Сергей Назария: Значение Джурджулештского терминала в деле укрепления внешнеэкономической независимости Молдовы

У нас один стратегический курс – интеграция в Европу посредством сближения со всеми европейскими государствами, однако нашим стратегическим партнёром навсегда остаётся Россия.


Многовекторность – вот залог эффективности внешнепо¬литического курса нашей республики. Как многократно утвер¬ждал Владимир Во¬ронин, наша внешняя политика там, где присутствуют на¬ши интересы. Что-либо более здравого трудно предположить. У нас один стратегический курс – интеграция в Европу пос¬ред¬с¬твом сближения со всеми европейскими государствами, однако нашим стра¬тегическим партнёром навсегда остаётся Россия. И в данном пос¬ту¬лате нет ни малейшего внутреннего противоречия, т.к. Россия также является европейской державой, важнейшей стратегической целью которой остаётся интеграция в Европу.


Наше дальнейшее укрепление отно¬шений с Россией означает не отход от Европы и европейских цен¬ностей, а сближение с Европой и укрепление нашей независимой государственности. Более того, в Плане действий Европейского союза для России от¬мечается, что он выступает за создание зоны свободной торговли, кото¬рая охватывала бы территории России и Евросоюза. Образовав единое прост¬ранство свободной торговли с РФ, мы автоматически получаем и свободный доступ на европейские рынки, хотя, в принципе это воз¬можно и без России. Последнее стало частично реализовываться в результате соглашения нашей страны об асимметричной торговле с ЕС.

Однако, для практической реализации вышеуказанного на нашем пути были и остаются многие препятствия, в том числе отсутствие до последнего времени прямого доступа Молдовы, минуя территорию других стран, к морским коммуникациям. С вводом в строй проекта по строительству Джурджулештского терминала и соответствующей нефтеперерабатывающей и транспортной инфраструктуры данная проблема, похоже, может решиться в нашу пользу, а это перспективные инвестиции в молдавскую экономику и получение хороших прибылей. И главное – это прекрасный шанс для Молдовы на порядок повысить степень своей экономической безопасности и независимости.

Во-первых, появление данного порта позволит нам резко снизить нашу экспортную геоэкономическую зависимость от сухопутных путей через Украину и Румынию. Через Дунай и Чёрное море мы сможем свободно выйти на наши традиционные рынки в Россию и на новые к любому морскому порту в любом районе мира (лишь бы это являлось экономически рентабельным), а также вверх по Дунаю – в страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Кроме того, «водный путь» для экспорта нашей продукции будет многократно дешевле, а это, в свою очередь, значительно удешевит её и сделает более конкурентоспособной.

Во-вторых, мы получаем возможность разнообразить наши источники энергоресурсов и этим снизить энергетическую зависимость Молдовы от России. Это не только повышает степень нашей геоэкономической независимости, но и позволяет снизить затраты на потребляемое топливо, что также даёт экономические преимущества молдавской продукции на мировых рынках, т.к. снижает её себестоимость.

И последний аргумент, правда, пока лишь гипотетический. Речь идёт о предполагаемом экономическом взаимодействии нашей страны с некоторыми государствами, например, с Узбекистаном. Речь идёт о создании в ближайшей перспективе совместного молдо-узбекского предприятия, которое занималось бы полным «хлопковым» циклом – от поставок сырья через тот же Джурджулештский порт и до производства (на территории Молдовы) и реализации (в основном за рубежом) швейных изделий из хлопка.

Дело в том, что до настоящего времени весь хлопок для текстильной промышленности стран бывшего советского блока, как и в годы социализма, поступает из Средней Азии, в основном из Узбекистана. Поэтому есть смысл создать в Молдове главную для всего восточного и юго-восточного региона Европы снабженческо-перевалочную «хлопковую» базу. Это реально, так как ничего подобного на Балканах и во всей Восточной Европе не существует. Если Молдова опоздает с реализацией данного предложения, такая база может быть создана где-нибудь в другом месте, например в Румынии.

Тот факт, что такой проект вполне реалистичен, определяется несколькими соображениями: во-первых, вдохновляющими были первые попытки нынешнего молдавского руководства во главе с В.Н. Ворониным по возрождению молдавской промышленности в 2001-2004 гг.; во-вторых, само географическое положение Молдовы удобно для такого рода деятельности – выход к Дунаю через Джурджулешты, общая граница с Румынией и другие факторы.

Создав такую базу в Молдове, республика выигрывает многократно. Экономически – это инвестиции в промышленную и транспортную инфраструктуру, это новые рабочие места (возможность возврата домой из западных стран и России тысяч граждан), это поступления в бюджет и решение ряда социальных программ. Это выгодно также и политически нынешнему молдавскому руководству, т.к. новые рабочие места являются лучшим доказательством состоятельности власти и с неизбежностью привлекут дополнительные голоса на выборах. Геополитически – это возможность экономического «давления» через Джурджулешты на Румынию, Украину и на другие страны; это дополнительный рычаг и в решении приднестровского вопроса.

Чтобы быть убедительнее, приведём такой пример: тонна хлопка стоит более 1500 $, а Тираспольский ХБК потребляет ежедневно не менее 50 тонн. В год это только хлопка более чем на 20.000.000 $ и лишь для одного предприятия. А если пропустить через Молдову весь потребляемый Европой среднеазиатский хлопок? Это же сотни миллионов долларов в год или даже более! Даже если лишь несколько процентов от этой суммы пойдут на нужды республики в виде комиссионных – это уже серьёзные средства. Однако, как мы уже отметили выше, это и инвестиции, и рабочие места, и, что ещё важнее, это убедительный пример открытости и деловой способности нашей республики в глазах европейского бизнеса.

При решении предлагаемого проекта следует иметь в виду и следующее обстоятельство: цена хлопка высокая, поэтому его покупатели не просто богатые, а очень богатые люди и страны. Если в Молдове будет создана крупнейшая хлопковая база, она автоматически станет своеобразным «магнитом» для этих людей, обладающих огромными капиталами (месячное потребление сырья лишь на одной, средних размеров, фабрике превышает 1000 тонн). А объёмы подписываемых ими контрактов огромны, ведь никто не заключает контракт на месяц – расчёты ведутся не менее, чем на год вперёд (это 10-12 тыс. тонн и более, что составляет не менее 15 млн. долларов США). Более того, Молдова станет не просто местом, где будут заключаться крупные сделки, но и «объектом» иностранных инвестиций.

Поясним данную мысль на одном примере: некоторое время тому назад у нас состоялся примечательный разговор с одним итальянским бизнесменом, покупателем нашей продукции. Так вот, он говорит: «Зачем мне везти хлопок на большие расстояния в Италию, в этой стране нанимать молдаван, платить им по итальянским критериям, а затем экспортировать готовую продукцию в страны Восточной Европы? Не лучше ли организовать производство где-нибудь в Молдове, что даст мне огромную экономию средств и времени?» Однако это не единственный пример такого рода и учитывая молдавские мощности и традиции швейного производства, квалификацию молдавских рабочих и инженеров, дешевизну рабочей силы и энергоресурсов в Молдове (по сравнению с европейскими странами), присутствие здесь мощной сырьевой базы (создаваемой будущей совместной молдо-узбекской фирмой) и географическую близость нашей производственной базы к европейскому потребителю, есть серьёзные предпосылки считать, что это привлечёт солидного западного инвестора в республику. Следует только создать ему выгодные условия для этого и обеспечить безопасность бизнеса на территории Республики Молдова. Таким образом, реализация данного проекта станет своеобразным «магнитом» в деле дальнейшего привлечения иностранных инвестиций в республику.

И ещё – все торговые операции молдо-узбекской фирмы, вне зависимости от маршрутов их следования и страны-покупателя будут проходить исключительно через молдавские банки, а страхование всех контрактов будет осуществляться исключительно молдавскими страховыми компаниями. Эти дополнительные, и очень немалые, деньги будут идти в Молдову. Также имеет значение и тот факт, что транспортировка и доставка грузов к месту назначения планируется осуществляться молдавскими транспортными компаниями. В этом контексте и в свете изложенного выше, было бы очень полезно заключение соответствующих годовых контрактов, в первую очередь по обеспечению доставки грузов всем покупателям (клиентам) хлопка.

В годы президентства Мирчи Снегура часто говорилось о превращении Молдовы в «Балканскую Швейцарию», что вообще-то никто всерьёз не воспринимал. Однако, при правильном подходе, нельзя исключить возможности становления в Молдове серьёзного центра по финансовому обеспечению некоторых международных сделок с определённого рода товарами, в первую очередь с хлопком. Для сравнения приведём следующий пример: Англия не производит чая, однако является одним из крупнейших его мировых экспортёров. Почему бы Молдове не стать крупным экспортёром (европейского масштаба) хлопка и изделий из него?
Кроме того: та же Великобритания, являясь далеко не крупным нефтедобывающим государством, обеспечивает через Лондонскую финансовую биржу большую часть операций с нефтью и нефтепродуктами на европейском континенте, и не только. Почему же Молдове, благодаря строительству собственного порта, не стать крупнейшим финансовым центром по обеспечению «хлопковых» и «нефтяных» операций?

Далее. Данная деятельность не только будет объективно способствовать решению приднестровского вопроса, но и после его решения станет одним из тех факторов, которые будут содействовать консолидации территориальной целостности Республики Молдова. Дело в том, что более 12 тыс. работников Тираспольского ХБК и швейной фабрики города Тирасполя, а также их семьи будут кровно заинтересованы в хлопке. А это мощнейшая сила в деле консолидации молдавской государственности, ведь хлопок-то «молдавский», со всеми вытекающими из этого экономическими и политическими последствиями. Кроме того, Тирасполький ХБК являлся в своё время и одним из крупнейших налогоплательщиков, и поэтому восстановление его деятельности выгодно всем без исключения тираспольчанам.

В этом контексте, полномасштабное и бесперебойное снабжение «молдавским» сырьём Тирасполького ХБК становится условием восстановления территориального единства Молдавской республики. Учитывая тот факт, что более 12 тыс. чел. из-за отсутствия сырья являются безработными, а их семьи остаются без стабильных источников существования, данный проект, по нашему мнению, должен с неизбежностью сказаться положительно на процессе восстановления территориального единства Республики Молдова. Таким образом, от этого выиграют все. Это реальный шанс способствовать процессу экономического возрождения Молдовы и созданию того «мостика между Востоком и Западом», о котором в нашей республике так часто говорят.
Раскрывая данные перспективы, следует особо подчеркнуть: реализация данных и других подобных проектов принесёт государству только дивиденды. Хотя для этого потребуются серьёзные инвестиции. А тот факт, что они нашлись для строительства дунайского порта ещё раз свидетельствует о их реалистичности.

Кроме того, данный порт раскрывает новые перспективы и для развития взаимоотношений Молдовы с Российской Федерацией. К примеру, в качестве приоритетных отношений с Россией, помимо общегосударственных, следует развивать связи – торговые, в области инвестиций, миграции рабочей силы и т. д. – с её регионами. И основным, а главное прямым, путём для реализации данных проектов становится морской молдо-российский мост через Джурджулешты.

Всё это, бесспорно, положительно отразится на внутриполитическом и социально-экономическом положении нашей республики. Так, зная о том, что в Баренцевом море открыты (ещё с середины 80-х гг.) запасы нефти, сравнимые по объёму, дешевизне и качеству с находящимися в зоне Персидского залива, и в ближайшем будущем начнётся их эксплуатация (предполагаются инвестиции в этот проект западноевропейских компаний – в первую очередь норвежских и английских – в десятки миллиардов американских долларов), нам следует разработать специальную программу по сотрудничеству с Мурманской и Архангельской областями, а также с теми регионами, которые будут поставлять промышленное оборудование для реализации данного проекта. А таких регионов в одной только России не один.

Это касается и взаимоотношений Республики Молдова с рядом российских компаний, в первую очередь газо- и нефтедобывающих, которые занимаются экспортом товаров транзитом через нашу территорию. Необходимо разработать чёткую, рассчитанную на долгосрочную перспективу политику в отношении таких компаний и в этом аспекте реализация Джурджулештского проекта лишь усилит нашу привлекательность.

И последний аспект затронутого нами вопроса – это связи внутренних районов страны с создаваемым портом. Важнейшим для этого средством является, естественно, строительство железной дороги. Без неё весь проект теряет смысл. Но не для Молдовы. Не нужны ни данный порт, ни, соответственно, наша экономическая независимость нашим дружественным странам – Украине и Румынии. Для них в этом смысле мы конкуренты – и для Рени, и для Галаца. Поэтому лучшим методом, если не торпедировать, то хотя бы затормозить реальное введение в действие Джурджулештского порта – это застопорить строительство связывающей его с Молдавией железнодорожной ветки. В этом контексте, иначе чем лоббированием чужих интересов, противодействие некоторых парламентариев данному проекту не назовёшь.

Но будем надеяться, что и эти, искусственно создаваемые, препятствия останутся позади. Именно таковы должны быть наши внешнеполитические подходы и в отношении Запада, а также стран ЦВЕ: прагматичные, исходящие из наших национальных интересов и безопасности государства.
Таким образом, наш вывод о необходимости для Молдовы осуществлять многовекторную внешнюю политику, которая должна быть там, где у неё есть интересы, является единственно верным и именно это пойдёт на благо подавля¬ю¬ще¬му большинству граждан нашей страны. Будем надеяться, что это понимание придёт ко всем молдавским политикам, что именно на этом может быть построен консенсус всех политических сил.


Сергей Назария, руководитель Центра стратегического анализа
и прогноза Республики Молдова, доктор хабилитат политических наук

Обсудить