Критиканство по-молдавски

Сегодня молдавские СМИ, до этого пребывавшие в глубоком ступоре после признания независимости Косово и ожидания ответных действий России в отношении непризнанных государств постсоветского пространства, вновь обрушились с резкой критикой в адрес приднестровских властей. А почему бы нет? Россия заявила о том, что пока не исчерпана возможность решения молдо-приднестровской проблемы за столом переговоров, а, значит, признавать независимость ПМР Москва пока не собирается. А коль так, почему бы молдавским СМИ вновь не вылить ушат грязи на Приднестровье и его руководство, ведь опасность миновала и очень полезно в преддверии намечающихся переговоров выставить оппонентов в дурном свете.

Следуя этой логике, агентство «Молдпресс» опубликовало на днях статью, в которой прокомментировало заявления Президента ПМР Игоря Смирнова, сделанные им на пресс-конференции 18 марта и в интервью газете «КоммерсантЪ».

«Еще совсем недавно казалось, что приднестровские руководители, хоть и не желают возобновления переговорного процесса с Кишиневом, тем не менее, опасаются называть вещи своими именами, - пишет агентство. - Создавалось впечатление, что существует грань, которую они стараются не переходить. Теперь стало ясно, что эта грань перейдена… В своем интервью российской газете Игорь Смирнов делает сногсшибательное заявление: оказывается, если бы он подписал Меморандум Козака, то для Приднестровья это было бы «только хуже»! И это говорит Смирнов, который до сих пор обвинял Кишинев в «срыве подписания документа, который мог бы урегулировать конфликт», не упуская случая напомнить, что Меморандум Козака предоставлял Приднестровью широчайшие полномочия. И вдруг выясняется, что на самом деле он рад срыву подписания документа. Вывод однозначен: многолетний приднестровский лидер просто не хочет никакого урегулирования конфликта. Ни на каких условиях. Даже, если вариант урегулирования, как это было в случае с Козаком, предложит Россия».

Совершенно странная логика молдавских журналистов (журналистов ли?) просто поражает. Сегодня не 2003, а 2008 год. И если в 2003 году между Республикой Молдова и ПМР сложились некие не взрывоопасные отношения, то о сегодняшнем дне подобного сказать нельзя. Молдова образца 2003 года еще ратовала за присоединение к Союзу России и Белоруссии, выступала за равенство молдавского и русского языка, готова была признавать, согласно все тому же меморандуму Козака, что «Приднестровская Молдавская Республика является Субъектом Федерации, государственным образованием в составе Федерации, формирует собственные государственные органы законодательной (Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики), исполнительной (Президент Приднестровской Молдавской Республики и Правительство Приднестровской Молдавской Республики) и судебной власти, имеет собственные Конституцию и законодательство, государственную собственность, самостоятельный бюджет и налоговую систему, а также собственную государственную символику и иные атрибуты своего государственного статуса». Сегодняшняя Молдова – это государство, стремящееся интегрироваться в западные структуры, по сути, исповедующее проамериканскую политику, ратующее только за унитарное обустройство государства или, на худой конец, за предоставление Приднестровью статуса "особого автономно-территориального образования, являющегося неотъемлемой составной частью Молдовы" согласно "Закону об основных положениях особого правового статуса Приднестровского региона Республики Молдова", принятого в 2005 году. Сравнив этот закон с положениями меморандума Козака, нетрудно заметить насколько урезаны в нем права Приднестровья, где ему предлагается статус, сравнимый с гагаузским, а проще говоря, бесправного АТО, где безраздельно властвует Кишинев, а местная власть лишь номинально имеет прав не больше, чем примар любого молдавского села. И совершенно прав Игорь Смирнов, говоря сегодня о том, что для Приднестровья было бы гораздо хуже, если бы в 2003 году Молдова подписала меморандум Козака. Минувшие годы убедительно это подтвердили, как подтвердили и то, что Кишинев никогда не держал и не держит своего слова. Мы знаем печальную участь Гагаузии, поверившей в добрые намерения Молдовы и согласившейся на автономный статус в составе РМ. Какие из данных гагаузскому народу обещаний еще не нарушил Кишинев? Наверное, таких и не найдется. То же самое ждало бы и Приднестровье, если бы Воронин подписал Меморандум Козака.

Что касается заявления «Молдпресс» по поводу того, что лидер Приднестровья не хочет никакого урегулирования конфликта, то это, мягко говоря, грубое передергивание фактов. Всегда и везде Президент ПМР заявлял, что единственным справедливым урегулированием молдо-приднестровского конфликта является придание Приднестровью статуса суверенного государства. Об этом неоднократно высказывался народ Приднестровья на референдумах. И если под давлением внешних факторов ПМР все же соглашалась на тот или иной компромисс, то происходило это действительно под воздействием жесткого экономического прессинга. Но, «опыт - друг ошибок трудных», утвердил Приднестровье в мысли, что компромиссы, на которые готовы были пойти приднестровцы, ни к чему хорошему не приводят, «бисер метать» не перед кем, а потому и заявили – уступок больше не будет. А переговоры – будут, но бескомпромиссные.

Достаточно вспомнить один, оставленный без внимания молдавских журналистов, момент пресс-конференции, когда Игорь Смирнов спросил у зала: «нужно ли вести переговоры с Молдовой?», на что последовало несколько ответов: «нет». Президент ответил четко и однозначно: «А я думаю, нужно. И мы будем вести переговоры, но только на равноправной основе, при выполнении Молдовой всех ранее принятых двусторонних договоренностей и на тему выстраивания добрососедских отношений двух суверенных государств - Республики Молдова и Приднестровской Молдавской Республики».

И, по меньшей мере, вызывает улыбку следующее заявление молдавских журналистов: «Игорь Смирнов заявил, что формат «5+2» не более чем консультативный орган! Не знаем, согласятся ли с Игорем Николаевичем Россия, Украина, США и ЕС вместе с ОБСЕ, но одно уж точно: Смирнов делает все, чтобы не допустить реализации предложения президента Молдовы Владимира Воронина о возобновлении переговоров в сессионном режиме, то есть вплоть до выработки сторонами и остальными членами формата окончательного варианта модели урегулирования».

Вообще-то, стыдно молдавским журналистам не знать, что формат «5+2» действительно является консультативным органом, не подписывающим никаких ответственных документов. Переговорные стороны могут лишь давать рекомендации, а уж будут они приняты или нет – зависит от воли президентов ПМР и РМ. К тому же, не стоит забывать и о том, что в формат «5+2» в качестве наблюдателей входят представители США и ЕС, которые, вообще, не могут, в соответствии со своим статусом, принимать какие бы то ни было решения.

Полное непонимание ситуации, продемонстрированное молдавским информационным агентством, объясняет простой факт: Молдове, в которой ни разу за годы ее существования руководство не советовалось с народом, где не было проведено ни одного референдума, сложно понять, что результаты волеизъявления народа для государственных властей являются Законом, и его надо исполнять. То, что Игорь Смирнов намерен исполнять этот Закон, заслуживает только уважения. Народ Приднестровья на сентябрьском референдуме 2006 года четко и ясно заявил, что путь развития ПМР – независимость, и какое бы давление сегодня ни осуществлялось на республику, руководство не намерено сворачивать с избранного единожды пути.

Никто не снимал и не собирается снимать с повестки дня главную цель приднестровского государства и его народа. И ПМР, действительно, де-факто - признана. В Приднестровье приезжают послы зарубежных держав, в том числе, и США, с приднестровскими властями ведут переговоры на официальном уровне, в деловом партнерстве с республикой состоит полмира, с ПМР сотрудничают в экономической, культурной, научно-просветительской, духовной сферах многие страны мира. Приднестровцы - не изгои без роду и племени. И непризнанный статус государства ПМР - отнюдь не означает, что Приднестровье чем-то отличается от других держав. Поэтому Молдове, как сказал Игорь Смирнов, и в самом деле пора понять, что лучший выход для нее – признать суверенитет Приднестровской Молдавской Республики.

Обсудить