Цель – признание

17 лет Приднестровская Молдавская Республика борется за свое признание, отстояв независимость с оружием в руках, понеся большие человеческие жертвы, находясь в постоянном кольце блокад, выживая благодаря огромному трудолюбию приднестровского народа и его вере в то, что рано или поздно ПМР станет независимым, суверенным государством. Все эти годы приднестровцы были твердо убеждены в том, что наступит время, когда Великая Россия, преодолев внутренние разногласия, перестав оглядываться на Запад и отринув всякие сомнения в законности такого шага, первой признает независимость нашей республики. А то, что такой шаг законен, сомнений не было, и нет. Согласно Закону СССР от 3 апреля 1990 года, "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР", за народом Приднестровья сохранялось право на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе. Но годы шли, Россия все медлила, опасаясь раскола собственного государства, бурной реакции Молдовы и негативной оценки Европы и США. А тем временем Россию сжимало кольцо недружественных государств, выводя из-под ее влияния бывшие советские республики – Грузию, Украину, Молдову, Азербайджан… И лишь непризнанные республики бывшего СССР до конца оставались верны России, не позволяя разного рода западным миссионерам сеять в умах людей семена раздора и ненависти ко всему русскому, к самой России, к нашим общим идеалам и ценностям.

Конечно, Россия все понимала, но по-прежнему ей не хватало решимости сделать единственно верный шаг – будучи правопреемницей Советского Союза, исполнить Закон, позволявший всем субъектам СССР определять свое государственное устройство.

Сегодняшнее стремление России следовать международным нормам - похвально. Согласно Ялтинским, Хельсинским и прочим договоренностям, территориальная целостность государств до последнего времени ставилась превыше права наций на самоопределение, оговоренного Уставом ООН. Но, во-первых, эти договоренности с момента их подписания были не единожды нарушены. Распались Советский Союз, Югославия, Чехословакия, возникли новые государства в других частях света. Только с 1991 года на политической карте мира появилось 32 государства. Сама Россия нарушила Хельсинские договоренности, подписав в Беловежской пуще документ, ликвидировавший Союз Советских Социалистических Республик.

Во-вторых, при развале СССР не была учтена воля «малых» народов, имевших, как мы уже говорили, такое же право на самоопределение, как и все союзные республики.

Ну, а, в третьих, Хельсинские и прочие соглашения не имели никакой реальной силы в момент распада Советского государства, так как внутренние законы предусматривали возможность выхода союзных республик из состава СССР, а

с 1990 года - и всех автономных образований в составе СССР. О самих Хельсинских соглашениях вспомнили гораздо позже, когда потребовалось обосновать территориальную целостность Молдовы, Грузии и Азербайджана. Так что, сегодняшние ссылки на международные документы, оговаривающие приоритет территориальной целостности государств над правом наций на самоопределение, были совершенно неприменимы к ситуации 90-х годов прошлого века, когда совершенно незаконно одни республики бывшего СССР не получили независимый статус, а другие были признаны суверенными государствами. Тем более, эти документы перестали иметь какую-либо реальную силу после признания Косово 40 государствами мира.

В чем же причина многолетнего игнорирования воли народа Приднестровья, высказывавшегося не единожды на референдумах за независимость республики? Почему Россия, осознающая, что Приднестровье имеет гораздо больше прав на суверенитет, нежели Косово, пока воздерживается от мысли о признании независимости нашей республики? Думается, дело здесь вовсе не в опасении негативного отношения Запада к этому событию, и не в стремлении соблюсти Хельсинские соглашения, а, как было сказано в Государственной Думе РФ, в связи с тем, что «в случае с Приднестровьем мы увидели желание молдавских властей решить проблему мирным путем. Мы видим желание руководства, президента Молдовы путем политических переговоров решить приднестровскую проблему. Возможности переговорного процесса между Кишиневом и Тирасполем не исчерпаны». То есть, Россия, похоже, вновь посчитала, что Молдова и Приднестровье могут договориться между собой о взаимоприемлемом разрешении конфликта. Правда, при этом сложно понять, как может быть разрешен конфликт на устраивающих обе стороны условиях, когда руководство нашей республики четко и однозначно заявило, что будет говорить с Молдовой исходя из результатов референдума 2006 года, то есть разговор может идти только о цивилизованном разводе двух суверенных государств. Молдова же по-прежнему настаивает на разрешении конфликта на основе Закона «Об особом правовом статусе Приднестровского региона РМ», принятого в 2005 году без учета мнения Приднестровья и дающего Приднестровью весьма ограниченные права, наподобие тех, что были даны Гагаузии.

Почему же в России вновь кто-то решил, что можно опять попытаться склеить осколки некогда общей Молдавской СССР? Ведь сегодня ни у кого не возникает даже мысли о восстановлении, например, Советского Союза, о присоединении к России Прибалтийских республик, Грузии, Украины или той же Молдовы. А в случае с Приднестровьем почему-то все время витает в воздухе мнение, что возможности объединения с Молдовой все еще существуют. В этом- главная ошибка современных политиков не только России, но и других государств, имеющих отношение к урегулированию молдо-приднестровских отношений. И сегодня первостепенная задача приднестровского народа – еще раз (в который уж!) подсказать политикам верную дорогу к гарантированному спокойствию в нашем регионе. Приднестровцы как раз тот народ, который всегда умел за себя постоять – по чести, по совести и по уму.

Обсудить