Коммунисты смогли радикально изменить вектор социального развития страны - Владимир Воронин

За время нахождения у власти ПКРМ смогла радикально изменить вектор социального развития Молдовы. Это положение вещей - результат принципиально нового подхода к социальной политике, заявил председатель партии коммунистов РМ Владимир Воронин, выступая в субботу в Кишиневе с политическим отчетом Центрального комитета партии на пленарном заседании VI съезда ПКРМ, сообщает агентство «НОВОСТИ-МОЛДОВА».

По мнению председателя ПКРМ, сам факт прихода партии коммунистов к власти в 2001 году свидетельствовал о том, что общество переживало тяжелейший социальный конфликт.

«Пенсии, зарплаты, стипендии просто не выплачивались. Среднемесячная зарплата составляла 408 леев, на тот момент – это что-то около 30 долларов. Конфликт казался неразрешимым. Неразрешимым в первую очередь потому, что совершенно не ясно было, как и каким образом можно изменить ситуацию», - сказал Воронин.

Лидер молдавских коммунистов отметил, что за все прошедшие семь лет оппозиция так и не внесла ни одного перспективного предложения, ни одной законодательной инициативы, ни одной концепции, ни одной программы, которая была бы посвящена радикальной модернизации социальной сферы.

«Полтора десятка партий, ежедневно противостоящих нам, так и не родили ни одной мысли по поводу того, как можно было бы наиболее эффективно реформировать здравоохранение, науку, образование, - сказал Воронин. - Но ситуация усугубляется еще и тем, что все прошедшие годы оппозиция, за редчайшими исключениями, голосовала и выступала против социальной политики коммунистов, против реформы здравоохранения, против реформы науки и образования. Мы понимаем, что не в интересах оппозиции делиться с нами своими возможными проектами. Ну а как быть с их избирателями? Они ведь должны как-то ориентироваться на рынке политических предложений. Но и им такого шанса не было представлено ни разу. Спросите тех, кто голосует за партии Урекяна, Брагиша, Дьякова - какова социальная доктрина этих партий, будут ли эти господа, в случае прихода к власти, поднимать зарплаты и пенсии, где они возьмут для этого необходимые ресурсы? Вряд ли они вам смогут ответить».

По словам председателя ПКРМ, «с позиции того самого, критического 2001 года достижения нашей партии за все последующие семь лет кажутся просто замечательными. С позиций же сегодняшнего дня и в сравнении с соседними странами эти впечатляющие результаты выглядят куда скромнее».

«Что же нам удалось сделать? За семь лет мы увеличили бюджет страны почти в четыре раза. Я повторяю: в четыре раза! А социальные затраты бюджета более, чем в четыре раза. Причем затраты на образование возросли более чем в три раза, в здравоохранение более, чем в четыре раза, в науку более, чем в пять раз. В 2007 году социальные расходы бюджета составили почти тринадцать миллиардов леев, а в последнем бюджете наших предшественников эти расходы не достигали и трех с половиной миллиардов. В годы их правления доля социальных расходов никогда не доходила до 50%. За последние же семь лет этот показатель никогда не опускался ниже 65%. Представить себе сегодня ситуацию, в которой задерживается пенсия либо зарплата просто невозможно. Среднемесячная зарплата в Молдове выросла за эти годы также более чем в пять раз. Я говорю именно о среднемесячной зарплате. При этом средняя зарплата в бюджетной сфере составляет уже 1832 лея, а в реальной экономике – уже более 3000 леев. Конечно же, сказать, что мы в восторге от всех этих показателей, значит покривить душой. Учитывая даже то обстоятельство, что к концу этого года мы выйдем на обещанную в нашей последней предвыборной платформе среднемесячную зарплату в 300 долларов, мы понимаем, что очень рано ждать аплодисментов», - подчеркнул он.

Воронин также обратил внимание на очень принципиальный показатель социальной политики как снижение в Молдове неравенства по располагаемым доходам населения.

«Разрыв между доходами самых бедных и самых богатых неуклонно сокращается. Если в 2001 году разница в доходах между 20% самым бедных и 20% самых богатых составляла 10, 4 раза, то к 2007 году эта разница сократилась до 7 раз. Располагаемые доходы населения в 2001 году составляли 241 лей на душу, а к 2007 году – уже 840 леев. Если в 2001 году эти самые доходы покрывали 51,4% прожиточного минимума, то уже к 2007 году они покрывали почти 90% прожиточного минимума. И это при том, что сам прожиточный минимум вырос вдвое. Это достаточно ясные показатели той прогрессивной динамики, которая набирает темп».

«Уродливые социальные диспропорции уходят в прошлое, - отметил лидер молдавских коммунистов. - Но возникает вопрос: насколько эти результаты воспринимаются обществом в качестве ожидаемых достижений? Полагаю, что в обществе энтузиазма по поводу всех этих «разов» и «процентов» поменьше. Жизнь все еще невероятно сложна, затраты на оплату коммунальных платежей для некоторых слоев населения иногда составляет иногда до 80% всех доходов семьи. Троекратное повышение цен на российский газ оказалось фактором, серьезно обесценивающим многие из наших усилий последних лет. Но, согласитесь, что не будь этих усилий ситуация выглядела бы куда хуже. Напомню, что в 2005 году оппозиция нас обвиняла в том, что выдвижение таких целей как увеличение зарплаты до 300 долларов является утопией и популизмом. Для них, наверняка, такая задача действительно оказалась бы утопией. Но сегодня это уже никакая не утопия и не популизм, это практический результат. Мог бы этот результат быть иным? Если отбросить различного рода всем известные внеэкономические, скажем так, факторы внешнего давления, беспрецедентную засуху прошлого года, которые нанесли серьезные удары по нашей экономике, результат, конечно, мог бы быть намного лучше. Но ведь главное в другом. Главное в том, что тот самый системный социальный кризис нам удалось остановить. Нам удалось сформировать принципиально новый вектор развития, основанный на фундаментальных реформах социальной защиты, здравоохранения, образования и науки».

«Да, конечно, мы еще не богатая страна, - подчеркнул Воронин. - Но страна, активно преодолевающая это свое положение, причем в галопирующем, скачкообразном темпе. К примеру – наши предшественники заложили в бюджет 2001 года объем государственных капитальных инвестиций аж 200 миллионов леев. В наших последующих бюджетах, для сравнения, эти объемы уже достигали почти 600 миллионов в 2005 году и 1 миллиард 750 миллионов в 2007 году. Можно смело говорить, что бедность не только остановлена, ее удельный вес постоянно снижается. Социальная инфраструктура – больницы, первичная семейная медицинская помощь, школы, детские сады, спортивные учреждения, центры молодежи – открываются по всей стране. И это те вполне осязаемые результаты, которые видны всему обществу. Тут можно не прибегать к статистике. Если число станций скорой помощи возросло за последние годы на треть, и они укомплектованы новыми автомобилями с соответствующим современным оборудованием – это видно всем. В 2006 году бригады скорой помощи исполнили более одного миллиона вызовов. Много это или мало? Для сравнения: в 2001 этот показатель был в два раза меньше. И, наверное, вовсе не от того, что наши граждане чувствовали себя лучше. Всем понятно, что остальные, как минимум, 500 000 людей, ждавших помощи в 2001 году просто так ее и не дождались. Результат и не мог быть иным в 2001 году. Весь консолидированный бюджет здравоохранения тогда составлял менее 600 миллионов леев. А сейчас он достиг двух с половиной миллиардов. Только на приобретение медикаментов сейчас в больницах тратится в два раза больше средств, чем в 2001 году. Этот же рост характеризует и оплату труда в больницах и медицинских учреждениях».

Глава ПКРМ подчеркнул, что «это положение вещей – результат принципиально нового подхода к социальной политике. Именно мы стали рассматривать социальную сферу, в первую очередь как сферу приложения инвестиций. Это главное отличие нашей социальной политики от тех моделей, где задача поддержания определенных социальных стандартов рассматривается лишь как область как бы вынужденных и очень докучающих затрат. Наш подход принципиально меняет не только сами акценты государственного управления, он меняет всю последовательность управленческих задач, он расставляет их в совершенно ином порядке, непривычном для так называемых либеральных политиков. Мы не тратим на здравоохранение, мы – инвестируем в здоровье, мы не тратим на культуру – мы инвестируем в культуру. Мы взращиваем наш главный капитал, наш единственный ресурс развития – капитал человеческий».

Обсудить

Другие материалы рубрики