О статусе государственного служащего

Разработчики закона считают, что их детище позволит обеспечить более стабильную, профессиональную, эффективную и прозрачную работу государственной службы, повысит качество услуг, оказываемых госслужащими населению.

Парламент в первом чтении принял закон о государственной должности и статусе государственного служащего. Притом, что этого проекта ждали долго и с нетерпением, прозвучало несколько предложений о возврате его на доработку и даже об отклонении. Оппозиция считает, что, при всей важности проблемы, документ пришел в парламент слишком «сырым». Представитель профильной комиссии, давая отзыв о законе, не скрывал: из разных комиссий поступило более сотни уточнений и предложений.

Законопроект представлял заместитель руководителя аппарата правительства, начальник управления анализа координированности политик Олег Ротару. Предмет регулирования закона – статус госслужащего и юридические отношения между ним и органом публичного управления, где он работает. Разработчики отмечают, что при создании проекта учитывались положения Концепции кадровой политики в госслужбе, рекомендации по статусу госслужащих в Европе, опыт некоторых стран ЕС, а также предложения и замечания, которые высказывались в процессе обсуждения положений проекта за «круглыми столами».

Как отметил Олару, проект содержит ряд новаторских регламентаций. Первое: оговаривается разница между тем, как строятся прописанные в Трудовом кодексе отношения обычного работодателя с его сотрудниками и органа публичной власти с государственными служащими. Второе: проводится более ясное разграничение политических и административных должностей. Предполагается, что это новшество обеспечит последовательность и несменяемость административных служащих в случае проведения перемен в правительстве. Третье: проект учреждает новые категории должностей и прописывает вопросы карьерного роста.

Кроме того, оговаривается право на забастовку при условии соблюдения непрерывности деятельности органа публичного управления; обязательное получение годовой оценки по результатам деятельности, определенные гарантии и так далее. Прописано в проекте и условие наличия исключительного гражданства РМ для выдвижения кандидатуры на замещение вакантной государственной должности.

Разработчики закона считают, что их детище позволит обеспечить более стабильную, профессиональную, эффективную и прозрачную работу государственной службы, повысит качество услуг, оказываемых госслужащими населению. К тому же необходимость принятия документа продиктована стремлением привести национальное законодательство в соответствие с европейскими стандартами в области публичного управления.

Чем же недовольны оппоненты? Георгий Сусаренко (АМН) считает, что Единый классификатор государственных должностей должен утверждаться парламентом, а не правительством, как указано в проекте. Кроме того, он сомневается в том, что в достаточной степени соблюден принцип разделения ветвей власти в части, касающейся менеджмента государственной должности и государственных служащих. По проекту этот вопрос относится к компетенции аппарата правительства. «А как быть со служащими, относящимися к судебной власти, аппарату президента и так далее?» - поинтересовался депутат.

Независимую Валентину Кушнир возмутило то, что в определенных случаях руководящие и исполнительные госслужащие имеют право на 100-процентную надбавку за время, отработанное в неурочные часы. По мнению Кушнир, это избыточные привилегии.

Владимир Филат (ЛДПМ) попросил четче прописать вопросы, связанные с ограничением для госслужащих заниматься деятельностью, отличной от их должностных обязанностей. Ротару пообещал, что это будет сделано.

Дмитрий Тодорогло (ПКРМ) предложил внимательнее отнестись к статье, регламентирующий условия приема на работу. В частности, его обеспокоило безоговорочное требование знать молдавский язык. «У нас есть регионы со специальным статусом, - отметил он. - Поэтому необходимо уточнить, как эта статья будет применяться в Гагаузии или Приднестровье». Разработчики выразили готовность подискутировать на эту тему. Собственно говоря, дискуссия тут же и началась. Виталия Павличенко, возмутившаяся наличием в законе синтагмы «молдавский язык», попросила, чтобы было внесено уточнение «на латинской графике».

А вот Валентина Стратан (ДПМ) считает, что необходимо прописать конкретнее, какие именно доктора и учреждения будут определять профпригодность желающих пойти в госслужащие. Закон гласит просто: свою кандидатуру может выставлять лицо, которое «способно по состоянию здоровья, согласно медицинскому заключению, исполнять государственную должность, если для данной должности установлены специальные требования относительно здоровья». «О чем речь – о ментальном здоровье или физическом, кто будет это определять и как?» - интересовалась Стратан.

Людмила Боргула (ПКРМ) также обнаружила парочку сомнительных пунктов. Статья 58, посвященная дисциплинарным взысканиям, в части «е» предусматривает возможность приостановления права на повышение зарплаты на срок до двух лет. «Как это? Положения Трудового кодекса распространяются на всех», - подчеркнула депутат. Оказалось, что разработчики имели в виду дополнительные надбавки, премии. Ко второму чтению они пообещали сформулировать статью точнее. В статье 63 «Увольнение с государственной должности» обнаружилась еще большая странность. Из представленной редакции следует, что госслужащего можно уволить «в результате удовлетворения иска о восстановлении в государственной должности государственного служащего, незаконно уволенного или освобожденного от должности, с даты вынесения постановления суда о восстановлении». «Что это?» - поинтересовалась депутат. Ротару пояснил, что имелся в виду вовсе не восстановленный судом человек, а тот, кто занял его место. Вероятно, ко второму чтению подправят и эту огреху. В противном случае, позже, в соответствии с законом, увольнять придется тех, кто восстановлен в должности по суду.

Вопросов было много. Георгий Сусаренко отметил, что представленный молдавский закон – неудачная копия подобного румынского закона, и поинтересовался, во что обойдется его внедрение. А Владимир Филат считает, что закон поставит служащих в еще более зависимое положение.

В итоге, на голосование поставили три вопроса – о передаче документа на доработку, об его отзыве и об утверждении. Голосами мажоритариев утвердили.

Источник: analytique.md


Обсудить