационара возник резонный вопрос: кому теперь подчиняются сельские аптеки? Де-юре они относятся к ЦРБ, а де-факто – к тому лечебному учреждению, где работают.

30 из 35 районных больничных аптек взяли самоотвод и отказались финансировать действующие сельские аптеки, да еще плюс ко всему открывать новые аптечные пункты в тех селах, где их до сих пор не было. (Согласно новой реформе, первичная медицинская помощь, т.е. фельдшерский пункт или амбулатория, должны быть в каждом населенном пункте, при них, соответственно, должны быть и аптеки).

Предложение о создании обширной аптечной сети направлено и крупным частным фармацевтическим предприятиям, но они, поблагодарив за оказанное им высокое доверие, тоже не рискнули взвалить на себя столь тяжелую и не очень прибыльную ношу (ну о каких доходах можно говорить в населенных пунктах с несколькими сотнями жителей?).

И тогда решили эту миссию добровольно-принудительно поручить АО «Санфарм-Прим» (оно же Basa-Farm), в котором 99,11% акций принадлежит государству. Но выбор ответственного – это только начало пути. Теперь предстоит долгая работа – в двух сотнях населенных пунктов республики открыть аптеки, еще около 1 тыс. аптечных пунктов привести в соответствие с нормами, ведь рано или поздно необходимо будет получить лицензии, поскольку они уже не филиалы районных аптек, а отдельные предприятия.

Помимо ремонта в здании и оснащения стеллажами и холодильниками многие необходимо будет подключить к единой компьютеризированной системе. В течение двух лет (именно тогда необходимо будет проходить процедуру лицензирования) на создание единой государственной аптечной сети по всей республике потребуется 270 млн. леев ($24 млн.), ну а если скромненько – то минимум 170 млн. леев ($15,1 млн.).

Отдельно следует сказать о разработчиках этого проекта – на удивление продуманный план. Фармпункты необходимо открывать лишь там, где их вообще нет – если в том или ином селе уже налажено медикаментозное обеспечение (пусть даже частной компанией), никто не будет ее закрывать и взамен возводить новую, государственную. Творчески решен и вопрос поголовной (точнее, поаптечной) компьютеризации – аптечные пункты с маленьким товарооборотом и небольшим ассортиментом будут оснащаться не персональными компьютерами, а специальными кассовыми аппаратами с технологией GPRS. Считывающее устройство вносит в память кассового аппарата наименование проданного лекарства, а затем соединяется с базовым сервером и передает информацию. Эта техника обойдется в два раза дешевле, чем покупка компьютера. Учтена в документе даже проблема приобретения помещений или арендной платы - «Санфарм-Прим» отвечает за медикаментозное обеспечение, а местные власти уж будьте любезны – никакой аренды с аптек не взимать, все-таки лекарства для ваших же односельчан продают. Кстати, о лекарствах – в государственных аптеках предпочтение будет отдано местным производителям, а их в республике более 20-ти, самый известный – завод «Фармако».

А теперь о главном: сможет ли государственная аптечная сеть создать конкуренцию таким аптечным монстрам, как Farmacia Familia, Felicia, Orient, и станет ли в дальнейшем государство монополистом на рынке?

Владимир ВЕРДЕШ, директор агентства по лекарствам: Речь не идет о создании монополиста, а о повсеместном обеспечении людей медикаментами. Еще на этапе разработки проекта мы старались избежать перегибания палки, поэтому и оговорили заранее - аптеки будут появляться лишь в тех селах, где их раньше не было. Я считаю, что в этой ситуации государство взяло на себя тяжелую ношу – обеспечить лекарственный минимум всего населения, позабыв про прибыль и рентабельность. Главная идея этой реформы в том, чтобы люди не ехали за цитрамоном, валокордином или анальгином в районный центр, чтобы первую медикаментозную помощь можно было оказать на месте, ведь без лекарств даже самый грамотный доктор иногда бессилен. К сожалению, в последнее время многие в погоне за деньгами стали забывать главную заповедь медицины – во главе всего должны быть интересы больного!

Алла ЧОБАНУ, председатель Ассоциации фармацевтов Молдовы: Здоровая конкуренция всегда положительно сказывается на потребителях; хороший пример – появление нового мобильного оператора: те, кто уже работает на рынке, сразу же скидывают цены, делают заманчивые предложения, а в итоге выигрывают обычные граждане. То же самое происходит на фармацевтическом рынке – государство становится еще одним оператором, с вытекающими из рыночных механизмов последствиями. Монополистом на фармацевтическом рынке государство не может стать по нескольким причинам. Во-первых, у нас действует антимонопольное законодательство. Во-вторых, фармацевтический рынок Молдовы оценивается более чем в $100 млн. Монополистом теоретически может стать очень крупный и богатый оператор, способный договориться со всеми игроками фармацевтического рынка – практически это невозможно. Многие уверены, что фармацевтический бизнес наиболее доходен, но фармацевтика – это не бизнес, а структура системы здравоохранения, в которой все работают по принципу нулевого дохода. И жизнь это доказала – если бы открытие аптек было столь выгодным делом, мы бы не докатились до того, что у сельских жителей долгое время были ограничен доступ к лекарствам.

Правда, помятуя о том, что в Молдове, как в сказке, возможно даже то, что невозможно, делать однозначные выводы не стоит. Тем более что частные компании, особенно те, что обустроились рядом с больницами, конкуренции не боятся.

Ну и что, что в государственной аптеке дешевле гентамицин или анальгин, – им на смену уже давно пришли более эффективные и более дорогие лекарства, а за ними пожалуйте к частникам! А доктору, за то что он прописал «нужное» лекарство и направил в «нужную» аптеку, в конце месяца причитается от владельца «нужной» аптеки денежное вознаграждение: чем больше прислал больных – тем эта сумма больше. Так чьи же интересы в медицине превыше всего?

Источник: profit.md




Обсудить