Непозволительная роскошь (политический фельетон)

Любое мало-мальски известное СМИ, даже если оно «желтое», как болезнь Боткина, любой мало-мальский повод, даже если он никаким боком не лезет ни в какие ворота, президент Молдовы Владимир Воронин использует для того, чтобы очернить Приднестровье и наговорить совершенных несуразиц по поводу, как выражаются в Кишиневе, приднестровского конфликта, который на самом деле, как ни крути, является все же молдо-приднестровским, а еще точнее, молдавским, так как именно Молдова стала зачинателем конфликта и он полностью - на ее совести.

Вот, казалось бы, саммит НАТО, решаются вопросы, связанные с жизнедеятельностью Севреоатлантического военного блока. А Воронин, как чертик из табакерки, ту как тут, и давай с НАТОвской трибуны петь старые песни, правда, отнюдь не о главном. Спасибо, хоть туфель не снял, да колотить по трибуне не принялся, как умеют это коммунисты, любящие вспоминать к месту и ни к месту мать какого-то Кузьки.

Вот так, совершенно не к месту, вылез Воронин на натовскую трибуну и без обиняков заявил, «что приднестровский конфликт (побойтесь Бога, г-н Воронин, какой уж приднестровский? Ваш, доморощенный, молдавский) на протяжении более чем 16 лет остается зоной нестабильности, подрывающей региональную безопасность».

НАТОвцы, услышав сие, от ужаса все разом, как по команде, перекрестились. Ведь «вооруженные до зубов» приднестровцы, коих насчитывается едва 500 тысяч вместе с детьми и стариками», 16 лет подрывают и подрывают региональную безопасность, а хиленькое НАТО об этом - ни сном, ни духом не знает, а, может, знает, да боится слово молвить, чтобы по шапке не получить от тех самых «вооруженных до зубов».

Воронин же, взбодрился и, видя, какую тихую панику он устроил в Бухаресте, решил добить слабонервных НАТОвцев: «Молдова по сей день продолжает быть единственным государством Восточной Европы, политически и территориально разделенным, где более полумиллиона молдавских граждан являются заложниками сепаратистского режима».

После этих слов НАТОвцы в ужасе стали прятаться под кресла. Сепаратисты взяли в заложники полмиллиона человек. Усаме Бен Ладену подобное не снилось. Сопляк Усама в сравнении с молдавскими сепаратистами, мальчик, пижон. Постой-постой, а кто ж они, сепаратисты эти молдавские, держащие в заложниках полмиллиона молдавских граждан? Вроде не приднестровцы. Те, в большинстве своем, гражданами Молдовы не являются. Выходит, в самой Молдове кто-то узурпировал власть и держит 500 тысяч заложников под дулами автоматов? Ничего не понимаем, сказали НАТОвцы из-под кресел. И Воронину, после тяжелого вздоха, пришлось пояснять, что речь идет не о самой Молдове, где он - царь-государь и Господь Бог вместе взятые, а о крошечном Приднестровье, при всем желании не способном представлять угрозу региональной, общемировой или всегалактической безопасности.

«Власти Молдавии хотят найти жизнеспособное решение приднестровской проблемы, которое должно заключаться в демилитаризации и запрете на размещение на территории республики иностранных войск и вооружений в соответствии с признанным статусом нейтралитета страны, - вещал Воронин, пока НАТОвские функционеры выбирались из-под кресел и вновь рассаживались по своим местам, недоуменно поглядывая на молдавского президента и раздумывая, кто же это мог признать нейтралитет Молдовы в течение тех трех секунд, пока их «стращали». Ведь 4 секунды назад статус нейтралитета станы еще не был никем признан. Да и кому это нужно? Признав нейтралитет, можно будет забыть о вступлении Молдовы в НАТО, после того, как она, прикрываясь своей Конституцией, все же выдавит российские войска из региона. Нет, признавать нейтралитет вредно и недопустимо, - думали НАТОвские генералы, поправлявшие сползшие на бок то ли нимбы, то ли форменные фуражки.

А Воронин, войдя в раж, продолжал сыпать откровениями, правда, отнюдь не богословскими. «Мы готовы предоставить справедливый статус Приднестровскому региону в составе суверенной, неделимой и территориально целостной Молдовы», - изрек он, и сам подивился своей наглости. «Как можно Приднестровью, требующему независимости, предоставить справедливый статус в составе унитарной Молдовы? – прополз где-то в глубине души червячок сомнения и тут же сгинул. – Ладно, НАТОвцы и не такое слышали. Главное говорить побольше о справедливости, а делать то, что моей душе угодно. Царь я или не царь?» И решил еще раз пугануть НАТОвцев: «Приднестровская проблема, - яростно выпалил он, - сохраняет почву небезопасности и нестабильности не только для территории Молдовы, но и для всего региона. Мало того, она еще остается нерешенной!»

Кто-то из НАТОвцев полез за валидолом, кто-то под стул, кто-то за носовым платком, чтобы протереть вспотевшую шею. Воронин же, понимая, что он ухватил быка за рога, поспешил продолжить свою мысль: «очевидны региональные последствия конфликта, создаваемые препятствия при модернизации Молдовы, а также взаимосвязь приднестровской проблемы с такими актуальными для международной безопасности темами, как ДОВСЕ, расширение НАТО, системы противоракетной обороны в Европе или случай Косово». Бен Ладен, осознав после этих слов, что он больше не террорист № 1 в мире, пошел делать себе харакири.

А Воронина уже несло, он говорил так, будто каждое слово вколачивало гвоздь в гроб приднестровской государственности. «Спустя 17 лет после провозглашения своей независимости Молдова хочет поддержки международного сообщества во избежание деструктивной полемики по поводу ее национальной идентичности и нынешних рубежей, чтобы иметь возможность сосредоточиться на осуществлении своих проевропейских стремлений, а также для, как можно более активного, вовлечения всех сторон с целью признания конституционного нейтралитета Молдовы и продвижения реинтеграции страны на основе международного права».

Ну, еще бы! После Косово нервы у молдавского Президента расшатались. Он прекрасно понимает, что Запад, признав независимость Косово, косвенным образом признал несостоятельными территориальные претензии Молдовы на земли, которые, как ни крути, ей никогда не принадлежали, и достались Молдове, как сыр вороне из известной басни Крылова. Понимая, что этот сыр могут у нее сегодня отобрать, Воронин и решил попросить помощи у НАТО, дескать, защитите нас, бедных, от произвола, который вы сами и творите. Я вас разве просил Косово признавать, а вы мне такую свинью подложили. Так что, господа хорошие, вы виноваты, вам меня и отмазывать. И если это удастся, «Молдова могла бы стать успешным примером в сфере урегулирования "замороженных" конфликтов, государством безопасности и процветания, сумевшим задействовать все имеющиеся инструменты для определения мирного решения приднестровского конфликта», - гордо вскинув подбородок, завершил свою речь молдавский президент. В зале повисла тишина. А кто ж вам мешал все эти годы стать государством безопасности и процветания? – думали в унисон НАТОвцы, - не вы ли грабили собственную страну, сделав из нее самую нищую в Европе? Кто мешал вам развиваться на подконтрольных вам территориях? Да, Приднестровье жирный кусок, но разве оно виновато в вашей нищете и бесправии народа, вынужденного все чаще обращаться в Страсбургский суд, дабы защитить свои права? А, может, это приднестровцы посадили в ваши тюрьмы ваших политзаключенных, пытали Бургуджи, закрывали неугодные СМИ? Нет. Так что пенять ни на кого не надо. Хотя, вряд ли думали об этом НАТОвцы, так как уж им-то точно все равно, что будет происходить и с молдавским, и с приднестровским народами. А вот Воронину стоило бы хорошенько подумать, прежде чем взбираться на НАТОвскую трибуну. Впрочем, не будем требовать от человека невозможного. «Думать» сегодня в молдавских эшелонах власти – непозволительная роскошь.

Обсудить