Джурджулешты: от «Золотых Ворот» к цивилизованному бизнесу

О Международном Свободном Порте Джурджулешты (МСПД) за последнее десятилетие было написано так много, что сама тема уже окружена какой-то мифической аурой. А бесконечные пертурбации, взлёты энтузиазма и крушения очередных надежд внесли в джурджулештскую историю много сумбура и сумятицы.

То эти «Золотые ворота» Молдовы, как сказал когда-то бывший премьер, превращались в могильную плиту на надеждах о договороспособности Молдовы, то наша морская держава оборачивалась бессмысленной угрозой для экологии Нижнего Дуная. Так что же такое Джурджулештский порт для Молдовы?

Пресс-служба собственника МСПД — «Danube Logistics» — работает вполне по-западному. Запрос о возможности подготовки интервью и посещения порта был решён положительно и быстро. После небольших согласований мы с коллегой отправились в сторону самой южной точки Молдовы.

По пути вспоминаем всё, что знаем о джурджулештском проекте. В первую очередь, в голову приходят две вещи: длинная цепочка неудачных проектов и завышенные ожидания чиновников. С лёгкой руки Тарлева, назвавшего Джурджулешты «Золотыми воротами» Молдовы, многие писали о порте чуть ли не как о панацее от всех молдавских бед, способной радикально и моментально изменить нынешний экономический и социальный ландшафт страны. Правда, это было сказано ещё при прошлых собственниках, которые ушли с такой же стремительностью, с какой начали инвестировать в молдавскую экономику. Знакомство с сайтом нынешнего инвестора и оператора порта и предварительное интервью существенно охладили шапкозакидательский энтузиазм. Из договора с мажоритарным голландским инвестором EASEUR Holding BV был изъят пункт о создании нефтеперерабатывающего завода (который, собственно, и образовывал львиную долю инвестиционных планов и «экспортных ожиданий» от энергетической сферы). Зато экологи вздохнули свободнее.

Был убран из договора и пункт постройке гражданского порта. Теперь, согласно контракту, если молдаване хотят речным путем путешествовать по Дунаю или Чёрному морю непосредственно из Молдовы, правительство должно строить пассажирский порт за государственные деньги.
И всё же, во-первых, нефтеналивной терминал всё же построен. А перевозки морским путем обычно в три раза дешевле, чем автомобильным или железнодорожным. Во-вторых, государство в последние годы показало куда большую заинтересованность, чем раньше. А главное — готовность оптимально реализовать государственные интересы. Другими словами — сделать так, чтобы «выжать» из наших метров на Дунае всё по максимуму.
Подъезжая к порту, видим зримое доказательство такой решимости — завершение работ по сооружению железнодорожной ветки Кагул-Джурджулешты. Новенькая железная дорога строится на довольно низком берегу Прута, поэтому она на несколько метров приподнята искусственной насыпью, для сооружения которой снуют десятки грузовиков.
Осталось выяснить, что думают по поводу участия государства в этом проекте сами инвесторы. И чего они ждут от порта.
Первое впечатление непосредственно перед портом — чистота и аккуратность. Сначала нам показали зону порта из окна офиса. Надо сказать, место это особенное. Возможно, из Кишинёва Джурджулешты видятся эдакой глубинкой, глухим медвежьим углом. На самом деле, со второго этажа видно три государства: Молдова, Украина и Румыния. Тут же, в километре — железнодорожный мост, соединяющий Молдову, Украину и Галац. В километре в другую сторону — украинский Рени. Чёрное море — в 120 километрах. Поэтому тут — очень активное движение людей и товаров. Жители Джурджулешт пытаются максимально использовать своё приграничное положение и традиционно промышляют мелкой торговлей в Галаце.

Таким образом, зона, центром которой является Джурджулешты — и без молдавского порта была зоной активного и интенсивного трансграничного сотрудничества. Так что порт занял очень выгодное место.
Директор «Danube Logistics», англичанин Эдгар Мартин встретил нас, приветствуя русским «Здравствуйте!», и только после этого воспользовался услугами переводчика. Общение с ним, как показалось, расставило многие точки в наших законных сомнениях.

Портовый комплекс

Итак, молдавская часть Дуная — 500 метров. Но территория порта составит около километра — с учётом берега Прута, который тут впадает в Дунай. Всего площадь порта составляет 120 гектаров.

Сегодня территория порта состоит из нескольких секторов. Полностью построен нефтяной терминал с причалом, резервуарами и офисной частью. В процессе реализации — строительство сухогрузного порта, состоящего из двух морских и одного речного причалов. Несмотря на то, что пока ещё не готова полностью даже его проектная документация, инвестор рассчитывает запустить его в 2009 году.

После окончания строительства порт будет состоять из 800 метров причальной стены, одного нефтяного и четырёх грузовых причалов. Нефтяной и один грузовой причалы находятся на Дунае и могут принимать морские суда с практически любой осадкой — «десятитысячники» длиной в 120 метров. Остальные грузовые причалы будут находиться на реке Прут и позволят принимать речные баржи с осадкой, достигающей 3,5 метра.
Ещё одна часть — свободная экономическая промышленная зона, в которой резидентам предлагается площадь в аренду. Первый из них — молдо-американская компания. Она уже построила тут силосы для хранения зерна.

Резиденты МСПД имеют право заниматься любыми видами деятельности, разрешёнными на территории Республики Молдова. «Международные и молдавские компании, ведущие деятельность в различных сферах — производство биотоплива, фабрики, текстильные компании, производители кондитерской продукции, энергетические компании, логистические компании уже проявили значительную заинтересованность в размещении своего бизнеса в этом уникальном месте», — рассказывает генеральный директор «Danube Logistics».

Региональная конкуренция

Первый удар по завышенным ожиданиям: инвесторы оценивают порт как сравнительно небольшой в сравнении с другими портами на Дунае. Это — региональный транспортный узёл. Который, правда, имеет доступ к железнодорожному сообщению европейского и российского стандартов и к европейской сети автодорог. «Сложно сопоставить такие крупные Дунайские порты как Рени и Галац с Международным Свободным Портом Джурджулешть. Что касается их заинтересованности в молдавском рынке... Нефтепродукты, импортируемые через эти порты для Республики Молдова, составляют лишь малую часть от общего объёма, ввозимого на территорию республики железнодорожным и наземным транспортом. Правда, мы уверены, что в ближайшие годы в результате быстрого экономического развития транспортировка грузов по Дунаю значительно увеличится. Но мы должны говорить не столько о противостоянии, сколько о сотрудничестве. Эффективное сотрудничество между портами и транспортными компаниями будет способствовать росту, и в дальнейшем позволит нам совместно конкурировать с другими видами транспортировки, которые чаще всего являются более дорогостоящими и менее экологически безопасными», — говорит Эдгар Мартин.

Итак, в целом пока порт рассчитан на удовлетворение внутреннего рынка. Конечно, оператор порта не будет против, если скажем украинский нефтеперевозчик захочет тут разгрузиться. Но первоочередная задача — внутренний рынок, что более-менее соответствует мощностям порта.

Что будет с ценами?

Одним из главных тезисов правительства была полная и однозначная уверенность, что цены на все категории товаров, которые могут быть завезены через Джурджулешты, кардинально снизятся. Казалось бы, для таких прогнозов есть все основания. Как уже писалось выше, везти водой товары в три раза дешевле, чем сухопутным путём. Получается, что себестоимость завезённого в Молдову через порт, скажем, бензина, существенно ниже.

Порт будет располагать возможностями контейнерной разгрузки и складирования. Это значит, что, скажем, стиральные машинки, произведённые в Германии, или японские мопеды будут напрямую — минуя границы и таможни — поступать в Джурджулештский порт, где они опять-таки попадут под чрезвычайно льготный режим.

То же касается и стоимости сухих сыпучих грузов, таких как галька, щебень — основные группы товаров, доставляемые водным путем.
Но это всё в теории, а в условиях реальной конкуренции, устоявшейся честной и рыночной экономики, элементарная проверка показывает, что всё не так просто. Например, единственная компания, которая уже завезла в Молдову бензин через Джурджулешты — «Bemol» — на своих заправках установила цены, лишь на несколько банов ниже, чем у основных конкурентов «Petrom» и «Lukoil». Хотя, по-видимому, могла бы «спустить» цены намного больше. «Конечно, морем привести топливо значительно дешевле, чем фурами и составами. Это и объёмы другие, и таможенных пошлин меньше. Поскольку зона свободная, то платится только таможенная пошлина, и больше ничего», — подтверждает Эдгар Мартин. Но когда и насколько опустятся цены, он ответить не берётся.

Экспортные возможности порта

Если наши представления о размерах порта и его возможностях залить нефтепродуктами всё нижнее Подунавье, а так же обвалить цены по десяткам категорий товаров оказались слабо связаны с реальностью, то даже при наличии большого скепсиса мы не смогли не разделить энтузиазма по поводу открывающихся перед Молдовой перспектив в сфере экспортно-ориентированных производств.

Либерализированная молдавская экономика требует своего инфраструктурного решения. В этом плане значение Джурджулешт переоценить трудно. Тут одновременно и свободная экономическая промышленная зона, и доступ к международным водам, а значит, и к международным рынкам. Напомним, что свободная зона порта пользуется отличной фискальной системой — 0 процентов подоходного налога с юридических лиц, отсутствие НДС и пошлины на импорт и экспорт. «Налоговые льготы, которые государство Республики Молдова предоставляет инвесторам, более привлекательны по сравнению с другими странами. Торговый режим Молдовы в отношении стран Европейского союза является ещё одним интересным аспектом инвестиций в Республику Молдова», — подтверждает Эдгар Мартин.

На основе строящегося порта (и на основе маркулештского аэропорта), предполагается открыть международные центры логистики. Подобные структуры есть в России, во многих странах Евросоюза, в том числе и в соседней Румынии. По своей сути это свободные экономические зоны, расширенные некоторыми видами услуг — транзитом и логистикой. Очень часто такие центры используются международными корпорациями как перевалочные базы. Также здесь можно осуществить сборку или упаковку того или иного товара, чтобы затем направить его на конечное потребление в другие страны. Это значит, что, скажем, производители из Гонгконга могут привозить сюда запчасти, собирать двд-плейеры и, пользуясь молдавскими торговыми преференциями, экспортировать их в страны ЕС.
Благодаря созданию такого центра на юге Румынии, у соседей резко возрос товарооборот с Китаем. Китайские производители уже используют этот центр для экспорта своих товаров в Европу. Наше министерство экономики считает, что потенциал подобных центров в Молдове гораздо выше.
Прежде всего, мы располагаем благоприятным экспортным режимом в торговле со странами СНГ и Евросоюза и нулевой ставкой налога на реинвестируемую прибыль. Крупным компаниям станет выгоднее расфасовывать товар здесь и уже отсюда везти на все четыре стороны.
Мы находимся на двух важных направлениях грузопотока — из Южной Европы и Северной Африки в Северную Европу, и из Азии в Европу. Поэтому заинтересоваться этими центрами могут как греки и скандинавы, так китайцы и японцы, немцы или французы. Можно рассчитывать и на представителей крупного бизнеса с постсоветского пространства.
МСПД и «молдавский менталитет»

Без сомнения, порт оказывает значительное положительное социально-экономическое влияние на один из наименее обеспеченных регионов Республики Молдовы. В самом порту сейчас работает около 50 человек, большей частью молдаване. Часть этих рабочих мест, не требующих высокой квалификации, будет занята жителями близлежащих сёл. Часть — высокооплачиваемые специалисты из Кишинёва. «Помимо развития Джурджулешт это развитие всего региона Молдовы. Пока это не так ощущается, но в будущем это будет заметно», — уверен Мартин.

Напоследок захотелось оставить главные ощущения от поездки.

Во-первых, об инвесторах. Возникло ощущение высокой степени доверия. Генеральный директор, в общении очень демократичный человек, не стал изображать из порта очередных нью-васюков. Эдгар Мартин— специалист по Дунаю, работал в Рени, Галаце, в других портах многие годы и лучше других понимает возможности и перспективы порта. Голландцы действительно в разы сократили масштабы прошлого — азербайджанского проекта. Но при этом уверены в каждом из пунктов, которые уже реализованы и которые ещё только предстоит реализовать. Эта уверенность в сочетании с нежеланием перегибать палку перед журналистами говорит о настоящем профессионализме и, соответственно, уверенности в том, что на этот раз дело будет доведено до конца и с ожидаемым эффектом. По крайней мере, в той части, которая зависит от «Danube Logistic».

Во-вторых, тут, в Джурджулештах воочию видно, как изменились люди, попавшие в игру с хорошими правилами. Наши соотечественники, работающие в порту, в контракте обязались исключить курение и распивание спиртных напитков на территории порта. Они знают, что в противном случае будут моментально уволены. С другой стороны, рассказывает начальник службы охраны, уроженец Кагула, иностранный инвестор создал идеальные условия для работы. К сотрудникам относятся с неизменным уважением, заработную плату выплачивают всегда вовремя и до последнего бана. Условия труда и социальное обеспечение на высшем уровне. Наши, естественно, счастливы и готовы на всё, лишь бы сохранить такую работу. Они до непривычности непохожи на то, что мы видим повсеместно — исключительно вежливы, корректны, спокойны и трудолюбивы.

На самой южной точке Молдовы — в буквальном смысле этого слова — на пятачке, выдающемся над Дунаем, стоит огромное мертвое дерево. На нем десятилетиями выцарапывались надписи и знаки. Тут можно обнаружить и православные кресты, и пометки пограничников, и памятка, когда Ваня ушел на дембель. Скоро вместо этой пусть и живописной коряги (которые всегда так радуют душу) будет новенький, оборудованный по последнему слову причал. Мне кажется, это довольно символично.

Резюмируя, можно сказать: самое главное — изменить правила игры. И тогда сами собой решатся вопросы, над которыми государство бьется десятилетиями — всепожирающая коррупция, воровство, пьянство, апатия. Все то, что причисляется к недостаткам «национального характера», будет сметено одним единственным фактором — уверенностью в том, что жить, работать, сотрудничать и конкурировать цивилизованно и достойно — намного выгоднее, чем то, как Молдова живет сегодня. В этом плане Джурджулешты обещают быть самым эффективным проектом.

Источник: Puls
Обсудить