Траян «Младший» продолжает удивлять европейскую общественность

Такой вот странный и чудовищный «политический торг». Вроде и нет в природе суверенного государства Республики Молдова. Вроде бы государственный суверенитет Украины над Буковиной и Закарпатьем вообще не существует.

Мы уже неоднократно отмечали, что румынский Президент Траян Бэсеску то и дело удивляет молдавскую и международную общественность некоторыми своими, мягко говоря, экстравагантными заявлениями.

То он, «по доброте душевной», предлагает молдаванам, «войти в Европу» в составе Румынии (несмотря на то, что дохловатый бухарестский Боливар вряд ли вынесет двоих). То он потрясает историческую науку заявлением о том, что «единственной ошибкой» Иона Антонеску было его решение, вместе с Гитлером двинуть своё воинство «освобождать румынские земли» восточнее Днестра. То вдруг весь мир узнаёт от него, что в Молдове, оказывается, «проживают 4,5 миллиона румын». И кто его знает, что ещё может выдумать резвящийся в президентском кресле господин Бэсеску, который «с легкостью необыкновенной» принимает важные политические решения, требующие вдумчивого подхода и предельной осторожности.

В то время как весь демократический мир смотрит сегодня на Бухарест с чувством недоумения и нарастающей тревоги за психическое состояние румынского президента, для наших местных национал-радикалов (точнее сказать, неофашистов), такие заявления - словно бальзам на душу. Они спят и видят новую «Великую Унирю», причём без всяких там, как говорил кондукэтор Ион Антонеску, «мерзавцев» - инородцев («lifte», как он называл представителей национальных меньшинств). «Униря – и баста!», а там, хоть трава не расти.

И, надо сказать, румынский президент Траян Бэсеску оправдывает надежды молящихся на него молдавских унионистов. Вот и сейчас он откровенно поставил под сомнение давно назревшую необходимость подписания с Молдовой Базового политического договора и Договора о государственной границе. Более того, он даже предложил произвести «чёрный территориальный передел» между Республикой Молдова и Украиной по принципу: «тебе половина, и мне половина», имея в виду, что Приднестровье, «отдав» его Украине, он «обменяет» на Буковину и Закарпатье.

Такой вот странный и чудовищный «политический торг». Вроде и нет в природе суверенного государства Республики Молдова. Вроде бы государственный суверенитет Украины над Буковиной и Закарпатьем вообще не существует. Так и видишь вошедшего в раж господина Бэсеску с портновскими ножницами у карты Европы, кромсающего её территорию, словно сказочный «храбрый портняжка», который, как известно, «одним махом семерых убивахом», и «пришивающего» к «Великой Румынии» то один, то другой понравившийся ему лакомый кусочек, отрезанный от других стран.

Возникает, однако, резонный вопрос: Что, разве румынский президент Бэсеску не понимает, что подобными своими заявлениями он провоцирует международный скандал, сталкивает лбами Бухарест с Киевом, с Кишинёвом и со всеми другими, признающими границы Украины и Молдовы, государствами, а также прямо способствует возрождению реваншистских претензий со стороны румынских шовинистов к этим независимым государствам?

Для любого объективного и здравомыслящего аналитика понятно, что подобные заявления румынского президента означают ничто иное, как фактическое непризнание Румынией самого факта существования независимого и суверенного Молдавского государства. А следовательно, усиливают политическую нестабильность в регионе, провоцируют прорумынскую националистическую нетерпимость в Республике Молдова и толкают на антигосударственные действия всех тех, кто, формально являясь гражданами Молдавии, не признают законность и правомерность её существования.

Что касается трезвомыслящих европейцев, то подобные экстравагантные высказывания румынского президента Траяна Бэсеску шокируют их своей агрессивностью и потенциальной опасностью начала нового передела границ. Они понимают, что это может привести к кровавым вооруженным столкновениям. Для большинства граждан нашей республики эти высказывания ещё и глубоко оскорбительны, так как, фактически, означают непризнание нашего государства властями соседней страны.

Ведь, если Антонеску «ошибся», как считает Бэсеску, только в том, что форсировал Днестр, то отсюда вытекает весьма недвусмысленный вывод, что, перейдя Прут, он всего лишь «освободил» истинно румынскую землю Бессарабию. Следовательно, для Бэсеску, Республика Молдова, признанная всем миром в качестве независимого и суверенного государства, на самом деле, есть ничто иное, как «румынская земля», в то время как молдавская независимая государственность в глазах официального Бухареста абсолютно нелегитимна.

В общем, это та самая старая-престарая песня заскорузлых румынских шовинистов, которой «нет конца» и которую пытается вновь «начать сначала» господин Бэсеску. Песня о «славном восточном походе» румынской армии. О том, чем это поход закончился, господин Бэсеску и другие румынские унионисты, к сожалению, забыли. Или делают вид, что забыли. Иначе вряд ли и сам Бэсеску, и другие официальные, полуофициальные и неофициальные лица из числа румынских шовинистов стали бы с таким энтузиазмом пропагандировать идею возрождения печальной памяти «România Mare» и мечтать о лаврах «объединителя румынских земель» Иона Антонеску, объявленного военным преступником и казненного после войны по приговору суда военного трибунала.

В действительности же, пропагандистский тезис о якобы «справедливой» войне «за освобождение исторических румынских территорий» опровергают даже официальные документы самого румынского фашистского правительства.
Так, например, на заседании Совета Министров Румынии от 8 июля 1941 года заместитель премьера и «профессор международного права» Михай Антонеску, комментируя статус захваченной румынскими войсками территории Молдавии, сказал буквально следующее: «Столько времени, сколько продолжаются военные действия, румынское государство не издало декрета об аннексии этих территорий, мы лишь занимаемся их обустройством. Мы находимся в состоянии военной оккупации, а не оккупации, как способа захвата территории. Таким образом, здесь осуществляется суверенитет оккупанта, а не суверенного государства. До того момента, когда мы сделаем формальную декларацию об аннексии, а это нельзя сделать до завершения военных действий или хотя бы до того, когда станет ясно их близкое окончание, до того, с точки зрения чистого права, мы находимся в состоянии военной оккупации и установленный здесь режим может руководствоваться лишь законами военного времени».

Другими словами, даже высшее руководство фашистской Румынии понимало, что территория Бессарабии (так они называли Молдавию) является, с точки зрения международного права, оккупированной территорией. Сегодня же не желают понимать этого только меднолобые нацистские маргиналы или, на худой конец, мотористы с устаревших румынских пароходов прошлого века. А ему, как главе Румынского государства, эти вещи следует хорошо знать и воспринимать такими, какие они есть, а не как ему хочется. При условии, конечно, что он осознаёт свою ответственность перед своим народом и историей.

Поскольку всё ещё продолжают появляться спекуляции относительно истинной позиции румынского руководства в июньские дни 1940 года, сошлёмся на суждение одного, весьма осведомлённого, деятеля официального Бухареста той поры.
28 августа 1940 года премьер-министр Румынии Ион Джигурту писал германскому министру иностранных дел Иоахиму Риббентропу: «Бессарабия объединилась с Румынией в конце первой мировой войны… Мы не боролись за это объединение и, между прочим, это объединение не было одной из целей, которые мы преследовали в великой войне. Поэтому… понятно, почему наш народ согласился с уступкой (Бессарабии) безо всякой борьбы».
В 1940 году высшее военно-политическое руководство Румынии капитулировало перед советским ультиматумом и уступило без борьбы провинции, которые до этого считало «исторически румынскими». Румыния уступила Советскому Союзу без малейшего, хотя бы символического, сопротивления более 50 тыс. км2 территории с населением около 4 млн. человек.
Но ведь, вполне очевидно, что если румынское государство, действительно, считало Бессарабию своей «исторической землёй», «плотью от плоти страны», тогда следовало защищать её любой ценой и любыми жертвами, как защищает мать своих детей.
Тот факт, что этого не случилось, убедительно доказывает, что Бессарабия была «нелюбимым ребёнком» Румынии, чужой дочерью румынской «Родины-матери» и, фактически, в течение 22 лет оставалась полуколонией, из которой «старое королевство» всё только брало, не возвращая взамен ничего.
А ведь давно известно, что то, что не защищаешь, более тебе не принадлежит. Так что, если до июня 1940 года Румыния ещё имела какие-то «исторические» и «моральные» – но никак не правовые – основания претендовать на территорию Бессарабии, пусть и непризнанные всем мировым сообществом, то события июня 1940 года рассеяли их окончательно.
А 10 февраля 1947 года в Париже были подписаны мирные договоры с бывшими европейскими союзниками гитлеровской Германии – Италией, Болгарией, Румынией, Венгрией и Финляндией. Посредством этих договоров были узаконены территориальные изменения, произошедшие после Второй мировой войны, включая и нынешнюю границу между Румынией и Республикой Молдова.

Если отбросить неуместные в данной ситуации эмоции и рассуждать трезво и здраво, то становится понятным, что летом 1941 года Молдавия была не «освобождена» напавшими на СССР войсками Гитлера и Антонеску, а элементарно захвачена и оккупирована.

Естественно, сегодня сложно сказать, о чём именно думали бессарабцы в 1940 году, но всё же есть немало оснований утверждать, что если бы тогда был проведён референдум, на котором население Бессарабии свободно, без давления, под международным контролем имело бы возможность выразить свою волю, то по его итогам бессарабцы не остались бы в составе Румынии.

Так что оставьте нас, наконец, уважаемые соседи, с вашими назойливыми сказками об «освобождении» нашей страны, так как ни Гитлер, ни Антонеску «освободителями» Молдавии никогда не являлись. И господину Бэсеску тоже не следует претендовать на эту роль, как и на роль нашего «адвоката» в Евросоюзе или «объединителя страны», тем более, что никто из нас его об этом не просил.

Если следовать логике президента Бэсеску и других румынских унионистов, то Республи¬ка Молдова, которую наши оппоненты окрестили колониальным наименованием «Бесса¬рабия», является «румынской землёй, освобождённой в 1941 году». В таком случае, естественно, молдавская независимая госу¬дарственность является в их глазах «незаконной», так как наша страна якобы представляет из себя всего лишь «состав¬ную часть» другого, «законного» государства, то есть является «плотью от плоти Румынии».
Таким образом, исходя из этой несостоятельной во всех отношениях и порочной унионистской «логики», Республика Молдова – это всего лишь «незаконное, искусственное образование», не имеющее права на существование, которое срочно необходимо «воссоединить с Родиной-мате¬рью - Румынией».

В общем, не нравится Траяну Бэсеску независимая Республика Молдова. Не согласен он с вердиктом стран антигитлеровской коалиции, объявившим бравого маршала Иона Антонеску военным преступником, а его поход через Прут и Днестр – участием в гитлеровской агрессии. Не правы, по его мнению, члены антигитлеровской коалиции и в том, что признали в качестве восточной границы Румынии реку Прут, подписав в 1947 году в Париже с ней мирный договор.

Таково мнение, однако, не только одного Траяна «Младшего» (не путать с римским императором – Траяном Старшим), но и его посла в Кишинёве Филиппа Теодореску, который тоже твердит о «незаконности» Парижских договоров 1946-1947 г.г. Всё это можно расценить лишь как очередную попытку официального Бухареста пересмотреть итоги Второй мировой войны, чтобы снять с румынских правителей ответственность за участие в ней на стороне Гитлера и за совершённые румынской военщиной преступления против человечности, включая уничтожение сотен тысяч советских граждан еврейской национальности.

Не правы, по мнению Траяна «Младшего», и лидеры ведущих государств мира, которые в Хельсинки в 1975 году и Париже в 1990 году подтвердили принцип незыблемости послевоенных границ в Европе. Не согласен он и с решением ООН о принятии в свои члены Республики Молдова в 1992 году. Нет, явно поспешили господа из ООН. Не дождались избрания Траяна Бэсеску президентом Румынии. А уж он-то сумел бы им разъяснить, что они крупно ошибаются, что никакой Республики Молдова вообще нет, а есть только «Бесарабия», то есть «часть Румынии», которую и следует ей вернуть. В этом же ключе следует рассматривать и стремление Бухареста «восстановить» деятельность румынской церкви на территории «Бессарабии и Транснистрии».

Хотелось бы, однако, напомнить явно зарапортовавшемуся господину Бэсеску и другим румынским любителям «аншлюсов», чем кончили их бесславные предшественники: одного повесили партизаны вниз головой в Северной Италии в феврале 1945 года, другой принял яд в Берлине 30 апреля 1945 года, третий казнен по приговору военного трибунала в Бухаресте в 1946 году. Неужели нынешние бухарестские унионисты намерены продолжить этот список, предъявляя территориальные претензии уже не только к Молдове, но и к Украине?

А им бы, между прочим, стоило крепко задуматься над тем, что, в таком случае, со стороны соседей Румынии также могут быть предъявлены территориальные претензии уже к ней самой. Например, на Добруджу, Трансильванию, Банат. Да и румынская часть Молдовы - это исконные земли исторического Молдавского княжества Штефана Великого. Поэтому с нашими запрутскими братьями-молдаванами мы согласны в любой момент воссоединиться в составе единого молдавского государства.

Хорошо ещё, что бухарестский Траян «Младший» не занялся пока ещё решением проблемы «восточных германских территорий» - Эльзаса и Лотарингии, а также Западной Украины и Западной Белоруссии, Крыма, Судет, Южного Тироля, либо вообще восстановлением всех владений Римской империи времён Траяна Старшего. Впрочем, нет предела совершенству. У него ещё всё впереди. Если, конечно, румынские избиратели, напуганные бонапартизмом своего президента, не откажут ему в доверии и не отправят его досрочно в отставку, или прокатят на следующих выборов.

Для прояснения некоторых, весьма важных, позиций, вовсе не случайно остающихся «за кадром» в бухарестских учебниках «Истории румын», напомним господину Бэсеску о том, что на заседании румынского правительства 6 октября 1941 года его кумир Ион Антонеску заявил: « я уже исключил жидов и медленно, медленно вытесню и остальных чужаков… Моей целью является политика очищения румынской расы, и я не думаю отступать ни перед каким препятствием на пути реализации этого исторического устремления нашего рода. Если не воспользуемся сложившейся сегодня международной и европейской ситуацией для очищения румынского рода, упустим последнюю возможность, предоставленную нам историей. И я не хочу её упускать, т.к. если упущу, буду проклят будущими поколениями. Могу вернуть в лоно Родины-Матери и Бессарабию, и Трансильванию, однако, если не очищу румынский род, то ничего не сделаю, т.к. не границы определяют силу рода, а расовая однородность и чистота. И именно этого я добиваюсь в первую очередь».

Как известно, подобная политика столь уважаемого сегодня президентом Румынии Бэсеску фашистского деятеля Антонеску однозначно квалифицируется современным международным правом как геноцид и этнические чистки, то есть тягчайшее преступление перед человечеством.
Неужели господину Бэсеску неизвестно, что в Кишинёве, в первые дни «освобождения» в 1941 году, граждан еврейской национальности убивали на улицах, женщин насиловали, детей кололи штыками, а сотни трупов выбрасывали на улицу на растерзание собакам? Что в течение двух месяцев 1941 года только в «освобождённой» Бессарабии было уничтожено более 150 тысяч евреев? Что жертвами массовых расстрелов, сожжения живьём, истребления голодом, холодом и болезнями стали около 600 тысяч евреев, цыган, молдаван, украинцев, русских, болгар, гагаузов и других «мерзавцев» («lifte»)?
Или он, может быть, считает, что это тоже всего лишь «ошибка»? Или даже «справедливое возмездие» за «плохое» отношение этих людей к «доблестной» румынской армии и «честнейшей» румынской оккупационной администрации? Ведь, если послушать, например, «самого честного», «самого принципиального» и «самого объективного» и, естественно, «самого крупного бессарабского историка» Анатола Петренко, то, евреи, например, «получили по заслугам», потому что «оскорбляли» покидавших в июне 1940 года Бесарабию румынских солдат и сотрудничали с Красной Армией и новой советской администрацией в 1940 – 1941 г.г.

А ведь, если бы мы жили в действительно демократической стране, где законы не только принимаются, но и исполняются, то за такие чудовищные в наши дни заявления сам господин Петренко немедленно получил бы «по заслугам», то есть загремел на тюремные нары по обвинению в пропаганде геноцида и разжигании межнациональной ненависти. Пока же Республика Молдова «правовым государством» является только на бумаге, а потому господин Петренко, как ни в чём ни бывало, продолжает писать школьные учебники и воспитывать молдавских детей в духе «высоких европейских ценностей».

Кстати, не от бессарабского ли румына А. Петренко, или, может быть, от Г. Бузату & С0 позаимствовал румынский президент Траян Бэсеску мысли о якобы «безгрешном и безошибочном» кондукэторе Ионе Антонеску? Уж больно схожи его речи с сомнительным «творчеством» на ниве переписывания истории этих господ, по логике которых, нет ничего страшного в том, что «добропорядочный» гитлеровский подручный Антонеску истребил «каких-то шестьсот тысяч евреев», а заодно и других «клопов», как выразился министр в правительстве Антонеску – некто Ион Сикитиу, «очистил румынскую землю от «мерзавцев», и всех делов-то.

Как бы там ни было, но из румынского президента Бэсеску так и прёт горячая любовь к «национальному герою» («erou al neamului») и «народному мученику» земли румынской, великому кондукэтору Иону Антонеску. Осталось лишь ему и всему румынскому правительству облачиться в зелённые рубахи «Железной гвардии» и хором спеть гимн «Святая легионерская молодость». Так сказать, для полноты картины. А потом приступить к «выведению клопов» и уничтожению «мерзавцев».

Тем более, что в присутствии господ Петренко, Дабижа & С0 и в отсутствие каких либо возражений со стороны господ Бэсеску & С0, на одном из заседаний Ассоциации историков другой знаменитый историк (ну, конечно, не столь «крупный», как Петренко) господин А. Морарь уже зачитал список «изменников и врагов румынского рода». А лауреат премии «Ленинского комсомола», известный поэт и гуманист (прославившийся после 1991 года своей «гуманистической», поэмой «Rusoaicele»), член Румынской Академии Н. Дабижа предложил сжечь книги «врагов», а их самих лишить учёных званий. Замечательное, надо сказать, предложение, особенно в свете «истинных европейских ценностей», якобы внедряемых сегодня в Республике Молдова. Ещё хорошо, что до практического «уничтожения врагов румынского рода» в Кишиневе дело пока не дошло. Впрочем, щедро финансируемые Бухарестом бессарабские «национал-демократы» унионистского разлива в Молдове вполне могут «дозреть» и до этого, поскольку никто пока не дал им по рукам и не призвал к ответу за их мракобесные писания и заклинания.

Румынскому президенту Траяну Бэсеску, явно увлекшегося опасными попытками реабилитации палача и военного преступника Иона Антонеску и популяризации его «заслуг» по «объединению исконных румынских земель», надо бы всё-таки ознакомиться с решениями Ялты, Потсдама, Нюрнберга, Хельсинки, с результатами работы комиссии Визеля. Ему надо бы вспомнить и о том, что само Румынское государство не только признало свою ответственность за Холокост, но и приняло соответствующие законы, карающие тюремным заключением за подобные высказывания.

Хорошо известно, однако, что другие румынские президенты – предшественники Бэсеску - вовсе не идеализировали каннибала Антонеску, что далеко не вся румынская элита выдвигает территориальные претензии к соседям. Известный румынский историк Е. Мезинческу, например, по вопросу о реабилитации И. Антонеску пишет: «Подчёркивание высокого процента выжившего еврейского населения Румынии как основания для реабилитации Иона Антонеску... кажется мне равнозначным предоставлению смягчающих или оправдательных обстоятельств некоему убийце, который, проникнув в дом мирных граждан, убивает только половину или только две трети членов семьи. Вместо того, чтобы осудить и посадить его за совершённые преступления и беззакония, данного убийцу суду следовало бы поздравить за проявленное чувство умеренности и – почему бы и нет? – человечности! Более того, ему следует компенсировать причинённые во время следствия и предварительного заключения неудобства и покорно извиниться перед ним».

Не следует игнорировать господину Бэсеску и тот факт, что 12 октября 2004 года президент Ион Илиеску официально признал вину румынского государства за Холокост, что свидетельствует о начале морального очищения румынского общества. Нельзя не согласиться со словами Иона Илиеску о том, что «нельзя забывать или принижать трагедию нашего недавнего тёмного исторического прошлого, когда румынские евреи стали жертвами трагедии Холокоста… Нельзя забывать, что Антонеску пришёл к власти при поддержке легионеров, был союзником Гитлера, втянул страну в войну, обошедшуюся ей в 600 тысяч жизней. Лишены основания попытки представить его освободителем Буковины и Бессарабии».

Так стоит ли сегодня Румынии вновь возвращаться в это проклятое «тёмное прошлое»? Вы ведь, domnule Băsescu, не только своих румын, но и нас, молдаван собирались, кажется, вести в Евросоюз. А теперь, вдруг, принялись уже и за украинцев. Неужели же под чёрным флагом преступника Иона Антонеску?

Тогда объединяйтесь, лучше, с господами Петренко и Бузату. Симпатичная будет компания. Все свои, «единомышленники». И не просто реабилитируйте Иона Антонеску, но ещё и причислите этого палача и каннибала, которого вы все считаете «объединителем румынских земель», к лику святых. Чтобы ни у кого больше не оставалось сомнений в том, что вы все из себя представляете и чего от вас можно ожидать и Румынии, и Молдове.
Обсудить

Другие материалы рубрики